ЛитМир - Электронная Библиотека

— Легально пока двое — Кевин и Дженнифер, — ответила Дейдра. — А я на подходе. Благо мне хватило смекалки воспользоваться ситуацией, когда я оказалась в нужное время в нужном месте.

— Кстати, о птичках, — обратился я к сестре. — Что ты здесь делала?

— Удовлетворяла своё любопытство. Мне показалось подозрительным, что тебя с Дженнифер так быстро вычислили, тем более что ты умеешь заметать следы. Я пробралась на челнок за несколько минут до посадки.

— А я так ничего не почувствовал, — сказал Джо. — Где ты пряталась?

— Вот в этой каюте. — Дейдра прошла по коридору ближе к хвостовой части и открыла левую дверь. — Как мне показалось, здесь никто не живёт.

— Верно, — кивнул Джо. — Эта каюта предназначена для гостей и… для очень дорогих гостей — то бишь, арестованных.

— Это и натолкнуло меня на мысль представиться твоей попутчицей, — продолжала Дейдра, входя в каюту; мы следовали за ней. — Я тут немного похозяйничала, чтобы создать иллюзию моего пребывания на корабле. Думаю, выглядит весьма правдоподобно.

— Даже очень, — заметил я. — Особенно впечатляет ночная рубашка, небрежно брошенная на разобранную постель. Подозреваю, что стенной шкаф до отказа забит одеждой.

— Угадал.

Я пожал плечами:

— Ты переусердствовала, сестричка. Таможенные правила на Астурии довольно либеральные, к тому же стараниями Рика досмотр сведётся к чистой формальности. Скорее всего, инспектор просто предложит заполнить декларацию и даже не станет заглядывать в жилые каюты. Никому и в голову не придёт заподозрить, что тебя не было на челноке. Как же иначе ты могла попасть на планету?

— Так или этак, но лишняя подстраховка не повредит, — настаивала Дейдра. — Для вящей убедительности.

— Аргумент принят, прения окончены. — Я подошёл к туалетному столику в углу каюты и присел на мягкий стул. — Между прочим, хороший подбор косметики. Ты всегда отличалась утончённым вкусом, но всё же я не могу не выразить своего восхищения тем, как быстро ты освоилась в новых условиях.

Дейдра обворожительно улыбнулась:

— Ты льстишь мне, Кеви. Косметичку я позаимствовала у Дженнифер и не имею зелёного понятия, как пользоваться доброй половиной этих хитроумных приспособлений.

Она устроилась в кресле рядом со столиком, придвинула к себе пепельницу и закурила. Я последовал её примеру. Чувствительные датчики, обнаружив присутствие в воздухе сигаретного дыма, тотчас включили кондиционеры.

Джо продолжал стоять у двери, переступая с ноги на ногу. Он явно чувствовал себя не в своей тарелке.

— Что ты так смотришь на меня? — спросила у него Дейдра.

— Как?

— Будто я собираюсь тебя съесть.

Джо нервно ухмыльнулся:

— Трудно забыть нашу предыдущую встречу… И обстоятельства, при которых она состоялась.

— Тогда ты сам напросился, — ответила Дейдра. — И получил по заслугам.

Джо присел на край кровати, достал из кармана сигарету, но не закурил, а принялся мять её между пальцами.

— Вовсе нет, — медленно произнёс он. — Я не получил по заслугам. Фактически, я получил то, чего добивался, стал адептом Источника. Я пришёл к вам с мечом, а вы отпустили меня с миром.

— Но разве к этому ты стремился? Прежде всего, ты жаждал мести, хотел стравить Дом Света с Домом Израилевым, развязать в Экваторе войну. Если бы мы позволили тебе умереть, нам не удалось бы предотвратить кровопролитие — а так дело закончилось скорым миром. Кроме того, ты не стал царём Израиля, а превратился в изгоя.

— Но, согласись, я легко отделался.

— Согласна.

— Было бы справедливо, если бы толпе удалось линчевать меня. Я заслужил смерти.

— Если ты говоришь это искренне, — заметила Дейдра, пристально глядя на него, — то уже наказан сполна. Смерть была бы для тебя слишком лёгким избавлением.

Джо плотно сжал губы, швырнул измятую сигарету через всю каюту и попал точно в пепельницу.

— Регулярно меня навещают Карающие Ангелы, — сообщил он. — Порядок не успокоится, пока не накажет отступника. Он слишком глуп, чтобы понять, что я ему не по зубам… Впрочем, возможно, не так и глуп. Я живу в постоянном напряжении, ежеминутно ожидая появления очередного чудища, мне приходится всё время быть начеку — а это здорово бьёт по нервам.

— Порядок смог тебя вычислить?

— Он всегда знает, где я нахожусь. Хоть я избавился от его пут, печать Янь на мне осталась. Агнцы чуют её, как гончие — свежий след.

— В Срединных мирах ты был бы в безопасности, — отозвался я. — Туда доступ существам из Порядка закрыт.

Лицо Джо приобрело упрямое выражение.

— И не надейтесь, что я уйду из этого мира. Здесь моё место, здесь я снова обрёл себя и нашёл оправдание собственному существованию. Я, в прошлом преступник, теперь борюсь с преступниками галактического масштаба, чьи злодеяния сравнимы с моими. Ежегодно я спасаю сотни, если не тысячи человеческих жизней, и этим хоть немного искупаю свою вину. Так что даже не надейтесь.

— А мы ничего не требуем, — заверила его Дейдра. — Кстати, кто открыл этот мир? Ты или Александр?

— Не я и не он, а Харальд.

— Сын Александра?

— Да. Он собирался уничтожить его с помощью полчищ Агнцев, но, к счастью, не успел. К сожалению, он всё-таки успел рассказать о своём открытии отцу.

— И Александр, покинув Землю Аврелия, отправился сюда?

Джо кивнул:

— Его планы, по сути своей, ничем не отличались от планов Харальда, только сначала он хотел использовать мощь этого мира, чтобы отомстить Артуру.

— И, естественно, привлёк тебя.

— Не сразу. В то время я был занят собственными махинациями и скептически отнёсся к затее Александра, считая её неосуществимой. Я присоединился к нему после того, как был осуждён и изгнан.

— Но ведь тогда ты уже стал ненадёжным союзником.

— Александр понимал это и не доверял мне, как раньше. Впрочем, он не знал всех обстоятельств дела и считал, что я просто смалодушничал. Ну, а я не разубеждал его. Александр взял меня в долю, потому что нуждался в моей помощи.

— А именно?

— Он затевал крестовый поход на Авалон и рассчитывал, что я проведу его армаду через бесконечность.

— Боже великий! — воскликнул я. — И ты согласился?!

— Да, согласился, — невозмутимо подтвердил Джо. — Но одно дело пообещать, совсем другое — выполнить. Я не собирался помогать Александру, а просто выжидал.

— Чего?

— Психологически подходящего момента, когда у меня поднимется рука убить его. — Джо сделал паузу, выбросил ещё одну измятую сигарету, тотчас достал следующую и наконец закурил. — Видите ли, после той встряски сама мысль об убийстве человека, любого человека, вселяла в меня ужас. Я боялся, что, совершив хоть одно убийство, стану прежним Джоной — безжалостным убийцей, гнусным, отвратительным негодяем… как назвала меня Пенелопа. — Он вздохнул. — А между тем, другого выхода не было. Александр просто помешался на мыслях о возмездии, это стало его идеей фикс. Со мной или без меня, он организовал бы свой крестовый поход — если не на Авалон, так на Царство Света. Разумеется, я мог выдать его в руки Брендона, Януса или Артура — но в таком случае колдовскому сообществу стало бы известно о существовании высокоразвитой космической цивилизации. А этого нельзя было допустить. Не знаю, понимаете ли вы меня.

— Мне хорошо знакомы твои чувства, — сказал я. — До самого последнего времени я боялся поделиться своим открытием даже с теми, кому безгранично доверяю, и только обнаружив следы Александра решился на этот шаг… Как я понимаю, ты не смог его убить?

— Не смог, — подтвердил Джо. — Вернее, сделал попытку, но промахнулся.

— Когда это случилось?

— Во время его «вознесения». Дела у Александра шли не так гладко, как он рассчитывал. За одиннадцать лет пастырской деятельности ему удалось обратить в свою веру не более трёх десятков планет, и то не самых развитых. Вот тогда он решил пойти ва-банк — сначала «вознестись», а потом вернуться в бренный мир уже с ореолом божественности. А я, в свою очередь, тоже принял решение: пусть он «вознесётся»… без возврата. Но, видимо, я недооценил Александра — или переоценил себя. Он таки «вознёсся» без возврата, но не потому что погиб, а потому что разгадал мой план и в последний момент сумел уклониться от смертельного удара. Ясное дело, он уже не мог вернуться, зная, что я хочу его смерти, поэтому исчез и затаился.

76
{"b":"2132","o":1}