ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Когда волнение командира бригады перешло в настоящее беспокойство, я обратился к Рите:

— Ответь ему. Дословно: «К сожалению, мы вынуждены расстаться с вами. Среди нас есть двенадцатилетняя девочка, которая упорно не хочет покидать корабль, а мы больше не собираемся подвергать её жизнь опасности. Поэтому увозим её к дяде, вице-адмиралу Бриссо. Желаем вам всем удачи».

Рита послушно перевела это, и капитан Лоррен, потратив с полминуты, чтобы осмыслить услышанное, разразился длинной и гневной тирадой, которую увенчал ёмким англо-французским словосочетанием «les fucking déserteurs».

Я поморщился, как от пощёчины, и коротко бросил Рите:

— Отключи.

Девушка с явным облегчением последовала моему приказу. Из интеркома донёсся смешок Ахмада:

— Командир ошибся. Ему следовало назвать тебя предателем. Как это по-ихнему? «Traître», кажется.

— Заткнись! — рявкнул я.

— Ладно, ладно, я пошутил. Кстати, мисс, вы больше Стасу не нужны. Идите ко мне.

Рита соскользнула с кресла и беспомощно посмотрела на меня. Я ответил ей таким же беспомощным взглядом.

— Ступай, милая. У нас нет другого выхода. Придётся поверить ему на слово.

— Верьте, я вас не подведу, — отозвался Ахмад.

Рита тихо вздохнула и вышла из рубки. Пока она шла к капитанской каюте, я проверил показания радаров. Корабли Девятнадцатой эскадры следовали по своему маршруту, никто за нами вдогонку не бросился. Нас просто списали со счетов и занесли в графу «траханных дезертиров».

Наконец я увидел на экране, как Рита вошла в каюту.

— Присаживайтесь, мисс, — произнёс Ахмад, указывая на свободное кресло. — Ничего не бойтесь, всё будет в порядке.

Рита робко устроилась в кресле, Ахмад взял свободной рукой парализатор, направил на неё и выстрелил. Девушка обмякла и откинулась на спинку, уронив голову на грудь.

— Вот и всё, — резюмировал Ахмад. — Полдела уже сделано. Кстати, Стас, извини, что я при ней назвал тебя предателем. Надеюсь, она ни о чём не догадается.

Я промолчал.

— А знаешь, — продолжал он после короткой паузы, — я ведь даже не надеялся, что ты поможешь мне с этим излучателем. Вот уж не думал, что твоя привязанность к девочке зайдёт так далеко — до настоящего предательства.

— Чья бы корова мычала, — огрызнулся я. — Тебе ли говорить о предательстве.

— Как раз мне можно. Потому что я не предатель. Я всегда оставался верным своим убеждениям. А ты свои предал. Вернее, продал — за жизнь одной-единственной девочки. Хотя, признаю, она стоит того. Я бы сам не отказался от такой дочери. Вот только видишь ли, в чём проблема: если она узнает, какой ценой куплена её жизнь, то проклянёт тебя навеки и не захочет иметь с тобой дела. А тогда твоя жертва окажется напрасной.

— Да пошёл ты к чёрту! — в сердцах произнёс я. — Не хочу тебя слышать.

Ахмад нервно передёрнул плечами:

— Ну, не хочешь, так не надо, навязываться я не собираюсь. Как говорится, насильно мил не будешь. — Тыльной стороной ладони он вытер вспотевший лоб. — Пожалуй, Стас, ты мне больше не нужен. Дальше я обойдусь без тебя. Я всё-таки пилот, хоть и не такой классный, как ты. Иди уже сюда.

— Хорошо, — кивнул я, чувствуя некоторое облегчение от того, что эта пытка ожиданием закончилась. Теперь уже всё выяснится буквально через минуту — в моём субъективном времени, разумеется. Либо мы очнёмся все вместе на борту брошенного среди безбрежного космоса катера… либо не очнёмся вовсе.

Переключив корабль на автопилот, я покинул рубку и прошёл в капитанскую каюту. Ахмад встретил меня направленным мне в грудь парализатором.

— Стой, где стоишь, ближе не подходи. Ты чересчур импульсивен и можешь совершить глупость.

— Не совершу, — устало ответил я. — Давай, стреляй… Хотя нет, напоследок один вопрос.

— Какой?

— Что ты собираешься делать с полученными сведениями?

— Как это что? Естественно, отдам их другим расам.

— Естественно?! Это ты называешь естественным?

— Конечно. Пусть все владеют этим секретом, пусть ни у кого не будет преимуществ.

Я покачал головой:

— Ты идиот, Ахмад! Ты безумец. Разве ты не понимаешь, что у чужаков и так есть перед нами огромное преимущество. А завладев этой технологией, они навсегда перекроют людям дорогу к звёздам…

— И правильно сделают. Я считаю… Впрочем, мы уже говорили об этом, и я тебя не смог переубедить. Оставайся при своём мнении, а я останусь при своём.

— Будь ты проклят, Ахмад! — от души сказал я. — Если бы это было в моих силах, я бы стёр из своей памяти каждое мгновение нашего знакомства.

Он ухмыльнулся:

— Ну раз так, то я скажу тебе одну вещь, которую ты захочешь забыть ещё сильнее, чем наше знакомство. Но ты не сможешь её забыть, и мысль об этом отравит всю твою дальнейшую жизнь. — Палец Ахмада начал медленно нажимать на гашетку. — Видишь ли, Стас, твоё предательство было излишним и совершенно необязательным. Я бы так и так отпустил девчонку. Я совсем не изверг, поверь мне.

Сверкнула вспышка выстрела, и я лишился чувств.

8

Очнувшись, я в первый момент подумал, что сплю и вижу кошмарный сон. Перед моими глазами маячило поросшее рыжим мехом рыло какого-то жуткого чудовища — две большие ноздри на сером пятаке, усеянная ровными зубами вытянутая пасть, близко посаженные глаза, острые торчащие уши…

— Чёрт! Альв!.. — вырвалось у меня, когда в моих глазах немного прояснилось.

Альв Григорий Шелестов немного отстранился и произнёс:

— Извини, брат-человек, что испугал тебя. Как ты себя чувствуешь?

Я принял сидячее положение и огляделся вокруг. Я находился всё в той же капитанской каюте, где и парализовал меня Ахмад. Самого Ахмада нигде не было, также отсутствовала и боеголовка. А Рита и Рашель лежали рядышком на моей койке, не проявляя ни малейших признаков активности.

Никаких особо неприятных ощущений я не испытывал. Очевидно, альв вколол мне весь комплекс препаратов, снимающих постпарализационный синдром. Эту догадку подтверждала и открытая аптечка на полу у моих ног.

— Что здесь происходит? — спросил я, инстинктивно отодвигаясь подальше от чужака. — Где Ахмад?

— Он мёртв, — грустно ответил альв.

— Мёртв?! Как? Почему?

— Я убил его… да простит меня Господь наш милосердный.

— О!..

Совершенно сбитый с толку, я поднялся с пола, присел на койку и проверил пульс у Рашели и Риты. К счастью, обе были живы, просто находились в бессознательном состоянии.

— Я решил сначала заняться тобой, — отозвался альв. — Вообще-то сперва я собирался привести в чувство Лайфа или Мелиссу, моё присутствие не испугало бы их, как тебя, и с ними было бы легче договориться. К сожалению, они были не только парализованы, но и накачаны снотворным. Я не знал, каким именно, поэтому решил не рисковать, применяя стимуляторы. В сочетании с неизвестными мне транквилизаторами это могло вызвать парадоксальную реакцию и анафилактический шок.

— Погоди, погоди! — замахал руками я. — Хватит медицинской терминологии. Объясни всё по порядку. Что случилось? Почему ты убил Ахмада?

— Он рассказал мне, чтó собирается сделать. Он сообщил, что заполучил схему сжимающего излучателя и хочет передать её всем остальным расам. А я не мог этого допустить.

— Не мог допустить… — повторил я ошалело. — Но почему?

— Потому что эта технология — единственное спасение для человечества. Вас, людей, слишком мало, сейчас вы слабы, а все остальные расы, включая моих братьев-альвов, обезумели и ополчились против вас. Если они овладеют этим секретом, вы лишитесь своего последнего преимущества, это станет вашим смертным приговором. Я… я должен был остановить безумца. Это самое меньшее, что я мог для вас сделать. В отличие от нынешних альвов, я не потерял память, я хорошо помню, как много добра вы принесли моему народу.

Я потрясённо молчал, продолжая таращиться на альва.

— Но ведь… — наконец выдавил я из себя. — Ведь тогда получается, что ты предал своих.

57
{"b":"2133","o":1}