ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Нравятся дикие кошки! Так и быть, прощаю этого дурака. Отойди.

За окном кто-то свистнул.

— Ждите! — Аркадий схватил портфель и выбежал из комнаты.

Вернулся он минут через десять-пятнадцать.

— «Старик» выложил за камни и золото — двадцать тысяч. Сделал только два паспорта, мне и тебе, Генка. Бланков не было больше. Только что, прямо в машине, вписал фамилию, год рождения.

— Так кто мы теперь? — Геннадий нервно стучал пальцем по ребру стола.

— Кто? — Аркадий, о чем-то задумался. — Сам прочтешь, — потом повернулся к Арифу, — возьми свою долю и запомни: ты должен исчезнуть. Боюсь, что подгадил ты нам. Бери курс на север. А мы — на юг. Не сработались мы с тобой — не обижайся, — он протянул Арифу пачку денег.

— Спасибо, друг. — Ариф взял деньги, спрятал в карман.

— Не за что. Давайте скорей сматываться.

В доме погасили свет, вышли. У ограды стояла «Волга». За руль сел Геннадий, рядом Ариф. Аркадий и Лара — сзади. Когда усаживались, под ногами шевельнулось что-то живое. Лара вскрикнула, рванулась назад.

— Молчи, дура! — прошипел Галустян. — Держи язык за зубами, а то вырву. — И он с силой втолкнул ее в машину.

У вокзала ссадили Арифа. Он ушел молча, не простившись. А «Волга» продолжала путь.

За окнами показались темные силуэты гор. Лару стало укачивать. Голова упала на спинку сиденья. Сквозь сон почувствовала, что трясут за плечо. Открыла глаза. «Волга» стояла, Аркадий курил у машины, поманил ее пальцем. Она вышла.

— Лара, с нами ехать опасно. Останешься здесь. В город идет много машин. Кто-нибудь подберет. Вот тебе деньги.

— Я боюсь одна, ночью…

— Дура! Как сказал, так и будет. Приедешь в город, встретишься с Серго. Объяснишь, что мы уехали. Паспорт твой специально пришлю в письме на его имя. На Главпочтамт, до востребования. Чтоб он знал — висит на крючке. Только пусть попробует рот раскрыть. — Аркадий сжал кулаки. — Шею сверну. И тебя это касается. Крепко запомни.

Галустян сел в машину. «Волга» бесшумно тронулась с места и вскоре красные огоньки ее растаяли вдали…

Опустив голову, Лара умолкла.

— Еще несколько вопросов, Лара.

— Спрашивайте, — устало кивнула она.

— С Серго ты встретилась?

— Нет… И видеть никого из них не хочу.

— Он не с ними. Но это позже. Где твои вещи?

— Вещи? Аркадий сдал их в камеру хранения на вокзале.

— Почему он, а не ты?

— Он положил в мой чемодан шляпу и морскую тельняшку. Сказал, память от брата. До этого чемодан был у Арифа дома.

— Понимаю, понимаю все. Прекрасно, — Акперов бросил очередной окурок в заполненную уже до краев пепельницу. — Ты хорошо рассказываешь, Лара. Я не только слышал, я прямо видел все это.

— Что вы, товарищ майор. — Лара смутилась. — Хоть вам помогла. Что-то доброе в жизни сделала. Теперь пусть убивают…

— Глупости. Ты не одна. Неужели эти бандюги сильнее нас, Алика, многих тысяч хороших людей? Ты будешь жить с поднятой головой. Будешь! — Заур разволновался, несколько раз пересек кабинет. — Устроим тебя на работу, в общежитие. У Мурадовых тебя принимают, как родную. — Он взял трубку, набрал номер. — Никольский, откройте кабинет Агавелова, организуйте постель на диване. Да, да для этой девушки, — опять повернулся к Ларе. — До утра отдохнешь. А утром… Утром начнем перекраивать твою биографию.

Лара поднялась со стула.

— Спасибо вам, товарищ Акперов. Вы добрый!

Заур смущенно пробормотал:

— Ну, что ты… Какая уж там доброта.

Проводив девушку, он мысленно подвел итог последним событиям. Серго Шавлакадзе, а сейчас Лара, наконец, точно указали, что Сумбатову и кассира — «дай ей из банковских денег» — ограбил тот же Галустян.

Все становилось на свои места.

ГЛАВА 22

ДЕНЬ ХОРОШИХ ИЗВЕСТИЙ И ПЕЧАЛЬНЫХ СОБЫТИЙ

Майор Акперов с трудом дождался рассвета. Усталости как не бывало. Чувство было такое, словно он прекрасно отдохнул.

Задумчиво глядя на светлеющие квадраты окон, Заур мечтал, — вот закончат они это сложное «дело» и тогда, кажется, он сможет подать рапорт и просить отпуск. Очень хочется исполнить обещание, данное матери, хотя бы месяц побыть с ней. Да и отдохнуть надо. Без передышки нельзя.

В восемь утра Акперов умылся, забежал в парикмахерскую и направился в соседнее кафе. А когда возвращался, встретил у райотдела милиции улыбавшегося Агавелова.

— Доброе утро, — ответил Заур на его приветствие. — Что сияешь, как солнце?

— А почему бы мне не сиять? Узнал про сюрпризы этой ночи. Завидую.

Они поднялись на второй этаж. Наверху их встретил капитан Огнев.

— Пошли, друзья. Есть срочные задания, — сказал Акперов, увлекая их в свой кабинет.

Созревший план был прост и ясен. Начальник уголовного розыска вкратце изложил его сотрудникам. В райотдел вызвали следователя Байрамова для официального допроса Ларисы Носовой, Агавелов поехал на Главпочтамт, Огнев на вокзал за чемоданом Ларисы.

Акперов же связался по телефону со своим коллегой из соседнего района — Суреном Юзбашевым. Тот, услышав, что ограбление кассира раскрыто, обрадовался, обещал прислать это уголовное дело для приобщения к делу об убийстве. Спустя час после телефонного разговора, Юзбашев лично доставил все необходимые материалы.

Вскоре следователь Байрамов закончил допрос и вручил начальнику уголовного розыска санкцию на арест Геннадия Чуркина.

Еще через сорок минут вернулся капитан Огнев. Он внес в кабинет Акперова маленький чемодан и осторожно опустил его на приставной стол.

— Ну и бюрократы же на вокзале, — произнес он недовольно. — Пришлось пройти настоящую проверку, прежде чем получил доступ к этому чемоданчику.

— Не ворчи, Андрей. Главное — результат. Чемодан здесь — и точка. Пригласи Носову и пару свидетелей.

Огнев быстро привел Лару в сопровождении двух дружинников. Увидев свой чемодан, девушка удивилась.

— Уже принесли? Ведь квитанция-то у Аркадия!

— Так лучше. Пусть хранит на память, — усмехнулся Акперов. — А мы посмотрим, что этот негодяй оставил после себя.

В глазах Лары вспыхнуло любопытство. Вскрыли чемодан. Лара узнала пару своих платьев, демисезонное пальто. Больше из ее вещей там не было ничего.

В чемодане лежали также шляпа, тельняшка, пачка порнографических открыток, несколько колод игральных карт.

Присутствующие, не прикасаясь руками, внимательно осмотрели вещи: на них могли сохраниться отпечатки пальцев.

Огнев в присутствии Носовой и свидетелей уселся составлять акт, а Акперов позвонил в научно-технический отдел и вызвал эксперта. После составления акта Носова и свидетели оставили кабинет.

Он еще говорил по телефону, когда в кабинет не вошел, а буквально, влетел Агавелов.

— Удача, товарищи! — воскликнул он. — Удача, понимаете?

— Тише и без загадок. — Акперову было не до шуток сейчас — круг замыкался.

Агавелов передал Акперову конверт.

— Прошу, Заур Алекперович. Я весь рабочий день сортировал письма. Получите письмо. Из Сочи.

На конверте четким, косым почерком выведено:

«Баку, Главпочтамт. До востребования. Шавлакадзе Сергею».

Обратного адреса не было.

— Хорошо. Подождем эксперта. Вскроем с его участием. Важны отпечатки пальцев.

Эксперта ждали недолго. Он, не теряя времени, обработал открытки и карты, но на них следов, пригодных для идентификации не оказалось. Вскрыли конверт. На исписанном листе бумаги, сложенном вчетверо, наряду с мазками, нашли два вполне пригодных следа. Паспорт же был чист, и его немедленно вернули Носовой.

После отъезда эксперта Агавелов, Огнев и Акперов несколько раз внимательно прочли письмо, адресованное Серго.

«Здорово, дружище! — писал Галустян. — Отбыли благополучно. Сестренку сбросили. С Косым расстались. Отдыхаем в Сочи. Курорт — класс. Обжорки еще лучше. Вот только с квартирами плохо. Кочуем. Но это неважно. Зарплата велика и засиживаться не собираемся. Нас интересует, как твое здоровье, не беспокоят ли тебя враги? Увидишь сестренку — привет ей. Развлеки девочку. Ты ж умеешь. Вернемся — отблагодарю. Смотри за ней в оба. Следи за своим здоровьем. Адрес не даю — жена очень ревнивая.

Твои друзья».
25
{"b":"213778","o":1}