ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Насреддин что-то шепчет Мудрецу на ухо, и по выражению лица последнего видно, что услышанное повергает его в ужас. Зато Насреддин вполне доволен произведенным эффектом.

Насреддин

(наставительно)

Ну да, ведь ты ж вдыхал особый воздух!
Ты не привык барахтаться во зле!..
Ты жизнь провел на выдуманных звёздах,
А жить-то надо было на Земле!..
Представь: тебе зажали пальцы дверью…
Ну, что ты сморщил рожу-то?.. Кричи!

Мудрец

(что есть силы)

Мерзавцы!.. Гады!.. Сволочи!..

Насреддин

Не верю!..
Ты пропустил словечко «Палачи!».

Мудрец

(капризничая)

Трагедия случится, что ль, какая,
Коль я одно словечко… пропустю?

Насреддин

Пропустишь, глупой лени потакая,

А главный социальный смысл – тю-тю!..

Ты так кричи, чтоб сердце защемило,

Мне искренний твой гнев необходим!

Мудрец

(неожиданно)

А можно я скажу: долой Эмира?..

Насреддин

(опешив)

Пока не стоит. С этим погодим.
Придерживайся в жизни середины.
Жизнь коротка, а зла запас велик.
За правду пусть воюют насреддины,
А твой удел – художественный крик!..
Ну что же, мы довольно помолчали,
Пора и голос всё-таки подать!..

Мудрец

(истошно)

Гадьё!.. Волки позорные!.. Сучары!
Зарежу – век свободы не видать!..

Насреддин

(он ошеломлен)

Откуда вдруг из нашего народа,
Что солнцем и поэзией богат,
Попёрла эта тёмная природа,
Которая зовется – русский мат?..
Каких чудес не встретишь в этом мире!..

(мудрецу)

Скажи мне – да простит меня Аллах! —
Ты не был… в этой… как её… в Сибири?..
Не сиживал ли… в этих… в кандалах?

Мудрец

(с достоинством)

Родился в предостойнейшей семье я
И рос послушным мальчиком. Как все.
И, склонность к философии имея,
С отличием окончил медресе!..

Насреддин

(пытаясь быть рассудительным)

Твой крик хорош. И гнева в нём в избытке.
Язык же твой для публики негож!..

Мудрец

(кричит)

Какой язык – когда такие пытки?!
Под пыткой не такое запоёшь!

(высовывается в окошко)

Вперед, сыны Отечества!.. На приступ!..
Вперед!.. Алён занфан де ля патри!..

Насреддин

(хватается за сердце)

Послушай, у меня сердечный приступ…
Прошу тебя… не надо… не ори!..

Часть вторая

(эпизоды 12–20)

Эпизод двенадцатый

Вечер в дворцовом саду. В окружении экзотических деревьев и диковинных птиц Эмир и Насреддин коротают время за игрой в кости.

Эмир

Боюсь, мудрец, на женщин твой запрет
Потенции моей наносит вред.
Способности мои на эту тему,
Я чувствую, вот-вот сойдут на нет…

Насреддин

Ах, стоит ли об этом причитать!
Вам всё ещё удастся наверстать!

Эмир

(рассудительно)

Но меч, когда он не в употреблении,
Печною кочергой рискует стать!..

Насреддин

(наставительно)

Поскольку под святой звездой
Абу Всевышний вашу поместил судьбу,
Впрягите ишака долготерпенья
В своих страстей безумную арбу!

Эмир

(свирепея)

Три дня уж я – глумливый ты прохвост! —
Смиренно жду благословенья звёзд…
Но тигр страсти в клетке воздержанья
Отсиживать устал свой гордый хвост.

Насреддин

(поднимая глаза к небу)

Светила нынче выстроились в ряд,
Они так выразительно горят.
Неужто, о собой затмивший солнце,
Они вам ни о чём не говорят?..

Эмир

(важно надувая щеки)

Светила услаждать лишь могут взор,
Но с ними невозможен разговор…

Насреддин

Они вам говорят, о луноликий,
Что каждый ваш министр – отпетый вор!

Эмир

(насмешливо)

Чтоб осознать сей мысли глубину,
Не надо пялить зенки на луну.
Достаточно хотя бы раз в неделю
Заглядывать в эмирскую казну.

Насреддин

Как низко пал наш просвещенный мир!
И как вы это терпите, Эмир?..
Не верю, чтоб такой миропорядок
Был вашему святому сердцу мил.

Эмир

(со вздохом)

Что делать?! Мир стоит на воровстве!
Воруют в Самарканде и в Хиве,
В Ширазе, в Тегеране и в Стамбуле,
И даже – страшно вымолвить – в Москве!..
Иной наворовался вроде всласть —
Уж некуда украденное класть!..
Уж обожрался. Уж глотать не может,
А сам всё наготове держит пасть…
Конечно, мне известно с давних пор,
Что каждый мой министр – стократный вор,
Но было бы ошибкой думать, будто
Ворует лишь один эмирский двор.
Народу – чтоб не вздумал бунтовать! —
Мы тоже разрешили воровать.
Пусть лучше сам ворует потихоньку,
Чем с воровскою властью враждовать!..
Но – неизобретателен народ:
Один в чужой залезет огород,
Другой обчистит пьяного, а третий
На улице подкову подберёт.
13
{"b":"213804","o":1}