ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Надрывно взвыл мотор «мерседеса» — это Лон Дэвид до упора выжал акселератор, пытаясь сбежать. Увы! Радиатор машины тут же уперся в колесо бензовоза, а сам американец в ту же секунду был выброшен бойцами группы захвата из салона. Дэнис билась в истерике на руках у альфовцев…

Дипломатические машины неприкосновенны, обладают правом экстерриториальности, но… победителей, как известно, не судят. Да и приказ Андропова — взять разведчика с поличным — для альфовцев был превыше дипломатического протокола.

Свет в конце туннеля

Но вернемся немного назад и расскажем по порядку, как развивались события.

…До выемки Аугустенборгом тайника оставалось всего три недели, а план задержания американского разведчика так и не был разработан.

Нет, разумеется, члены оперативного штаба продолжали предлагать варианты, но Они не устраивали либо генерала Крашельникова, либо Андропова, который был вне себя от ярости из-за неспособности своих бывших подчиненных предложить что-либо подходящее, и поэтому, черт возьми, его план мести послу США в Венгрии Дэвиду Аугустенборгу летел в тартарары!

Генерал Крашельников, засиживаясь до глубокой ночи в своем рабочем кабинете, стал с грустью приучать себя к мысли о досрочной отставке…

Но однажды, уже, наверное, после сотого просмотра отснятой видеопленки, на которой был запечатлен ландшафт, окружавший Приморское шоссе, то ли во время скрытной рекогносцировки местности в районе объекта «Сорок» (альфовцы выходили туда под видом грибников) кому-то из контрразведчиков пришла замечательная мысль. Эврика! Надо вырыть подземный ход!

Мысль о подземном ходе отнюдь не выглядела фантастичной. Дело в том, что метрах в пятидесяти от шоссе, именно на той стороне, где Паганель должен был заложить тайник «Сорок», начинался густой лес.

Решено — сделано. От леса к Приморскому шоссе рабочие «Ленметростроя» прорыли таких размеров тоннель, что внутри него можно было ездить на легковом автомобиле, и оборудовали его средствами связи.

Заканчивался туннель прямо на насыпи Приморского шоссе лазом, замаскированным дерном. Такой же тоннель был сооружен и в Ярославском пограничном учебном центре, где проводилась подготовка бойцов «Альфы» к операции по захвату американского разведчика.

В лесу был оборудован командный пункт (КП) с перископами, с помощью которых можно было вести наблюдение и за воротами дипломатической дачи, и за объектом «Сорок».

Вслед за выездов Аугустенборга с дачи альфовцы должны были покинуть КП и по подземному ходу достичь лаза на насыпи. При появлении американского разведчика у тайника группе захвата по телефону следовала команда: «Захват!».

По телефону? Да, ибо, как и предполагал генерал Крашельников, потом в машине Аугустенборга альфовцы действительно обнаружили рацию, настроенную на частоты, которыми пользовалась для переговоров наша «наружка». Зафиксируй разведчик повышенное возмущение эфира перед выемкой тайника, он попросту отказался бы от акции.

…Все работы по выемке и вывозу грунта велись ночью, чтобы не привлекать внимание дипломатов и членов их семей, курсировавших между Зеленогорском и Ленинградом. А чтобы кому-нибудь из иностранцев не пришло в голову отправиться в лесок по грибы-ягоды, в нескольких ленинградских газетах появились публикации под броским заголовком «Эхо войны», в которых подробно сообщалось об обнаружении в лесах вокруг Зеленогорска мин и снарядов. На них якобы уже подорвалось несколько заблудившихся коров…

…На Ярославском учебном полигоне альфовцы по многу раз в день разыгрывали одну и ту же мизансцену: имитировали приезд американца и его захват. На все отводились считанные секунды. Тренировались до седьмого пота в дождь, грязь, днем и ночью.

Долго не удавался прием, когда в секунды бойцы должны были оказаться по разные стороны автомобиля. Пришлось применять акробатический трюк и в высоком прыжке «сальто-мортале» перелетать через корпус «мерседеса», чтобы вовремя очутиться на противоположной стороне, у дверцы водителя, на случай, если ему удастся в одно касание изъять тайник и оказаться за рулем.

Немало времени потратили и на отработку взаимодействия с бензовозами, которые должны были блокировать автомобиль резидента, не дав ему сбежать с места преступления.

Аугустенборг внес в разработанную альфовцами схему неожиданные коррективы, послав жену изымать контейнер, так что перестроение пришлось делать по ходу операции, но ничего, справились…

Вскоре господин Лон Дэвид фон Аугустенборг был объявлен персоной non grata и вместе с семьей покинул пределы СССР.

Через некоторое время вслед за Аугустенборгами по тому же маршруту проследовал и господин Мюллер.

Посол Франции — агент влияния КГБ

История тайной войны не знает различия между «благородной разведкой» и «низменным шпионажем» — все зависит от вашей точки зрения.

Усилия спецслужб мира окупаются сторицей: под знамена Ордена тайных агентов рекрутированы наследные принцы и политические деятели, священники и проститутки, знаменитые артисты и генералы, спортсмены и чрезвычайные послы — все они или азартно похищают стратегические секреты в пользу своих работодателей, или в силу своей известности с успехом влияют на политику своих стран в отношении СССР…

Игры патриотов

Известно, что громкие скандалы о провале какой-либо разведки свидетельствуют прежде всего о глубине ее проникновения в секреты противоборствующей державы. Как заявлял «Моцарт разведки» Аллен Даллес, «об успешных операциях спецслужбы помалкивают, а их провалы говорят сами за себя».

Скандалы в Англии сначала вокруг имени Кима Филби, а затем и остальных членов «оксфордской пятерки», или в ФРГ вокруг имени Понтера Гийома, советника канцлера Вилли Брандта, да еще к тому же — казначея его партии — социал-демократической партии Германии, говорили о том, что советская разведка умела забраться в иноземный ларец за семью печатями.

Тот факт, что советская внешняя разведка не имела грандиозных скандальных провалов во Франции, вовсе не доказательство неуязвимости ее секретов или отсутствия к ним интереса со стороны русских спецслужб.

Франция никогда не была для КГБ и ГРУ объектом второстепенных разведывательных устремлений.

Франция, пятая держава мира, и вдруг — на втором плане геополитических и разведывательных интересов СССР?! Такого быть не могло, потому что быть не могло никогда!

Не кто иной, как советская контрразведка (именно контрразведка, а не разведка!) в конце пятидесятых годов прошлого столетия с успехом использовала стремление генерала де Голля во время его «второго пришествия во власть»[1] к независимости от держав Западной Европы, прежде всего от Англии. Причем настолько эффективно, что возвела между президентом Франции и НАТО стену отчуждения и, в конце концов, на целое десятилетие, пока находился у власти генерал де Голль, ослабила Атлантический альянс.

Под непосредственным руководством и приличном участии начальника Второго главка КГБ (контрразведка Союза), одного из самых ловких «рыцарей плаща и кинжала» всех спецслужб мира генерал-лейтенанта Олега Михайловича Грибанова был завербован посол Франции в СССР мсье Морис Дежан.

Разумеется, подписку о секретном сотрудничестве у посла не отбирали и в торжественной обстановке оперативного псевдонима ему не присваивали. Явок, в классическом понимании этого слова, то есть где-нибудь на конспиративных квартирах, с ним не проводилось. Обучение технике пересъемки секретных документов на краткосрочных оперативных курсах без отрыва от производства он не проходил. Денег в конвертах за свои услуги не получал, и тем не менее советским агентом посол являлся.

Морис Дежан, как сейчас принято в среде профессионалов называть негласных помощников такого уровня, был «агентом влияния».

вернуться

1

Де Голль являлся главой Временного правительства Франции в 1944–1946 годах. — Прим. автора.

4
{"b":"213702","o":1}