ЛитМир - Электронная Библиотека

– Еще нет! – Ра махнул перед собой рамой, свистнули провода и пружинки.

Ева отступила, уходя из зоны поражения – увлеченный Ра не видел, кто с ним рядом. И столкнулась с застывшим посреди комнаты Пушкиным.

– Солнечные божества – Птах, Ра и Гор, – тихо произнес он. – Ра правил в Гелиополе, Птах в Мемфисе, а Гор… уже не помню где. Птах среди них самый интересный. Он сама вечность, по ту сторону творения. Антиматерия. Прикинь? Винни Пух про него правильно сказал: он вроде есть, и его сразу нет.

– Слушай, – покосилась на него Ева, – тебе не надоело?

– Ты? Смертельно! Да и выглядишь ты сегодня хреново.

Он тут же исчез. Побежал выражать восторги железной раме. Ева привычно глянула на согнутую спину у компьютера. Музыка смолкла, из динамиков доносилось быстрое щелканье – Ежик что-то искал.

– Их Пушкин привел, – заговорила Машка. – Они в клубе в радиокружке занимаются.

Ева устало опустилась на диван. Если бы не Ежик, она бы сюда ни в жизнь не пришла. Да и из-за Ежика приходить тоже не следовало. Хотя Маша – тоже неплохая компания. И Стив. И Левшин. Теперь вот Ра.

– Нет, ты представляешь, какие у них имена! – тут же подцепила ее под локоть Машка. – Я бы умерла жить с таким именем – Ра. Или Птах.

– А если учесть, что имена влияют на человека, то вообще жесть. – Катрин бухнулась на диван, заставив подруг подпрыгнуть. Ваня, Коля – это понятно. Один соединяет в себе разные качества, другой – победитель, всегда уравновешен, трудолюбив. А как жить, если ты Гор?

– Вы пришли? – удивилась Ева. За всеми своими расстройствами она не услышала, как хлопнула дверь. – А где продукты?

– Там, – лениво отмахнулась Катрин. – Лешик на кухню понес. А этот бог Света как хоть выглядит?

– С головой орла, кажется. – Машка не любила Катрин и сейчас старательно отползала от нее подальше.

– Ну, понятно, родственник дятлу.

– У! Заработало! – взвыл Пушкин за дверью. В коридоре мелькнул Левшин. Ежик помчался на шум.

– Что они делают? – спросила Ева, недовольно поджимая губы. Не замечает! Совсем не замечает!

– Левшин! Стой! – вылезла из диванных подушек Катрин.

– Что может делать истинный стимпанковец? – подал голос Саша. Пока девочки разговаривали, он галантно стоял в стороне.

– Машину времени, – буркнула Ева. Ее все раздражало: и бесцеремонная Катрин, и дурак Пушкин.

– Вот именно! – обрадованно подпрыгнула на месте Маша.

– Они же в радиокружке занимаются, сказали, что могут собрать машину времени. Левшин для них за подсолнечным маслом побежал.

– Вы что, заболели? – отодвинулась от них Ева. – Какая машина времени на подсолнечном масле?

– У Булгакова же получилось. Аннушка пролила подсолнечное масло, и появился Воланд.

– Ууууууу! – вопили в коридоре. – Перемещаемся!

– Ну, что ты как маленькая, – толкнула Еву в бок Машка. – Главное, верить! В этом смысл стимпанка. Не брошки и колечки, а вера в то, что… что… – Она обернулась к Сашке, и он подхватил:

– В научно-технический прогресс. Время не главное. Мы можем быть всегда. Это как тоска по невозможному.

– Вот, вот! – заторопилась Машка. – Сегодняшний мир движется в неправильную сторону. Дальше тупик! Катастрофа! Все эти гаджеты, электроника, в которой давно уже никто не разбирается. Мы должны были развиваться по-другому. Не на атомной энергии, а на паровых двигателях. Мы можем все исправить, если отправимся в прошлое!

Ева почувствовала, как у нее от удивления вытягивается лицо.

– Ну, не совсем в прошлое, – мягко вступил Саша и погладил Машку по руке. – Исправлять можно и здесь.

– А что сейчас у нас не так? – прошептала Ева.

– Все не так! – торопилась Машка. – Глобальное потепление, киты выбрасываются на берег океана, птицы меняют маршруты миграции. Компьютер захватывает человека.

– Высокие технологии и низкие моральные принципы, – важно поддакнул Саша. – Киберпанк – отстой. Стимпанк спасет мир.

– Вперед! – завопили в дверях. – Назад!

В комнату ввалился Пушкин. Опираясь о пол рукам и ногами, он полз, сильно извиваясь, словно был ящерицей.

– Доисторическое время! – прорычал он. – Я стегозавр!

Следом за ним показался Стив. Спокойный, уравновешенный Стив прыгал на корточках, сильно вытянув шею и выпятив глаза.

– А я мар-р-разух!

Дальше шел один из братьев. Он двигался на полусогнутых ногах, сильно склонившись вперед.

– Тиранозавр, – представился он.

– А я, – писклявым голосом произнес Ежик, – маленький, но симпатичный динозаврик – эораптор.

С этими словами он упал на спину и поболтал в воздухе ногами.

– Тогда, – накинулся на него один из братьев, – я тебя съем.

Ева подобрала под себя ноги, чтобы «динозавры» ее не затоптали.

– Вы со временем не ошиблись? – проворчала она.

– Не мешай им! – попросил Саша. – Машина времени еще не настроена.

Ежик весьма бодро скинул с себя солнечного бога, но тут на помощь тиранозавру подоспел брат. Возня пошла всерьез. Пушкин сопел, отдирая от воротника рубашки цепкие пальцы одного из радиогениев.

– Ура! – запрыгала на диване Маша. – Машина времени работает! Она перенесла вас из мезозоя в Средние века! Даешь войну Алой и Белой розы!

– Даешь! – вскочил на ноги солнечный бог. – Я вызываю вас на бой!

И метнул в Стива тапкой.

– Драться будем на половниках! – хрипел Пушкин, придавленный к полу соперником.

– Ну что вы возитесь, как младенцы! – не выдержала Ева.

Ее не услышали.

Увлеченные очередным перемещением, мальчишки вооружались. Предусмотрительный Пушкин наматывал вокруг себя плед, из подмышки у него падала подушка. Один из братьев азартно стучал подошвами тапочек, хлопки получались звонкие, как выстрелы.

– Отправь их уже в какое-нибудь другое место, – взмолилась Ева. Вид здоровых парней, увлеченно играющих в детскую игру, расстраивал.

– Сходимся! – кинула перед мальчишками мятый платок Маша.

– Убью! – ринулся в бой Стив.

Они сшиблись. Пушкин тут же оказался на полу.

– Я звоню, звоню, а вы не открываете, – недовольно протянули из коридора.

– Скачок во времени! – гаркнул кто-то. – Джек-Потрошитель на улицах Лондона!

Дерущиеся в комнате тут же отпустили друг друга и ринулись в коридор.

– Какой Потрошитель? – вопил перепуганный Левшин. – Я масло принес!

– Никакой пощады маньякам! – подзуживал голос из-за двери. Снова раздались звуки, похожие на выстрелы. И тут же погас свет.

– Дверь! Дверь откройте! – заорал Стив, вваливаясь в комнату. За стеной что-то упало, и стало светло.

Прямо в уличных ботинках вошел Левшин, за его спиной безуспешно пряталась пухлая Катрин. Левшин прикрывался пакетом с продуктами, как щитом, и орал:

– Масло хотели! Я принес масло!

– Новый скачок! – крикнули из коридора.

– А у вас весело!

На пороге комнаты стоял сухощавый мужчина и широко улыбался. Улыбка резала его острое лицо пополам.

Глава вторая

Хотелось другим

С приходом Левшина сумасшествие усилилось. Узнав, что он на полном серьезе намеревался использовать подсолнечное масло в «машине времени», фантазия братьев понеслась вперед. Ра махал рамой, задевая проводками и пружинками стены и людей, требовал совершенствования техники. Он был шумный и быстрый. Его брат больше наблюдал и слабо улыбался. В руках он постоянно вертел пружинки или проводочки, от этого кончики пальцев у него были черными.

Перезагрузка машины времени произошла стремительно. Проводов стало больше. Был подсоединен таймер с батарейками, недовольно потрескивая, загоралась лампочка. Левшин, лохматый неуклюжий Левшин в своем нелепом свитере и мешковатых вельветовых штанах, первым был отправлен в прошлое. Прилипчивая Катрин цеплялась за его рукав, он беспомощно ее стряхивал, но свитер, этот дурацкий оттянутый свитер, оставался в жадных коготках. Судя по тому, как Левшин завис, он не понял, куда переместился. Сказал бы, что это темные улицы Лондона, а он Джек-Потрошитель, Катрин бы от него сразу отстала.

3
{"b":"213390","o":1}