ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Мудрец

(гордо)

Это я!..

Насреддин

(круто меняя тон)

Ты жалкий самозванец и невежда!
Назвав себя Гуссейном Гуслия,
Ты станешь уверять, что и одежда,
Которая на мне…

Мудрец

(перебивает)

Она – моя!

Насреддин

Из наглецов ты самый наглый в мире!..
Но главный свой секрет не утаи:
Скажи, чувяки, те, что на Эмире, —
Они ведь тоже, видимо…

Мудрец

(запальчиво)

Мои!..

Эмир

(разводит руками)

Ну, это уж вершина неприличья!

Насреддин

(буднично)

Не стоит продолжать. Диагноз прост:
Чудовищная мания величья.
Маниакальный бред на почве звёзд.

Эмир

(зевнув)

Число улик растет неудержимо!
Опасный оказался старикан!..

(стражникам)

Поскольку это явный враг режима,
Швырнуть его немедленно в зиндан!

Мудрец

(плача)

За что?! Из-за интриги чьей-то грязной
Мне суждена пожизненно тюрьма?!
Вы тронулись умом, солнцеобразный!
Луноподобный, вы сошли с ума!

Насреддин

(Эмиру, тихо)

Я ненависти к деду не питаю,
Но, кажется, темнит чего-то он…
Позвольте-ка его я попытаю —
А вдруг да иудейский он шпион?!

Эмир

(с милостивой улыбкой)

Талантов у тебя и впрямь в избытке!
Таких умельцев прежде я не знал!
Так ты у нас ещё и мастер пытки?

Насреддин

(скромно)

Я дилетант. Непрофессионал.

(лирически)

Бывает, попытаешь на досуге
Такого же… как этот вот… козла,
Но так, без вдохновения, от скуки,
Не чувствуя к пытаемому зла…
Ведь какова судьба у звездочёта?
Вся жизнь у неба звёздного в плену!
Сидишь вот так один – и безотчетно —
Нет-нет да и завоешь на луну!
Считаешь эти звёздочки, считаешь
И весь переполняешься тоской…
Но лишь кого-то малость попытаешь —
И все недомоганья как рукой!..

Эпизод одиннадцатый

Помещение, предназначенное для пыток. На стенах развешаны всевозможные, устрашающие своим видом пыточные инструменты. В углу на корточках сидит печальный мудрец Гуссейн Гуслия в обречённой позе и с потухшими глазами.

В скважине поворачивается ключ, и входит Насреддин. При появлении Насреддина узник вскакивает, взгляд его оживляется.

Насреддин

(останавливая Мудреца)

Не делай, о наивный, и попытки
Из этой славной комнатки удрать!
К тебе я применять не буду пытки,
Но ты обязан всё-таки орать!..
Когда тебя, дружок, начну пытать я,
Ты высунься в окошко и ори!

Мудрец

А что орать?

Насреддин

(нетерпеливо)

Ругательства, проклятья,
Да что угодно, чёрт тебя дери!
Как будто бы железный прут я в брюхо
Тебе воткнул!..

На лице Мудреца появляется выражение подлинного страдания.

Что, больно?.. Так ори,
Чтоб стукачи окрест лишились слуха,
Чтоб лопнули в округе фонари!..

Мудрец пытается закричать, но производит лишь жалкий блеющий звук и сконфуженно умолкает.

Насреддин

(укоризненно)

Ты мне сейчас напоминаешь кошку,
Которую журавль клюнул в нос.
Пытать тебя я буду понарошку,
Но голосить-то следует всерьёз!..
Меняй приемы, маски, мизансцены,
Побольше гнева, боли и слезы!
Попробуй вой рожающей гиены!
Попробуй вопль недоенной козы!
Попробуй подражать степному зверю!
Тревожь свою фантазию, тревожь!..

Мудрец производит ещё один невразумительный звук и исподлобья смотрит на своего мучителя.

Ну, что тебе сказать, дружок?.. Не верю!..
Весьма неубедительно орёшь!
Возможно, для ценителей вокала
Твой голос изумительно хорош…
Но в крике оскопленного шакала
Не чувствуется правды ни на грош!
Не любишь, ох, не ценишь ты работы!
Ох, на себя накличешь ты беду!

Мудрец

(жалобно)

Никак я не найду заветной ноты,
И верного я тона не найду!..

Насреддин

(жёстко)

Палач тебя научит верной ноте!
Все ноты и октавы знает он!
Загонит пару игл тебе под ногти,
И ты в момент отыщешь верный тон!..
Ты вот на чём вниманье заостри-ка:
В тебе к тиранам ненависть слаба!
Есть просто крик. А где же пафос крика?
Где яркие и гневные слова?..

Мудрец

(смущённо)

Хоть много слов в мозгу моём хранится,
Но всё ж словарный жалок мой улов.
Я не привык судиться и браниться
И потому не знаю крепких слов!..

Насреддин

(изумлённо)

Да что ты?.. Ни единого словечка?..
Я поделюсь одним-другим словцом!
(наклоняется к Мудрецу)
Давай-ка ухо, кроткая овечка!
Но не красней ушами и лицом!..
12
{"b":"213804","o":1}