ЛитМир - Электронная Библиотека

— А вы не думаете, что это заклятие было направлено и против вас?

— Уверен, что нет.

В дальнейшем допросе приняли участие все девять судей. Они, главным образом, уточняли предыдущие показания и, как ни странно, пытались запутать свидетеля, заставить его противоречить самому себе. Но сути дела это не меняло, в целом картина была ясна: я здорово влип, причём влип по нелепой случайности, которая зовётся неосмотрительностью.

Когда вопросы иссякли, председатель сказал:

— Следующий мой вопрос вынудит свидетеля делать умозаключения, поэтому обвиняемый вправе опротестовать его. — Он сделал паузу, но, так и не дождавшись реакции с моей стороны, продолжил: — Свидетель, как вы полагаете, обвиняемый воспользовался смертоносным заклятием хладнокровно или в состоянии аффекта?

Ответ был довольно лаконичен:

— По-моему, он был вне себя от ярости.

— У суда больше нет вопросов, — объявил председатель. — Обвиняемый, вы можете допросить свидетеля. Однако предупреждаю, что суд не допустит вопросов, направленных на установление его личности.

Первым моим порывом было послать и суд, и свидетеля к чёрту, но затем я передумал и решил кое-что для себя выяснить.

— Свидетель, — произнёс я, и он повернулся ко мне лицом (вернее, тремя отверстиями — для глаз и рта). — Скажите, вы являетесь членом так называемой Звёздной Палаты?

— Нет, милорд.

— Вы каким-то образом причастны к её деятельности?

— Только в той мере, что сейчас даю показания.

— Стало быть, вы обратились в Звёздную Палату по своей инициативе?

— Да, милорд. Так оно и было.

— Гм, забавно. Как же вы смогли выйти на столь законспирированную организацию?

Тут вмешался председатель:

— Вы вправе не отвечать на этот вопрос.

— С позволения вашей чести я всё-таки отвечу, — сказал свидетель. — Дело в том, милорд, что однажды я был судим и оправдан. Точнее, суд Звёздной Палаты проявил ко мне снисхождение, которого я не заслужил.

— Та-ак, понятно. И в знак признательности вы стали информатором.

— Вовсе нет. Я просто воспользовался услугами информатора, который в своё время сообщил достопочтенному суду о моём… проступке.

— Что ж, ладно. Теперь я перехожу к главному вопросу. Насколько мне известно из рассказов, Звёздная Палата занимается преступлениями, которые формально ненаказуемы. Если же я, как вы утверждаете, убил Ладислава, то меня должны судить по законам Даж-Дома, ведь так? Почему же тогда вы обратились в Звёздную Палату, а не к его величеству Володарю?

Свидетель подался вперёд и, похоже, впился в меня взглядом.

— Кажется, я понимаю, к чему вы клоните. — Несмотря на искажения, я уловил в его голосе злость. — Если вы полагаете, что я побоялся дать показания под своим настоящим именем, опасаясь вашей мести, то глубоко ошибаетесь, милорд! Если хотите, я сброшу с себя эту хламиду и…

— Свидетель! — даже не сказал, а рявкнул председатель. — Суд запрещает вам делать это здесь и сейчас. Мы не допустим возникновения нежелательного прецедента.

Свидетель покорно кивнул:

— Извините, ваша честь, я погорячился. Я хотел доказать, что мной движет вовсе не страх, а стремление к торжеству справедливости.

— Так постарайтесь доказать это в рамках процедуры.

— Хорошо, ваша честь. — Свидетель вновь повернулся ко мне. — Милорд, я недостаточно хорошо вас знаю, но с большим уважением отношусь к вашей семье и хочу надеяться, что вы такой же достойный и порядочный человек, как ваш отец, король Брендон, или ваш дядя, король Артур. Тем не менее, вы на моих глазах убили человека…

— Свидетель, — опять вмешался председатель. — Из ваших показаний не следует однозначно, что обвиняемый убил принца Ладислава из Даж-Дома. Предоставьте решать это суду, а своё последнее утверждение сформулируйте иначе.

— Мм… Как мне кажется, милорд, вы убили человека, и если это так, вы должны ответить за свой поступок. Вместе с тем, я не хотел, чтобы вы предстали перед судом Даж-Дома, ибо тогда… — Свидетель замялся. — Разумеется, если моя догадка верна, вам пришлось бы, объясняя свои мотивы, во всеуслышание обвинить покойного принца Ладислава в совершении тягчайшего преступления. Только поэтому я обратился в Звёздную Палату. Вы удовлетворены, милорд?

— Вполне, — сказал я. И к суду: — У меня больше нет вопросов.

— Свидетель, вы свободны, — объявил председатель. — Возвращайтесь на своё место.

Свидетель кивнул и так же бесшумно, как и появился, исчез в темноте за спинами судей.

— Эрик из Света, — обратился ко мне председатель. — Суд хочет задать тебе несколько вопросов.

— Хотеть не вредно, — глубокомысленно изрёк я.

— Правда ли то, — заговорил председатель, — что ядерная война на Земле Юрия Великого была спровоцирована принцем Ладиславом из Даж-Дома?

— Без комментариев, — сказал я, и вовсе не потому, что хотел защитить далеко не светлую память Ладислава. Просто следующим вопросом было бы: «Какими ты располагаешь доказательствами?»

— А правда ли, — настаивал председатель, — что Ладислав из Даж-Дома признался тебе в том, что спровоцировал ядерную войну на Земле Юрия Великого?

После некоторых колебаний я ответил:

— Да, это так. Но записью нашей беседы я не располагаю.

— Говорил ли он тебе о причинах своего поступка?

— Без комментариев.

— Как ты думаешь, почему Ладислав был откровенен с тобой?

— Полагаю, он считал меня своим другом.

— А ты?

— Я тоже считал его своим другом.

— Однако ты убил его?

Ай, к чёрту!..

— Да, я убил его.

Судьи заметно оживились и обменялись быстрыми взглядами. А председатель продолжал задавать вопросы:

— Ты подтверждаешь, что совершил убийство в гневе?

— Да, подтверждаю.

Это была правда, но не вся правда. Я сознательно позволил гневу овладеть мной, сам довёл себя до такого состояния, что оказался способным сделать то, чего не смог бы сделать хладнокровно… Я так думаю.

— Ты убил принца Ладислава за то, что он сотворил с Землёй Юрия Великого?

Тут я солгал. Я сказал:

— Да.

— Ты понимаешь, что тем самым взял на себя функции судьи и палача?

— Понимаю, — кивнул я. — Между делом замечу, что вы поступаете точно так же.

— Не совсем, — возразил председатель. — В отличие от тебя, мы не вершим самосуд, мы восстанавливаем попранную справедливость.

— Втайне, — добавил я. — Скрытно от всех.

— Это так. Но мы осознаём всю глубину нашей ответственности перед людьми, собственной совестью и богами, в которых мы верим.

— Я тоже.

— Ты веришь в Создателя?

— Боюсь, что да.

— Боишься?

— Как и все остальные. В своём отношении к Творцу человечество делится на две категории — одни боятся его, другие боятся, что он есть. Я принадлежу к последним.

— Гм… Любопытное наблюдение.

После этого в зале воцарилось продолжительное молчание. Я понял, что судьи мысленно совещаются друг с другом, и (не скажу, что терпеливо) ждал их решения.

Наконец председатель произнёс:

— Принц Эрик из Света, встань!

— Только после вас, — любезно ответил я, продолжая сидеть.

— Что ж… — Председатель немного помедлил. — До вынесения окончательного вердикта суд отпускает тебя на свободу. Ты волен поступать, как сочтёшь нужным. Ты можешь дождаться нашего решения, о котором тебя известят в надлежащее время и соответствующим образом. Ты можешь явиться с повинной в Даж-Дом, и тогда рассмотрение твоего дела Звёздной Палатой будет прекращено. Также ты можешь скрыться от правосудия, то есть добровольно отправиться в длительное изгнание, свести к минимуму контакты с родными, близкими и друзьями; это и будет твоим наказанием. Так что выбор за тобой.

Я хотел язвительно спросить, каким таким «соответствующим образом» меня известят о решении суда, но не успел. Я снова канул в пучину беспамятства.

Глава 19

Кевин

Серебристый корабль с эмблемой Интерпола на борту медленно опускался, поддерживаемый гравитационными подушками, на отведённую ему посадочную площадку. По настоянию Рика, Джо Кеннеди было отказано в разрешении на «птичью посадку», то есть с использованием реактивных двигателей, и он был вынужден садиться, по выражению пилотов, «на брюхо». Такой способ приземления, единственно возможный для больших грузопассажирских лайнеров, вроде «Никколо Макьявелли», в исполнении «крылатых малюток», мягко говоря, не впечатлял, и этим Рик хотел с самого начала дать понять знаменитому сыщику, что его появлению на Астурии не очень-то рады. Тем не менее, челнок Джо Кеннеди, даже в таком «подвешенном» положении, смотрелся отлично. Стараясь быть беспристрастным, я не мог не признать что по внешнему дизайну он кое в чём превосходил моего «Красного дракона», а по техническим характеристикам, если и уступал, то не намного. Челнок был оснащён новейшей экспериментальной моделью ц-привода для малогабаритных кораблей фирмы «Мицубиси»; мои ребята из отряда испытателей уже обкатывали этот движок, и их отзывы были самыми положительными. Судя по всему, с запуском этой модели в серийное производство «Мицубиси» опять обставит «Даймлер-Крайслер», своего главного конкурента на рынке межзвёздных челноков.

73
{"b":"2132","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Жизнь без жира, или Ешь после шести! Как похудеть навсегда и не сойти с ума
Счет
Ведьма по наследству
Крампус, Повелитель Йоля
Роман с феей
Деньги. Мастер игры
Царский витязь. Том 2
Служу Престолу и Отечеству