ЛитМир - Электронная Библиотека

— Нет, — сказал я. — Это исключено!

— Боишься потерять Радку?

Я тяжело вздохнул. Боюсь, я уже потерял её — чем бы ни кончилась эта история.

— Это одна из причин, но не самая главная.

— А какая же главная?

— Всё та же: риск. А вдруг родным Ладислава взбредёт в голову поискать доказательства того, что он неспроста затеял эту бойню, что у него были веские основания так поступить. И что, если они найдут эти доказательства… Короче, не стоит испытывать судьбу.

— А те парни из Звёздной Палаты? Вдруг они найдут доказательства?

— Это менее вероятно. Не думаю, что они окажутся столь неосмотрительными, чтобы соваться сейчас на Землю Юрия Великого, рискуя навлечь на себя гнев Даж-Дома. А позже…

Я не закончил свою мысль, но Морис прекрасно понял меня: позже будет слишком поздно. К счастью (если здесь уместно это выражение), Ладислав действовал стремительно, и сведения о космической цивилизации сохранились главным образом в электронной форме. А жёсткое радиоактивное излучение вскоре приведёт в негодность даже те немногочисленные носители информации, которым удалось уцелеть в ходе такой опустошительной ядерной войны.

Морис сплёл на затылке пальцы рук и откинулся на спинку стула.

— Эх, всё-таки дал я маху! Нужно было что-то нагородить о преступной деятельности Ладислава. Да и ты был хорош со своими «без комментариев».

— Вот тут ты ошибаешься, — сказал я. — Моя готовность обвинить Ладислава во всех смертных грехах только вызвала бы ненужные подозрения. К тому же с меня хватит и одной лжи.

— Гм-м. Если я ничего не упустил из твоего рассказа, ты ухитрился ни разу не солгать.

— А насчёт мотивов?

Морис вздохнул и сокрушённо возвёл горе очи.

— Опять ты за своё! Право слово, Эрик, в тебе есть что-то от мазохиста. Обычно люди ищут оправдание своим поступкам, ты же наоборот — упорно отвергаешь очевидное, лишь бы дольше помучить себя. Признай же наконец, что ты ДЕЙСТВИТЕЛЬНО убил Ладислава в ярости, что ты ПРОСТО потерял над собой контроль, когда увидел, что он сотворил с целой планетой, с миллиардами людей. Никакого трезвого расчёта у тебя не было.

— Был, — упрямо заявил я. — Тогда я думал не о мире, который он уничтожил, и не о людях, которых он убил, а о том, как бы заставить его молчать.

— Глупости! — фыркнул Морис. — И кстати, тот факт, что тебя без труда выследил какой-то праздношатающийся болван, лишний раз подтверждает это. Если бы ты действовал расчётливо и хладнокровно, то не допустил бы такой оплошности.

— Но так или иначе, мне пришлось бы…

— Да пошёл ты к чёрту со своей казуистикой! — невесть почему разозлился Морис. — Не подменяй случайность необходимостью. Чтобы заткнуть Ладиславу рот, вовсе не обязательно было убивать его… хотя я с огромным удовольствием задушил бы его собственными руками. И вообще, Эрик, знаешь, как это называется? Я имею смутное представление об этических нормах твоей религии, но с точки зрения христианства ты преисполнен гордыни. Где-то в глубине души тебе лестно думать о том, что ты взял на себя грех ради… — Он осёкся. — Ладно, хватит об этом. Ты уже решил, что нам делать?

Я кивнул:

— Если ты не против, мы пустимся в бега. Здесь оставаться опасно.

— Значит, ты выбрал третий вариант?

— В некотором роде. Там, куда мы направляемся, мне будет чем заняться. Дел хватит на много лет вперёд.

В глазах Мориса зажёгся робкий огонёк надежды:

— Так ты… нашёл?

— Да, нашёл, — подтвердил я и встал с кресла. — Подробности позже. А пока давай собираться в дорогу. И не забудь об одежде.

На последнем слове я сделал особое ударение. Морис понял меня — мы заблаговременно подобрали себе костюмы, в которых не будем выделяться среди прочих людей в его родном мире. Сейчас эта предусмотрительность пришлась весьма кстати.

— А если за нами будут следить?

— Не беспокойся, — сказал я, направляясь к двери. — Об этом я тоже подумал… Ну всё, теперь молчок.

Я открыл дверь, и мы вышли в коридор. Морис сразу потопал к себе собираться, а я первым делом вернул в кабинет Дианы заподозренный в шпионстве портативный компьютер. Затем непосредственно, без зеркала, связался с отцом — это исключало любую возможность перехвата разговора.

При других обстоятельствах я обратился бы к маме или Диане, но сейчас помощь отца была предпочтительнее. Хотя праздное любопытство свойственно представителям обоих полов, мужчины в этом отношении всё же более сдержаны, чем женщины, и не склонны делать трагедию из того, что от них что-то скрывают или чего-то не договаривают.

Отец отозвался через пару секунд:

«Это ты, Эрик?»

«Да, папа. Привет».

«Привет. Как дела?»

«Да так себе, более или менее. Ты не очень занят?»

«Зависит от того, насколько срочно я тебе нужен».

«Желательно поскорее».

«Тогда я свободен. Где ты?»

«В доме Дианы».

«Буду минут через десять. Устраивает?»

«Вполне».

«Тогда до встречи».

В своей комнате я по-быстрому переоделся и привёл себя в порядок (пришлось немного повозиться с всклокоченными волосами), затем перешёл в смежный со спальней кабинет и открыл встроенный в стену сейф, где лежали предметы, захваченные нами во время налёта на Чернобыльский центр.

Никаких следов взлома я не обнаружил, всё было на месте, включительно с ноутбуком, где хранились звёздные карты и результаты моих неуклюжих попыток определить местонахождение космической цивилизации. Я переложил содержимое сейфа в кожаную сумку и вышел в коридор, где меня уже ждал Морис. При нём была сумка немного поменьше моей.

— Захватил бритву и покетбук? — первым делом спросил я.

— Захватил. А ты ничего не оставил?

— Ничего, — ответил я и похлопал по сумке.

— Шпагу не берёшь?

— Взял бы, но она осталась в Солнечном Граде.

— Жаль, конечно. У тебя классная шпага.

— Ещё бы…

Когда мы спустились на первый этаж, отец уже ждал нас в холле. Он был одет в свой непритязательный «домашний» королевский наряд, а в руках (о чудо!) держал мою Грейндал.

Улыбнувшись, отец смерил меня оценивающим взглядом, затем с сомнением посмотрел на шпагу.

— Ты забыл её в моём кабинете, — объяснил он. — И я подумал… Впрочем, неважно, что я подумал. Судя по твоей одежде, тебе вряд ли понадобится шпага.

— Как раз наоборот, — сказал я и взял из его рук Грейндал. — Большое спасибо, отец.

Я не имел ни малейшего представления, чтó буду делать со шпагой, пусть и волшебной, в мире высоких технологий и сверхсветовых скоростей, но надолго расставаться с ней мне не хотелось. А моё отсутствие грозило затянуться на многие годы… Мне стало очень тоскливо при мысли о том, что я буду вынужден общаться с отцом и мамой на расстоянии, тщательно скрывая от них своё местонахождение. Я с трудом подавил горестный вздох, готовый вырваться из моей груди…

— Так ты познакомишь меня со своим новым другом? — спросил отец, с интересом глядя на Мориса, который явно чувствовал себя не в своей тарелке, однако держался с достоинством и нисколько не робел в присутствии коронованной особы.

— Да, разумеется, — спохватился я. — Позволь представить тебе Мориса Огюстена Жана-Мари де Бельфора.

Отец доброжелательно улыбнулся ему и кивнул:

— Здравствуйте, господин де Бельфор. Я всегда рад друзьям моего сына.

Морис церемонно поклонился:

— Весь к услугам вашего величества. — Сказано это было с отменной вежливостью, без театральной напыщенности, а просто и изящно, словом, по-аристократически.

Они обменялись ещё несколькими любезностями в том же духе, затем отец повернулся ко мне:

— Ну, Эрик, чем я могу помочь?

Я замялся:

— Тут такое дело… Ты можешь кое-что сделать для меня, не задавая вопросов?

Отец был несколько озадачен.

— Смотря что ты попросишь, — слегка растягивая слова произнёс он. — Если кого-то прикончить, я всё же поинтересуюсь, чем этот тип тебе насолил.

— Убивать никого не придётся, — ответил я. Порой мне трудно было понять, шутит отец или говорит серьёзно. — Избивать тоже. Просто перенеси нас в одно местечко, и всё.

79
{"b":"2132","o":1}