ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Понятно, — ответил за всех Заур. — Пошли, товарищи.

…В трех окнах на втором этаже до глубокой ночи горел свет. Там начинался поиск. Первым погасло окно Акперова. Но на балконе, куда выходила дверь его кабинета, еще долго метался огонек папиросы.

ГЛАВА 3

СОН В РУКУ

Данные экспертизы получили в понедельник утром. Биологический анализ показал, что кровь на сапожном молотке, изъятом с места происшествия, и кровь Ирины Сумбатовой — по группе аналогичны.

— Не так уж существенно, — заключил Акперов, знакомя Огнева и капитана Агавелова с показанием экспертизы. — Попытаемся снова мысленно восстановить события субботней ночи. — Итак, 23 мая, в 22 часа 30 минут на улице 2-я Железнодорожная, некто икс в старой соломенной шляпе, заметьте, со шнуром вместо ленты и светлой рубахе напал на гражданку Сумбатову, нанес ей удар по голове сапожным молотком, предусмотрительно обмотанным тряпкой. Затем он сорвал с ее руки часы фирмы «Омега» на золотом сетчатом браслете и скрылся. Грабеж с насилием. Как видите, друзья, неизвестный совершил преступление с расчетливой осторожностью. Надеясь, что не оставит никаких улик. Но улики есть. Одна — молоток, другая… Другая — похищенные часы. Надо все взвесить, проверить все версии, подумать, не знаком ли нам «почерк» преступника по прежним делам? Задача не из легких, словом египетский труд… «Не халва» — как любит говорить наш начальник. Первое, что я предлагаю — искать часы. Найти во что бы то ни стало. Остальное дополнит сам ход событий. Но… А что, собственно, скажете вы? — Акперов закурил.

Огнев невесело улыбнулся. На бледном, осунувшемся лице — тень усталости. В нервных пальцах похрустывает спичечный коробок.

— Товарищ майор, — начал он, — версию об иксе в старой шляпе следует отбросить. Соломенные шляпы у нас носят уже с апреля. Охота за шляпой будет похожа, — Огнев сделал паузу, — на ловлю солнечного зайчика. Наивно…

— Что ты предлагаешь? — бросил Акперов.

— Надо искать часы.

— А молоток?

— Нет, часы, — согласился с Огневым, до сих пор молчавший Агавелов. — В отношении молотка, честно говоря, шансов мало. Зато часы… Ведь они преступнику не нужны, верно? — Заур и Андрей согласно кивнули. — Значит, — продолжал Агавелов, — он должен их продать.

— Согласен, — заключил Акперов. — Предложения?

— Беру на себя мастерские, скуппункты и прочее, — Огнев встал. — Надеюсь, Заур, ты мне поможешь.

— Хорошо, два района у тебя возьму. А ты, Агавелов?

— Прощупаю возможные связи.

— Решено. Сейчас 10-00. Отдых до 12-00. Потом сбор у меня и начнем действовать.

*

…Прошло несколько дней. Однако результаты не обнадеживали. В пунктах плана розыска, который лежал перед Зауром, были зачеркнуты все строки. А часы словно в воду канули. «Не дай бог позвонят Сергей или Ирина, — все чаще думал Акперов. — Что им ответить?»

Все сильнее давало себя знать чувство нервного напряжения. К вечеру обычно голова тяжелела, веки слипались.

Так и в этот день. Едва захлопнулась дверь за Огневым, доложившим об очередной неудаче, как Заур почувствовал неодолимую сонливость. Он дважды повернул ключ, бросился на диван.

Надвинулось, как в туманном наильше.

Цветной фонтан. Берег моря… Воздух чуть сырой, приятно освежающий. Ветви плакучих ив тянутся к воде, подсвеченные из-под воды они кажутся косами, разметавшимися на ветру.

Но что это? Машина въехала в аллею бульвара? Набирает скорость? Заур, предостерегающе подняв руку, бросился навстречу. Вокруг дети, старики… Ослепительно вспыхнули фары, толчок, и вот он уже томительно долго падает под колеса. Перед глазами проплывает номер. АЗИ-13—13. «Москвич». Над Зауром склоняется девушка. Синие глаза сияют. Она улыбается, белозубая, веселая. Марита!

— Зачем вы скрыли от меня, что вы сыщик? — смеется она. — Зачем?

— Марита, простите… Я думал…

— Думал, думал… Вы не способны думать! Вот возьмите! На память…

Швейцарские часы с сетчатым браслетом падают в его ладонь.

— Марита!

Майор Акперов вскочил с дивана и уставился на свою раскрытую ладонь. Какая только чертовщина не лезет в голову.

Протер руками глаза, глянул на стенные часы. Десять часов вечера. Невероятно! Проспал целых пять часов. А сон, будто одна минута…

Все эти дни Заур был так огорчен неудачным розыском, что и не вспомнил о своей случайной знакомой. А сейчас вдруг отчетливо увидел ее открытое лицо, волосы, схваченные сзади бантом, нарочитую небрежность одежды, легкий и острый разговор на площади… «Черт побери, — подумал он. — Мне недостает только сентиментальной влюбленности».

Широко расставив ноги, Заур постоял посреди кабинета, потом решительно подошел к телефону, набрал номер:

— Саркисов? Привет, дружище. Майор Акперов говорит… Да-да… Прошу проверь «Москвич» АЗИ-13—13… Хорошо, подожду.

Прошло несколько минут.

— Да! Слушаю… Пишу, пишу, — Заур взял карандаш и придвинул к себе блокнот. — Владелец — Заступин Оскар Семенович, уроженец г. Смоленска, 1905 года рождения. Начальник отдела снабжения артели «Мебельщик». Адрес — пос. Строителей — самостройка 30. Машина зарегистрирована… Ясно, Ашот, ясно… Спасибо, старик. Привет.

Акперов дал отбой и набрал номер адресного бюро. Все остальное узнать нетрудно, милая незнакомка. Либо ты дочь владельца, либо племянница, либо… невестка. От последнего предположения ему стало не по себе. Ответила дежурная. Акперов попросил дать справку о Заступиной Марите.

Заступина Марита… Оскаровна. Родилась в г. Смоленске в 1933 году. Проживает на поселке Строителей — самостройка 30. Прописана в Баку. Не работает, студентка второго курса медицинского института…

Акперов едва дослушал. Он мысленно представил себе, как явится в медицинский институт и «случайно» встретит ее. Он поблагодарил девушку из бюро и положил трубку.

«Ну вот, Марита Оскаровна, мы почти познакомились. Правда, я знаю о вас больше, чем вы обо мне…».

Постучали. Заур отпер дверь. Вошел Огнев, недоуменно окинул взглядом комнату, выглянул на балкон.

— Кого ты ищешь? — спросил Заур весело.

— Мне послышалось, что ты с кем-то разговаривал. Или я уже совсем… — он повертел пальцем у виска.

— Не послышалось. Я действительно разговаривал. Сам с собой. Готовился к докладу, — улыбнулся Заур.

— К докладу?

— Потом объясню. Любопытство, между прочим, старит человека, говорят.

Они подсели к столу.

— Знаешь, Андрей, во сне,- — Заур замялся, — мне явилось этакое неземное создание в образе очаровательной брюнетки и протянуло часы Сумбатовой. Но, к сожалению, ты не брюнетка, а блондин.

Огнев расхохотался.

— Но все же сон почти в руку, — сказал он, — Давай заглянем в картотеку.

Заур насторожился.

— Что у тебя на уме?

— Между прочим, любопытство старит человека, — невозмутимо бросил Андрей. — Но перед лицом своего высокого начальника…

На этот раз рассмеялись оба.

— Ну, хорошо, что ты все-таки хочешь предложить? — спросил Заур.

— Думаю все-таки заняться «Рембрандтом».

— Согласен. Но не сейчас. Подумай, есть ли у нас основание подозревать его? Личность приметная — с бородкой. Да и трусоват он, хлипок.

— Все это так, но…

— Нет дорогой. Это не «Рембрандта» художество. Молотком по голове! Тут действовал человек жестокий, наглый, твердо рассчитывающий на свою силу. Куда этому слюнтяю…

— Дай же мне договорить! — вспылил Андрей. — Все эти доводы мне ясны так же, как и тебе. А Галустян мог сделать?

— Галустян? — Заур от неожиданности опешил. Потом бросился к картотеке. — Отличная мысль, капитан, — сказал он, ставя на стол длинный ящик.

Он торопливо перебрал твердые узкие таблички.

— «Адмирал», «Кит», «Медведь», «Волк», тьфу ты, целый зверинец. «Старик»… А, вот он. «Артист» — Галустян Аркадий.

Оба быстро пробежали глазами несколько строк.

«Действует решительно, дерзко. Физически силен. Расчетлив…».

4
{"b":"213778","o":1}