ЛитМир - Электронная Библиотека

Дженнифер даже не пыталась скрыть облегчения в связи с тем, что Джо лишил нас своего общества. Как-то сразу она прониклась к нему антипатией, которая всего за один вечер переросла в откровенную неприязнь — только из-за того, что некогда он был сообщником Александра. Надо сказать, что эта неприязнь не была взаимной. Дженнифер произвела на Джо самое лучшее впечатление, и я видел, как его огорчает такое отношение с её стороны. Но он смирился с этим. Он также смирился и с тем, что, когда Дженнифер узнает о нём побольше, то станет презирать его. Раньше я считал, что Джо ещё легко отделался, фактически вышел сухим из воды, однако теперь, познакомившись с ним лично, начал понимать, что всё не так просто. Разве можно более жестоко наказать человека, чем лишить его права называться отцом?…

Бренда ждала нас в моём кабинете. Когда мы вошли, она сидела в своей излюбленной позе — подвернув под себя ноги — в большом мягком кресле и возилась с ноутбуком «Квазар» новейшей модели.

— Твой выбор нельзя назвать удачным, — произнёс я вместо приветствия. — Машина хорошая, но с заскоками.

— Зато жутко крутая, — ответила Бренда. Она тепло улыбнулась всем нам, а Дженнифер наградила отдельной улыбкой. — Дженни, как ты относишься к тому, чтобы посетить матушку-Землю?

— С восторгом, — сказала Дженнифер, однако в её голосе было больше усталости, чем восторга. — Когда?

— Прямо сейчас. Насколько я понимаю, в ближайшие несколько часов твоё отсутствие здесь вряд ли будет замечено.

Дженнифер согласно кивнула, а затем, не в силах сдержаться, прикрыла ладонью рот и зевнула. Она никак не могла приспособиться к двадцатипятичасовому ритму жизни, а вчерашняя экскурсия по разным мирам и в разных потоках времени вовсе выбила её из колеи.

— Ага… Вот только бы немного отдохнуть…

— Отдохнёшь в логове Колина. Там время течёт очень быстро. Договорились?

— Да, — ответила Дженнифер и снова зевнула.

— А разве Колин не на Земле? — поинтересовался я, усаживаясь в кресло за рабочим столом.

— Уже нет. Нагрузился книгами и ушёл в быстрый поток, чтобы поскорее наверстать упущенное.

Я пожал плечами:

— С чего бы такая спешка?

— Можно подумать, ты не догадываешься! — фыркнула Бренда. — Раньше Колин был твоим учителем, именно он пристрастил тебя к физике, а сейчас читает твои работы — и ни черта не смыслит. Понятно, это бесит его.

— Ещё бы! — усмехнулся я.

Равнодушный к власти, Колин был крайне честолюбив, когда речь шла о физике и, особенно, о теории поля. В этой области человеческого знания он привык быть самым лучшим и не терпел никакой конкуренции, а его ребяческая страсть ко всякого рода премиям и почётным званиям стала темой многочисленных анекдотов. Лет десять назад мой отец, большой любитель плоских шуточек, решил учредить ежегодную Артуровскую премию по физике. Колин отговорил его от этой затеи — и вовсе не из скромности (где там!), а чтобы не оказаться в смешном положении. На моей родине, в мире, ну очень скромно названном отцом в свою собственную честь, у Колина пока что не было серьёзных соперников — за исключением, разумеется, меня и той, чьё имя я избегал произносить даже мысленно…

— А ты, тётушка? — спросил я. — Не чувствуешь себя мастодонтом?

— Ни в коей мере! — чересчур живо возразила она. — Я в ваши с Колином игры не играю. Что не знаю, выучу — без спешки, не торопясь.

«Ой ли? — усомнился я. — Так уж не торопясь».

— Ладно, — отозвалась Дженнифер. — Я пока схожу к себе, возьму кое-какие вещи.

— Только не усни, — предупредила Бренда.

— Не усну, — пообещала Дженнифер и с очередным зевком вышла из кабинета.

Когда дверь закрылась, Дейдра спросила у Бренды:

— Ты давно здесь?

— Не так чтобы очень, но уже успела посмотреть по телику на избранницу Кевина.

— И как она тебе?

— Нечего сказать, хороша.

— Это всё равно что не сказать ничего, — вырвалось у меня.

Дейдра и Бренда обменялись понимающими и чуть насмешливыми взглядами.

— Да, конечно, — сказала тётушка. — Анхела необыкновенная женщина. Жаль только, что… — тут Бренда осеклась и в смущении опустила глаза. Будучи от природы болтливой, она, вместе с тем, редко говорила необдуманно, а когда это случалось, чувствовала себя очень неловко.

— Ничего, — быстро вставила Дейдра. — Это поправимо.

Бренда с укоризной посмотрела на неё:

— Опять ты за своё! — произнесла она, качая головой. — Небось уже обнадёжила Кевина?

— Допустим.

— И зря. А вдруг Хозяйка не даст своего согласия?

— Она уже дала.

Я так и подскочил с кресла:

— Что?!!

Бреда устремила на Дейдру недоверчивый взгляд. Сестра улыбнулась и продолжила, уже обращаясь ко мне:

— Извини, Кеви, что не поставила тебя в известность, но уж больно понравилась мне твоя Анхела, и я не хотела ждать. Ты же знаешь, как я нетерпелива. Этой ночью я потолковала с тёзкой и получила от неё добро.

— Она была здесь?

— Разумеется. Ведь ей нужно было увидеть Анхелу.

Я покраснел.

— И она… видела?

Дейдра тихо рассмеялась:

— Кеви, братишка, у тебя такой забавный вид! Право же, это глупо. Каждый раз, когда ты встречаешься с Хозяйкой, она слышит все твои мысли. По сравнению с этим, то, что она видела вас в постели, причём мирно спящими…

Бренда прокашлялась, перебивая Дейдру:

— Ладно, племяшки. Опустим эти технические детали и перейдём к главному. Стало быть, Хозяйка согласилась на твой эксперимент?

— Это не эксперимент, — возразила сестра. — И коль скоро на то пошло, это твоё открытие.

— Не спорю. Открытие действительно принадлежит мне, и, боюсь, я совершила ошибку, поделившись им с тобой. Теперь ты носишься с навязчивой идеей превратить простую смертную в ведьму.

Слова Бренды мне явно не понравились. Очевидно, при всём её либерализме, мысль о том, что Дар можно получить не только от рождения, но и заслужить его, казалась тётушке чуть ли не кощунственной.

— Всё это пустые разговоры, — вмешался я решительно. — Если Хозяйка дала добро, значит так тому и быть.

Бренда нехотя кивнула:

— Надеюсь, она знает, что делает.

— В этом не сомневайся, — заверил я. — И прежде чем выражать своё неудовольствие, получше узнай Анхелу.

— Тебе тоже стоит получше узнать её. — Бренда всё-таки не преминула поддеть меня. — Впрочем, теперь спорить поздно. Врата открыты и готовы впустить к Источнику нового адепта… гм, даже двух. Уж то-то Артур обрадуется, когда узнает об этом.

— Ему незачем это знать, — сказал я, пожалуй, излишне резко.

Бренда вздохнула:

— Ты неисправим, Кевин. Да и Артур тоже хорош. Вы с ним как кошка с собакой… боюсь, оттого, что у вас слишком много общего. — Тётушка захлопнула крышку ноутбука и встала с кресла. — Ай, чёрт с вами, племяшки! Делайте, что считаете нужными. А я пойду к Дженни — как бы она не уснула, бедняжка.

— Не думаю, — бросил я ей вдогонку. — Скорее всего, она набивает чемоданы платьями, необходимыми для двухчасовой прогулки по Земле. В этом вы с ней похожи — два сапога пара.

Бренда остановилась у двери и, перед тем как выйти, состроила забавную рожицу и показала мне язык. Всё-таки она прелесть!

Едва захлопнувшись, дверь снова распахнулась, и Бренда вернулась в кабинет. Теперь её лицо было слегка обеспокоенным.

— Ты что-то забыла, тётушка?

— Да. Кое-что спросить.

— И что же?

— Вы верите в случайные совпадения?

— Мм, — промычал я. — Смотря в какие.

— Я имею в виду совпадения совершенно невероятные, невозможные, каких просто быть не должно.

— Ну… — Я замялся.

— А вот я не верю, — сказала Бренда. — Точнее, не верила до самого последнего момента, но… Сами посудите. Харальд обнаружил этот мир — случайность вполне допустимая; в конце концов, чуть ли не каждый день открываются новые населённые миры. То, что здесь оказались Александр и Джона — логическое следствие открытия Харальда; так что пока всё в норме. Но вот дальше начинаются чудеса. Спустя каких-нибудь пятнадцать лет после Харальда ты тоже наткнулся на этот мир. А я между делом замечу, что мне не известно ни единого случая, чтобы один и тот же мир, совершенно независимо друг от друга, обнаружили два человека. Думаю, не ошибусь, если скажу, что это первый случай в истории.

95
{"b":"2132","o":1}