ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Шаги Командора
[Не]правда о нашем теле. Заблуждения, в которые мы верим
Личный тренер
Тысяча бумажных птиц
Статистика и котики
Колыбельная звезд
Чудо любви (сборник)
Мопсы и предубеждение
Другая Элис

— Что… что вы делаете?

— Совершенствую вашу красоту, — ответил я, гладя её по щеке. — Вам никто не говорил, что вы самая восхитительная женщина в мире?

Она решительно отстранила мою руку. Наши взгляды встретились и скрестились, как шпаги.

— А вам никто не говорил, что порой женщины устают от бесконечных комплиментов?

— Глупости! — возразил я. — Они только делают вид, что устают. Это одна из форм кокетства. На самом деле женщинам никогда не надоедает лесть в адрес их внешности.

Анхела возмущённо фыркнула:

— Ну, ещё бы! По-вашему, женщины такие дуры, что принимают за чистую монету все комплименты мужчин. Вы полагаете, я не знаю, чтó вы сейчас думаете? «Хороша куколка! Интересно, так ли хороша она в постели?»

— А вы, оказывается, мужененавистница.

— Вовсе нет! Зато вы — яркий образчик самовлюблённого самца-шовиниста.

— Ага! Значит, я самец? Самовлюблённый самец, к тому же шовинист. В таком случае, вы… — Я моментально остыл и, проникновенно глядя на неё, спросил: — Как вас называют за глаза?

Анхела поджала губы.

— Кукла, — грустно ответила она. — Крошка Барби. А ещё — Снежная Королева.

Я положил одну руку ей на плечо, а другой погладил её по волосам.

— Мою тётку Бронвен тоже называют Снежной Королевой. В отличие от вас, она не комплексует по этому поводу и не считает всех мужчин самовлюблёнными самцами.

Анхела прикрыла глаза и склонила набок голову, прижавшись щекой к моей ладони. На её лице появилось выражение смертельной усталости. В этот момент я понял, что проиграл пари с самим собой — ей было никак не меньше тридцати лет.

— Если бы вы знали, как мне тяжело, — тихо произнесла она. — Если бы вы знали…

Я привлёк её к себе и нежно поцеловал в губы. Мой первый поцелуй остался без ответа, на второй последовала слабая реакция, и только третий получился по-настоящему взаимным.

— Что мы делаем? — прошептала Анхела.

— Целуемся, — предположил я.

— Мне тоже так кажется… Нас могут увидеть.

— Тебя это беспокоит?

— Нет, — ответила она после очередного поцелуя. — Нисколько… Мне безразлично…

— А если нас увидит королева?

— Хоть сам король… Хоть весь кабинет министров…

Мы не могли оторваться друг от друга. Я целовал её лицо, шею, волосы, руки. Едва ли не впервые в жизни я целовал женщину, не думая о другой — той самой, чей образ неотступно преследовал меня двадцать лет. Я целовал брюнетку с чёрными глазами. Сбылась давняя мечта моей сестрички Дейдры…

Я попытался расстегнуть блузку Анхелы, но она решительно остановила меня и вернула мою руку на прежнее место — себе на талию.

— Вот этого делать не надо.

— Извини, я увлёкся.

— Мы оба сошли с ума…

— Может быть… А может, и нет.

— Мы взрослые люди, а ведём себя, как дети.

— Или как влюблённые.

— Не слишком ли громко сказано?

— Хорошо. Буду говорить тише.

Анхела рассмеялась и снова пресекла мою попытку забраться руками под её блузку. Мы продолжали целоваться, крепко прижавшись друг к другу. Тело Анхелы было гибким и сильным.

— Давай уйдём отсюда, — спустя минут пять, а то и все десять, предложил я.

— Куда?

— В более уединённое место.

— Зачем?

— Ты не догадываешься?

— Догадываюсь. У вас, мужчин, одно на уме.

— Опять ты за своё?

— А разве не так? Ты с самого начала думал о том, как бы поскорее завалиться со мной в постель. Видно, тебе надоела Дженнифер, и ты решил подыскать ей замену. — Сделав над собой усилие, Анхела высвободилась из моих объятий. — Я ухожу, Кевин. У меня много дел.

— Но… давай…

— Не стоит провожать меня. Это плохая идея.

Она повернулась ко мне спиной и быстро, будто боясь передумать, зашагала прочь. Я глядел ей вслед, чувствуя себя полным идиотом. Мне отчаянно хотелось крикнуть, что она ошибается насчёт меня, броситься ей вдогонку, остановить её… К счастью, мне хватило сил обуздать свой первый порыв. Я продолжал стоять на месте и на все лады проклинал не в меру разбушевавшиеся гормоны. В чём-то Анхела была права: мы, мужчины, порой слишком прямолинейны в отношениях с женщинами. Но разве это наша вина? Нет, скорее это общая беда всех представителей более сильной и менее прекрасной половины рода человеческого…

* * *

Примерно через час я вернулся в наши покои и застал в гостиной Дженнифер. Забравшись с ногами на диван, она задумчиво вертела в руках незажжённую сигарету и даже не заметила, как я вошёл.

— Привет, — сказал я, стараясь придать своему лицу жизнерадостное выражение.

Дженнифер встрепенулась и рассеянно взглянула на меня.

— А-а… Привет.

Я сел в соседнее кресло и закурил. Затем, спохватившись, протянул Дженнифер зажигалку. Она отрицательно покачала головой, а вдобавок взмахом руки отогнала от себя дым.

— Спасибо, не хочу.

— Решила бросить?

— Возможно. Здесь курящая женщина считается аномалией.

— По-моему, это правильно. Кстати, как твоё посещение института?

— Всё было замечательно. Если бы я знала, что так получится, то осталась бы там до вечера.

— Прости, не понял.

Дженнифер метнула на меня сердитый взгляд.

— А что тут понимать, скажи на милость? Я этого ожидала. Только что приходил камердинер и передал буквально следующее, цитирую: «Её величество очень огорчена, что вынуждена отменить сегодняшний обед в связи с неотложными государственными делами». А от себя он добавил, что дела здесь ни при чём. Во всяком случае, государственные.

— Ага, — пробормотал я, краснея. — А ты в курсе… что случилось?

— В курсе. Видеть не видела, но уже наслышана. К твоему сведению, сад отлично просматривается из окон дворца, а среди придворных есть много охочих потрепать языком.

Я в смятении опустил глаза:

— Не знаю, что на меня нашло.

— Дурь в голову ударила, — любезно объяснила Дженнифер. — Тоже мне аристократ! Принц на вороном коне! Интересно, что скажет твой отец, когда узнает, что в первый же день на чужой планете ты приставал к здешней королеве?

У меня вдруг возникло впечатление, что мы разговариваем на разных языках.

— Я приставал к королеве?! Да я даже слова ей не сказал.

— О, это в твоём стиле! Зачем тратиться на слова, если можно просто полапать её на глазах у всего двора.

Тут я окончательно растерялся:

— Дженни, милая, о чём ты? Я лапал… ну, это… обнимал Анхелу.

— Об этом я и толкую.

— А причём здесь королева?

Дженнифер уставилась на меня с таким видом, будто я обзавёлся ослиными ушами.

— А при том, что её зовут Анхела.

С тяжким стоном я поднялся с кресла и, обхватив голову руками, закружил по гостиной.

— Мамочка дорогая! Почему ты родила меня таким остолопом?!

Очевидно, я был так жалок в самоуничижении, что Дженнифер смягчилась.

— Кевин, ты действительно не знал?

Я с разбегу бухнулся в кресло.

— Не сомневаюсь, что догадался бы, но… Я видел, как Анхела разговаривала с женщиной в красном платье, которую называла «ваше величество». Мне следовало сообразить, что это королева-мать… А я принялся строить пошлые догадки.

— Какие же?

— Что Анхела фаворитка и любовница королевы.

Дженнифер состроила брезгливую гримасу:

— Фу! Ты в самом деле пошляк. Каждый мыслит в меру своей распущенности. Но, как я понимаю, намерения у тебя были самые что ни на есть благородные. Ты хотел наставить заблудшую овечку на путь истинный, убедить её, что естественный партнёр женщины — мужчина. Так ведь?

— Ну, в общем… — У меня был большой соблазн ответить «да», но я не хотел кривить душой перед Дженнифер. — Нет, это не так. Мои цели были далеки от воспитательных.

— Что ж, спасибо за откровенность.

Я погасил сигарету в пепельнице, пересел на диван и обнял её за плечи.

— Наверно, я выгляжу форменным идиотом.

— Это ещё мягко сказано. Та женщина в красном платье, которую ты принял за королеву, а теперь считаешь королевой-матерью…

38
{"b":"2132","o":1}