ЛитМир - Электронная Библиотека

Александр отрицательно покачал головой:

— Нет, начёт Софи у меня другие планы. Я никогда не воспринимал её как орудие мести Артуру. Ведь она дочь Джоны, которого в вашей семейке любят не больше, чем меня.

— Однако ты продал её в рабство.

— Это была моя месть Джоне за то, что он пытался меня убить. Он не знал о существовании Софи, зато я знал о ней. В будущем я собирался использовать её, чтобы приструнить этого выскочку, если он станет сильно мешать мне, но затем…

Александр умолк, загасил в пепельнице окурок сигары и тут же закурил снова — на этот раз сигарету. И всё молчал. Похоже, продолжать он не собирался.

— Так какие же у тебя планы насчёт Софи? — не выдержав, спросил я.

— Не твоё дело! — резко бросил Александр.

Тут до меня дошло. Несмотря на плачевность моего положения, я громко и с издёвкой рассмеялся:

— Старый козёл! Ты влюбился в неё!

Лицо Александра исказила злобная гримаса. Он поднял было руку, намереваясь ударить меня, но в последний момент передумал. Выражение злобы на его лице уступило место злорадству.

— Ага, ясненько! Ты тоже влип? Что ж, тем хуже для тебя. Помимо всего прочего, теперь ты будешь мучиться мыслью, что после Мориса Софи достанется мне.

Ещё одно очко в пользу Александра. Я чуть не застонал от отчаяния, когда представил Софи в объятиях этого чудовища…

— Гм, — произнёс я, стараясь изобразить сарказм. — Так почему же ты не воспользовался ситуацией, когда Морис исчез? Мало того, ты строил из себя заботливого папочку и даже подыскивал Софи нового мужа.

Александр фыркнул и пожал плечами.

— Если ты рассчитывал задеть меня, то промахнулся. Софи ещё юна и не готова воспринять меня как мужчину, а я совсем не глуп, чтобы форсировать события. Пусть всё идёт своим чередом, времени у меня вдоволь, и я добьюсь своего. А что касается поисков мужа… — Александр метнул на меня злой взгляд. — Это всё ваша дурная наследственность! Сонимще извращенцев! После исчезновения Мориса у Софи не было ни одного мужчины, а всё девушки, подружки. Я не хотел, чтобы это вошло у неё в привычку… Проклятые ваши гены!

— Почему только наши? — спросил я. — Это и твои гены. Отрёкшись от семьи, ты ещё не избавился от наследственности.

Пропустив моё замечание мимо ушей, Александр встал со стола и деловым тоном заговорил:

— Значит так, Эрик, сын Брендона. Твоя участь уже решена, и приговор обжалованию не подлежит. Теперь, что мне делать с Морисом?

В груди у меня похолодело. «Что делать с Морисом?» Разве Александру мало того, что он уже сделал с ним? Что он ещё задумал?…

— Так, так, так! — довольно произнёс Александр, глядя на меня сверху вниз. — Ты обеспокоен его судьбой. Значит, Морис был прав — вы с ним подружились.

— Ну и что? — как можно безразличнее осведомился я.

— Тогда, боюсь, у меня будет ещё одно неприятное известие. Морису придётся разделить твою судьбу.

— В каком смысле?

— Его тоже ждёт ссылка в необитаемый мир. Но не обольщайся — не в тот, где будешь ты, в другой.

Я не обольщался. Только спросил:

— Разве это так необходимо?

— Боюсь, что неизбежно. Сам посуди: если ты исчезнешь, Морис забеспокоится и в конце концов обратится к Кевину. Согласен?

Я вздохнул:

— Да, безусловно.

— Далее. Убедившись, что ты нигде не появлялся, Кевин начнёт расследование, возможно, даже привлечёт других родственников. Они станут копать в непосредственной близости от меня, будут крайне подозрительны — а это опасно. Есть, конечно, шанс, что они ничего не обнаружат: ведь я умею скрывать свой Дар, а Дар Софи я заблокирую — очень осторожно, чтобы не повредить его. Но вместе с тем велика вероятность, что меня разоблачат. На такой риск я пойти не могу. Поэтому я буду вынужден убрать Мориса, а также принять меры в отношении Софи.

О Митра! Софи…

— А она тут причём?

— А притом, что слишком много знает. Она знает, что Морис вернулся. Знает, чтó с ним произошло. Знает, кто на самом деле Кевин Макартур. Я не смог помешать Морису рассказать ей это. Я не смог предотвратить их встречу — всё произошло слишком стремительно… Проклятье!

— И что же ты сделаешь?

— Ничего такого страшного. Официально она отправится в длительное путешествие по Галактике, а на самом деле я поселю её на одной из своих баз в соседнем мире. Что дальше — видно будет.

А дальше, тоскливо подумал я, Александр отбросит всякую обходительность и возьмёт Софи силой. Впрочем, не обязательно насилуя её. Скорее всего, он просто подчинит её своей воле. Софи с детства приучили к покорности, она сама признавалась мне, как трудно ей даётся осознание свободы, а неполные два года — слишком малый срок, чтобы после многих лет рабства стать полностью самостоятельным и независимым человеком. Разумеется, как и всякий мужчина, Александр хотел, чтобы Софи полюбила его по собственной воле, без принуждения, но если обстоятельства складываются неблагоприятно, то…

И ещё Морис… Его мать сожгли на костре, у него самого отняли Дар, он жил во лжи, искренне восхищаясь человеком, который на поверку оказался его злейшим врагом. Теперь у него отнимут и этот обман, отнимут любимую женщину, отнимут свободу. Он узнает страшную правду и остаток своих дней проведёт в сущем аду…

— Вот если бы удалось пустить Кевина по ложному следу, — продолжал Александр. — Убедить его, что твоё исчезновение не связано с Морисом или Софи…

Да, подумал я, это был бы выход. Так или иначе я попался, но почему из-за этого должны страдать Морис и Софи?…

— Например, — вёл дальше Александр, — с тобой разделалась Звёздная Палата. Допустим, тебе пришлось вернуться в Сумерки Дианы. Ты вспомнил, что в спешке не замёл все следы, отправился обратно и после этого больше не появлялся. Узнав обо всём от Мориса, Кевин решит, что это — дело рук Звёздной Палаты…

Скорее всего, подумал я, скорее всего…

Александр вперил в меня взгляд.

— А теперь, — проникновенно произнёс он, положив на столик передо мной мои блокнот и ручку, — бери и пиши записку Морису. Тебе нужно срочно вернуться в Сумерки Дианы. Ты кое-что забыл. Придумай что-нибудь убедительное. Пообещай, что будешь осторожен и вскоре вернёшься. Ну!

Я открыл блокнот, нашёл чистый лист и начал писать:

«Морис, я растяпа! Совсем забыл…»

О чём бишь я забыл?… Так, это я взял… и это… об этом Морис знает… Ага, ноутбук! Я ничего не говорил ему про ноутбук…

«…о том проклятом ноутбуке. На диске остались звёздные карты и мои расчёты. Оставлять их опасно. Надо немедленно уничтожить.

Не беспокойся, я буду осторожен и скоро вернусь. На обратном пути воспользуюсь помощью отца, так что всё будет в порядке.

Мой привет Софи.

Эрик».

Когда я закончил, Александр взял у меня блокнот, прочитал записку, удовлетворённо хмыкнул и вырвал листок. Записку он положил себе в карман, а блокнот и ручку — в карман моего пиджака.

— Вот так-то лучше. Теперь мне не нужно прятать Мориса и Софи. Напротив, я использую их в качестве шпионов. Морис уже горит желанием сотрудничать с Кевином, а по причине своей осведомлённости он вскоре станет его доверенным помощником — но в действительности он будет работать против него. Об этом я позабочусь.

Я постепенно приходил в себя. Во мне закипала бессильная ярость. Я снова попался! Причём так глупо…

Александр ненавязчиво направил мои мысли в нужное для себя русло, затем как бы вошёл с ними в унисон и сделал мне мощное внушение. Я выполнил его требование, будучи в тот момент убеждённым, что действую исключительно по своей воле, без принуждения. Я даже мыслил трезво и логично. Проклятье! Проклятье!..

Я уже открыл было рот, чтобы выругаться и сообщить Александру всё, что о нём думаю… и чуть не рассмеялся.

На сей раз хитрец перехитрил себя. Александр не знал, что Кевин посвятил в свою тайну Дейдру и Бренду; он также не знал, что о космической цивилизации известно Диане. Если Кевина и удовлетворит версия насчёт Звёздной Палаты, то девочки на этом не остановятся. Можно не сомневаться, они отыщут всех судей, где бы те ни прятались, и выяснят, что Звёздная Палата непричастна к моему исчезновению. Тогда снова возьмутся за записку, проведут графологическую экспертизу, установят, что я написал её, находясь под внушением, и тогда… тогда…

98
{"b":"2132","o":1}