ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Академия семи ветров. Спасти дракона
Лолита
Тайна мертвой царевны
Янтарный Дьявол
Миф о мотивации. Как успешные люди настраиваются на победу
Академия черного дракона. Ведьма темного пламени
Люди черного дракона
Палач
Цветы для Элджернона

На нас снова принялись глазеть, но теперь внимание к нашим персонам было вполне естественным. К тому же, как только прозвучали первые такты старинного вальса, кавалеры начали приглашать дам, и вскоре следить за нами стало непростым делом.

Я вёл Анхелу легко и непринуждённо, не прилагая ни малейших сознательных усилий, чтобы контролировать себя. Когда я был подростком, моя сестричка Дейдра как минимум трижды за вечер танцевала со мной; повзрослев, я не раз мысленно благодарил её за эти уроки. После такой капризной и прихотливой партнёрши, как она, я мог танцевать с кем угодно, что угодно и в каком угодно состоянии, даже вдребезги пьяный. Сейчас школа Дейдры пришлась как нельзя кстати. У меня кружилась голова от близости Анхелы, тонкий запах её духов сводил меня с ума, но мои движения были точными и уверенными.

Некоторое время мы танцевали молча. Я прижимал к себе Анхелу гораздо крепче, чем подобало, но она нисколько не возражала против подобной вольности. Немного собравшись с мыслями, я сказал первое, что пришло мне в голову:

— У вас великолепное платье.

— Брось, — коротко ответила она. — Не надо «выкать». Это смешно.

— Ладно. У тебя восхитительное платье. Откуда оно?

— Последний подарок Рика.

— От Лавуазье?

— Он так говорит.

— Рик или Лавуазье?

Анхела подняла голову и посмотрела мне в глаза:

— Странный у тебя юмор. И вообще, я не думаю, чтобы тебя интересовало моё платье. Тебя волнует только то, что под ним.

Я поморщился:

— Не будь такой ожесточённой, Анхела. Зачем мерить всех на один аршин?

— Можно подумать, ты не хочешь переспать со мной!

— Хочу и не стыжусь этого…

— Ещё бы!

— Кроме того, — продолжал я, — мне приятно твоё общество. Мне нравится, как ты выглядишь, нравится, как одеваешься, нравится, как ходишь и как танцуешь. Мне нравится, как ты говоришь, как смотришь, как смеёшься, как улыбаешься… даже то, как ты сердишься, мне нравится. Я мог бы часами любоваться тобой — просто тем, как ты…

— Пожалуйста, прекрати! — Анхела произнесла это резко и в то же время умоляюще. — Не оправдывайся.

— Я не оправдываюсь, я говорю, что думаю. Поверь, мне очень неловко за то, что случилось днём.

— Мне тоже неловко.

— Я вёл себя, как последний идиот.

— Я тоже была хороша.

— Боюсь, я влюбился.

— Боюсь, я тоже… — Спохватившись, она добавила: — Только ты не воображай, что…

— Я ничего не воображаю. Всё, что мог, я уже вообразил. Это произошло мгновенно и совершенно бесконтрольно.

— Как и у всех мужчин.

Эти неуместные обобщения начинали раздражать меня.

— Анхела, почему ты так зла? Я спрашиваю не за всех мужчин, а за себя конкретно.

— Разве ты не понимаешь?

— Представь себе, не понимаю. Ты злилась на меня ещё до того, как я стал целовать тебя. Почему?

Я думал, что Анхела не ответит, но ошибался. После некоторых колебаний она с вызовом посмотрела на меня.

— Ты прав. Я возненавидела тебя с первого взгляда.

— Но почему?

— Потому что ты понравился мне.

Я был поражён такой странной логикой, и далеко не сразу нашёлся, что сказать.

— У тебя в порядке вещей ненавидеть тех, кто тебе нравится?

— Нет, но ты случай особый.

— И что ты нашла во мне особенного?

— Это не я, а Рикардо. После возвращения из Магелланов он носится с идеей поженить нас.

Впервые за много лет я сбился с ритма танца. Впрочем, моё замешательство длилось недолго, и со стороны это вряд ли кто-нибудь заметил.

— Очень мило! Я, конечно, признателен Рику за заботу обо мне, но благодарственных дифирамбов петь ему не собираюсь.

— Я тоже не люблю, когда кто-то решает за меня и вместо меня, — сказала Анхела. — Тем более, что это уже входит у Рикардо в привычку — устраивать мою личную жизнь… — Последние слова были произнесены с горькой иронией. — Но знаешь, встретившись с тобой в саду, я подумала, что затея братца не так уж плоха… и тотчас возненавидела тебя.

— Приятно слышать, — произнёс я. Такое признание мог сделать либо очень сильный, либо очень слабый человек; Анхела, безусловно, принадлежала к первой категории. — Кстати, а как же твой… гм, прости за выражение, муж?

— Я развожусь. В любом случае. Поэтому Рикардо так быстро вернулся домой. Он бы ещё поборолся за продолжение финансирования своих исследований, но я сообщила ему, что подаю на развод и не собираюсь отступать, благо сейчас я располагаю достаточной властью и немалым авторитетом. Пусть Рикардо становится номинальным главой государства, это не очень хлопотно и даже приятно, а я, как и прежде, буду возглавлять правительство.

— Тебе не жаль расставаться с венцом королевы?

— Нисколько, — ответила Анхела, а после короткой паузы добавила: — Это терновый венец.

Моей партнёршей в следующем танце была Дженнифер. Рик танцевал с Анхелой и, как я заметил краем глаза, что-то втолковывал ей. Она согласно кивала.

— Мы с Риком решили, что пора уходить, — сказала мне Дженнифер. — Формальности соблюдены, мы с тобой представлены ко двору, теперь самое время сменить обстановку.

— Мысль неплохая, — признал я.

— Так вот, слушай. Сейчас Анхела уйдёт — это никого не удивит, поскольку обычно она уходит после первого же танца. Затем наша очередь.

— Но мы же почётные гости, — возразил я. — Приём устроен в нашу честь.

— Плевать. Этикет здесь не очень строг. Рик говорит, что если мы скроемся незаметно, всё будет в рамках приличия. Главное, что мы уйдём после королевы.

— А Рик?

— Чуть позже он присоединится к нам. Когда будет объявлен третий танец, мы отойдём к стене, давая понять, что хотим передохнуть, затем я выскользну через дамскую комнату, а ты — через мужскую. План ясен?

— Да. Где встречаемся?

— Прямо в апартаментах Рика. Спросишь у кого-нибудь дорогу.

— А Анхела… — Я запнулся и покраснел.

— Если тебя волнует, проведёт ли она вечер с нами, то будь спокоен, да. Хотя на носу у неё открытие парламентской сессии, не думаю, чтобы Анхела отказала себе в удовольствии побыть пару часиков в твоём блестящем обществе.

Мы немного помолчали.

— Дженни.

— Да?

— Я совсем запутался.

— Знаю.

— А тут ещё Рик… Он хочет женить меня на Анхеле.

— Ага… Я сразу заподозрила, что тут не всё чисто. Мы прибыли очень вовремя, в самый разгар бракоразводного процесса.

— Его затеяла Анхела.

— Да, знаю. А Рик, по старой привычке, сразу принялся искать ей нового мужа. — Дженнифер пытливо поглядела на меня. — Как ты к этому относишься? Только честно.

Я в замешательстве опустил глаза:

— Боюсь, что положительно.

— А почему боишься?

— По многим причинам.

— Если одна из причин я, то можешь сбросить меня со счетов.

— Это легче сказать, чем сделать.

— Ты постарайся.

Я вздохнул:

— Всё не так просто, Дженни. Когда ты узнаешь, насколько мы отличаемся от обыкновенных людей, то поймёшь меня.

Она вопросительно подняла брови:

— Хочешь сказать, что мы не такие, как все?

— Да.

— И в чём же наше отличие?

— Скоро узнаешь.

— Когда?

— Ну… завтра. — В этот момент я принял решение. — Потерпи до завтра, а пока удовольствуйся тем, что я сказал. Добро?

— Да.

— Вот и ладненько. Кстати, какую побасенку ты сочинила для профессора Альбы? Нужно было предупредить меня.

— Извини, не успела. Я сказала, что моя мать была замужем дважды, и я родилась ещё при жизни её первого мужа, которого считала своим отцом. Но, как оказалось, моим настоящим отцом был брат твоего отца — второй муж моей матери, который прежде был её любовником. Дескать, на нашей родине это считается предосудительным, поэтому от меня скрывали моё истинное происхождение.

— Ну ты и наплела!

— Однако выкрутилась.

— Что верно, то верно. Знаешь, Дженни, ты здорово напоминаешь мне Бренду. Когда её уличают во лжи, она ничуть не смущается, а лжёт снова — и очень часто это сходит ей с рук.

47
{"b":"2132","o":1}