ЛитМир - Электронная Библиотека

— Мне тоже так кажется. — Дейдра вздохнула. — Бедная Дженнифер. Не повезло ей с отцом.

— Зато повезло с другими родственниками, — заметил я.

— Особенно с тобой. Ты всегда был нежен с сёстрами и кузинами… гм, кроме Пенелопы. Наконец-то я поняла, почему ты так враждебно относишься к ней.

Я покраснел:

— Ошибаешься. Я не…

— Пожалуйста, Кеви, не нужно лукавить. Ты не любишь Пенелопу, это факт. Ты почти ненавидишь её — и не только потому, что она дочь Дианы. Ты видишь в ней ещё одну соперницу нашей мамы.

— Глупости! — запротестовал я.

— Ты прав, это действительно глупо, — согласилась Дейдра. — И тем не менее факт. Когда ты говорил о дочерях, которые берегут свою невинность для папаш, у тебя был такой вид… Именно с таким выражением лица и таким тоном ты всегда говоришь о Пенелопе.

Я до боли закусил губу.

— Ты слишком много фантазируешь, Дейдра.

— Вовсе нет. Я знаю, что говорю. В отличие от тебя, я вижу то, что есть на самом деле, а не то, что мне хочется видеть. — Она подошла ко мне и положила обе руки мне на плечи. — Кеви, когда ты смягчишься? Когда ты поймёшь, что в этом нет чьей-то вины, это наша общая беда. Ты уподобляешься Александру — с той только разницей, что ненавидишь не брата, а сестру. Я уже не говорю о Диане…

— И не нужно говорить, — жёстко отрезал я. — Она… Эта женщина не имеет никакого права разрушать нашу семью.

— Она и не хочет…

— Ой ли! А что, по-твоему, она делает?

Дейдра отступила от меня и села на край стола.

— Она просто любит нашего отца. Любит — и ничего не может с собой поделать. Любит так, как ты… как до недавнего времени ты любил Монгфинд.

— Но я не… — начал я, но затем умолк.

— То-то и оно, Кеви, — качая головой, произнесла Дейдра. — То-то и оно. В этом нет твоей заслуги. И воздержись от шовинистических аргументов, вроде того, что ты мужчина, а Диана женщина. Пойми наконец, что ты не вправе судить отца и Диану. У тебя самого рыльце в пушку… Гм… Как, впрочем, и у меня.

— О чём ты?

Дейдра серьёзно посмотрела на меня:

— Угадай, кто был моим первым мужчиной?

Я почувствовал неприятную сухость во рту.

— Только не говори, что…

— Да.

— Проклятье! — Я подошёл к бару, налил полный стакан виски, одним духом осушил его, затем бухнулся в кресло. — Сестричка, ты не разыгрываешь меня?

— Нет.

— Но… Чёрт! Я даже подумать не мог, что Брендон такой… такой…

— Он не виноват, Кеви, это я его соблазнила.

— Он не невинная девица, чтобы его соблазнять.

— Он мужчина, — возразила Дейдра, — и этим всё сказано. Однажды ночью, когда не было Бронвен, я залезла к Брендону в постель. Он был застигнут врасплох, а я не дала ему времени опомниться. Сомневаюсь, что ты на его месте смог бы устоять.

После некоторых раздумий я тяжело вздохнул:

— Твоя правда, сестричка. В таких ситуациях мы, мужчины, сначала действуем, а потом уже думаем. Матушка-природа сделала нас образцовыми самцами… Кто об этом знает?

— Бренда и Бронвен.

— Бронвен тоже?! — воскликнул я.

— Да, она тоже, — подтвердила Дейдра. — Только не думай, что Бронвен использовала тебя, как орудие мести. Просто ты очень похож на отца, и она… ну, ты понимаешь. Надеюсь, ты понимаешь.

Меня обдало жаром.

— Как… как ты об этом узнала?

— Точно я не знала, но всегда подозревала, что твоя эпопея с замужними блондинками началась с Бронвен. Полагаю, это ради тебя она вернула себе облик Снежной Королевы.

Я закрыл лицо руками.

— Боже мой! Боже мой… Как ты думаешь, Брендон догадывается?

— Думаю, что да. Во всяком случае, подозревает — но, вместе с тем, относится к тебе без тени враждебности. В отличие от Эрика, кстати.

— Так вот почему он… — Я осёкся, не закончив свою мысль.

Дейдра кивнула:

— Боюсь, это так, Кеви. Хотя вряд ли Эрик сознательно подозревает тебя. Я полагаю, что он даже не отдаёт себе отчёт в причинах своей антипатии к тебе. Просто, будучи ребёнком, он почувствовал в твоих отношениях с Бронвен что-то неладное и с тех пор… Короче, братишка, прежде чем бросать камни в отца и Диану, хорошенько поразмысли, безгрешен ли ты сам.

— Все мы из одного теста слеплены, — пробормотал я. — Семейка кровосмесителей… Интересно, это наследственная болезнь или коллективное помешательство?

— Скорее, это извращённая форма инстинкта самосохранения. Ты же сам говорил, что в нашей семье здоровая кровь…

— Пока здоровая, — поправил я.

— Ладно, пока здоровая, — уступила Дейдра. — И пока она здоровая, мы страшно не хотим мешать её с заведомо худшей. Отсюда и наше повальное увлечение родственниками.

— Которое, в конечном итоге, погубит нас.

— Это уже другой вопрос.

В наш разговор вклинилось мелодичное пищание моего комлога. Я сделал Дейдре знак молчать и включил обратную связь.

— Слушаю.

— Кевин, ты где? — раздался в ответ взволнованный голос Анхелы.

— У себя.

— Сильно пьян?

— Нет, не очень. На мир смотрю трезво… правда, сквозь розовые стёкла.

— Опять ты со своим юмором! Ладно, жди меня, сейчас я зайду. — С этими словами Анхела прервала связь.

Я повернулся к Дейдре:

— Пошли, скорее. Спрячешься в моей спальне.

Сестра покачала головой:

— Только не там. Думай, что говоришь, братишка. Если твоя Анхела застанет меня в спальне, тебе будет трудно выкрутиться.

— В самом деле, — согласился я. — Тогда ступай развейся. Осмотри город, планету, весь этот мир.

— Успеется. Сперва я хочу посмотреть на Анхелу.

— Но…

— Не беспокойся, — поспешила добавить Дейдра. — Если между вами начнётся, я тотчас же смоюсь. Я любопытна, но не бестактна.

— Хорошо, — сдался я, — оставайся здесь. У тебя есть готовое заклятие невидимости?

— У меня всё есть.

— В случае чего, воспользуйся им. И будь хорошей девочкой.

— Буду, — пообещала Дейдра.

Я вошёл в гостиную всего за несколько секунд до появления Анхелы. Не говоря ни слова, мы бросились друг к другу, обнялись и начали целоваться. Я подумал, что мы ведём себя, как влюблённые подростки, но мне было всё равно. Анхеле, очевидно, тоже.

— От тебя несёт спиртным, — наконец сказала Анхела.

— А ты пахнешь цветами, — вернул я ей комплимент.

— Много выпил?

— Самую малость.

Мы ещё раз поцеловались, затем Анхела отстранилась от меня.

— Кевин, мне кажется, что за нами кто-то подглядывает.

Я обострил своё восприятие и заметил стоявшую у стены Дейдру. Окутанная чарами невидимости, она смотрела на нас и улыбалась.

«Сестричка, — мысленно упрекнул я. — Ты же обещала!»

«Но ведь ещё не началось, — резонно возразила Дейдра. — А мне очень хотелось увидеть её просто так, своими глазами. Знаешь, Кеви, она прекрасна

«Знаю», — сказал я и уже вслух, обращаясь к Анхеле, произнёс: — По-моему, никого нет.

— А где Дженнифер?

— Понятия не имею, — ответил я и не солгал. — Здесь её нет. А что?

Анхела села на диван, а я пристроился рядом с ней.

— Произошло нечто странное, Кевин. К планете приближается челнок Интерпола.

— Челнок? — переспросил я.

— Да, только челнок с одним человеком на борту. Это первая странность.

— Что ещё?

— Только что я получила телекс с запросом на немедленную посадку и требованием выдачи преступников.

— Каких?

— Тебя и Дженнифер.

Анхела испытующе посмотрела на меня, но, надеюсь, не увидела ничего, кроме искреннего недоумения. Я действительно был удивлён — тем, как быстро меня вычислили. Не иначе, за мной постоянно следили, ни на мгновение не выпуская из вида, а я был так беспечен, что не заметил слежки.

— И в чём же нас обвиняют? — спросил я.

— Во-первых, из телекса следует, что Дженнифер вовсе не твоя сестра, а некая миссис Купер с Нью-Алабамы, урождённая Дженнифер Карпентер. Против неё выдвинуто обвинение в краже десяти миллионов марок наличными из банка её мужа, а тебя подозревают в том, что ты сознательно помог ей скрыться от правосудия.

69
{"b":"2132","o":1}