ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Не дожидаясь, пока до Начальника стражи дойдет смысл эмирского приказа, Насреддин коротким рывком сдергивает с него штаны.

Начальник стражи

(окончательно деморализованный)

Нельзя ль поменьше прыти?
Имейте совесть! Будьте же людьми!

(рыдает)

Уж лучше вы башку мне отрубите,
Но только не орудие любви!

Насреддин и Дворцовый лекарь присаживаются на корточки, чтобы поближе рассмотреть предмет, из-за которого возникло столько разногласий. Дворцовый лекарь пользуется при этом здоровенной лупой.

Насреддин

(презрительно)

И это называет он орудьем!

Дворцовый лекарь

(поддерживает Насреддина)

И было бы рыдать из-за чего!

Начальник стражи

(сквозь слезы)

Но я…

Насреддин

(сурово)

С наукой спорить мы не будем!

(стражникам)

А ну в кастрационную его!

Эпизод четырнадцатый

Эмирские бани. Эмир и Насреддин, завернувшись в мокрые простыни, продолжают свои «философские» споры. На столике перед ними – фрукты и напитки.

Эмир

(явно тоскуя)

Гюльджан больна!

Насреддин

(скорбно)

Боюсь, что безнадёжно…

Эмир

(яростно)

И только ты один тому виной!
Ты сделал так, что стало невозможно
Ей видеться с возлюбленным!

(скромно уточняет)

Со мной!..

(слезливо)

Она в постели чахнет сиротливо,
Не видя рядом милого лица.
Так роза увядает без полива!
Так без барана куксится овца!

Насреддин

(выхватывая из-под простыни записную книжку)

Сравнение, достойное Хафиза!
Особенно второе. Про овцу!

Эмир

(укоризненно)

Какой ты льстец, однако, и подлиза!
Серьёзным людям это не к лицу.

Насреддин

Хоть лесть вполне в традициях Востока,
Я против правды вовсе не грешу:
Вы скажете – я плачу от восторга,
Вы рот открыли – я уже пишу!
Ух, наберусь когда-нибудь отваги
И предоставлю вам – настанет час! —
Вот этакую кипищу бумаги —
Цитатник из великих ваших фраз!

(с жаром)

Ну объясните мне Аллаха ради,
Как только удается это вам:
Как слово ни пророните – Саади!
Второе слово скажете – Хайям!

Эмир

(даже он конфузится от такой беззастенчивой лести)

Не ведаю, как это происходит!
И вправду: дело тонкое – Восток!
Сидишь вот так, сидишь – и вдруг находит
Случайный вдохновения поток…

(спохватившись, строго)

Но я хочу вернуться к прежней теме.
Любезный, сколь бы ты не возражал,
Сегодня же я появлюсь в гареме
И обниму любимую Гюльджан!

Насреддин

(устало)

Пресветлый, неужели вам не ясно,
Что рисковать не следует сейчас?!
Её болезнь заразна, что опасно,
О солнце справедливости, для вас!

Появляется Начальник стражи. Внешне он выглядит суровым и подтянутым, как и прежде, но вот голос… Короче, мужественный воин произносит слова… нежным фальцетом.

Начальник стражи

(с ненавистью сверкнув взглядом на Насреддина – Эмиру)

О, конкурент Луны! Я к вам с докладом!
По холодку, сегодня поутру
Я вместе с моим доблестным отрядом
Подробно всю обшарил Бухару.
Кто беден, кто богат, мне всё едино,
Я заглянул буквально в каждый двор,
Следов же негодяя Насреддина —
Увы! – не обнаружил до сих пор!

Насреддин

(с изумлением)

Не он ли тот счастливчик чрезвычайный,
Кому врачи морковку отсекли?
Я вижу, он по-прежнему начальник!
А евнух кто ж?

Эмир

Другого змы нашли!

(со вздохом)

Мы отняли у парня ценный орган…
Но жизни не бывает без утрат…

(горделиво)

Зато я бедолаге выдал орден!

Насреддин

(с интересом)

Какой же, мой Эмир?

Эмир

(смущённо)

«За личный вклад»!
Конечно, между ног у парня голость,
Но есть и обретения… Зато
Редчайший у него открылся голос —
Так в Бухаре не может петь никто!
(Начальнику стражи)
Поди сюда!.. И спой нам поскорей-ка!
Яви нам свой талант со всех сторон!

Начальник стражи

(с ненавистью глядя на Насреддина)

Не буду!

Насреддин

(ласково)

И не надо, канарейка!
Я извращенец. Я люблю ворон!

(интимно)

На кой шайтан сдалась тебе охрана?
Ты мог бы мир вокалом удивить!
С таким обворожительным сопрано
Ты стал бы в мире лучшей… из певиц.
16
{"b":"213804","o":1}