ЛитМир - Электронная Библиотека

– Надо же! Я просто диву даюсь, как это вы с вашими способностями не устроились куда-нибудь еще.

– Вам кажется, я недостаточно амбициозен? – Ложка Альфреда замерла на полпути ко рту. – Истина в том, что мне нравится служить. В благоприятных условиях это как раз то, что мне нужно. А здесь условия весьма благоприятны… по крайней мере были.

В глубине дома зазвонил телефон.

– Я отвечу, – поспешно сказала миссис Митчел. – Продолжайте кушать.

Кухарка вышла из кухни. Альфред взял второе яйцо и «Дейли мейл» и управлялся с ними до тех пор, пока она не вернулась.

– Это была мисс Картелл, – сообщила кухарка.

– Вот как?

– Спрашивала брата. «О, – говорит, – миссис Митчел! Вы, – говорит, – как раз тот человек, с которым я хотела побеседовать!» Ну, вы знаете ее манеру. Нахальная, но очень милая.

Альфред слегка кивнул.

– «Скажите, – говорит, – пока я еще ничего не обсудила с братом, но скажите, – говорит, – абсолютно откровенно, так сказать, между мной, вами и кладовкой: как по-вашему, выдержит ли ваша кухня, если на ленч придет еще два человека?» Представляете?

– Кого она имела в виду?

– Мисс Моппет и ее друга. Разумеется, мужского пола. Представляете? Уж если мы говорим о кухне, то вы сами знаете, мистер Белт, сколько народу можно накормить хорошим карри.

– Что вы ей ответили?

– Я говорю: «Конечно, мисс!» Вот так, прямиком! «Не волнуйтесь, – говорю, – моя кухня готова к любой атаке». И соединила ее с братом.

– Мистеру Пириоду это не понравится.

– Еще бы! Он просто не выносит молодую леди, даром что у нее есть титул, и я его за это не виню. Уверена, мистер Картелл думает то же самое. А что вы хотите? У нее нет никаких связей. Старая дева нашла ее неизвестно где и воспитала так, чтобы она могла сойти за его племянницу, хотя, заметьте, сам мистер Картелл ее так никогда не называет. Она просто дрянная девчонка, и, попомните мои слова, мисс Картелл рано или поздно тоже это поймет.

Альфред отложил в сторону газету и продолжал завтракать.

– У нас есть договоренность, – произнес он, обращаясь скорее к самому себе, – и нам ее придется выполнять. Отдельные комнаты с общей ванной, общая еда и право каждой стороны приглашать своих гостей. – Альфред допил чай. – Но ничего из этого не выйдет и выйти не могло. Мы слишком долго жили сами по себе, чтобы теперь с кем-то объединяться. Вся эта суета… Вообразите, какой веселый нас ждет денек. Надо писать соболезнующее письмо – чтобы вы знали, миссис Эм, речь идет о брате леди Бантлинг, с которым она в последние лет десять не перекинулась и парой слов. Кроме того, приедет молодая леди, чтобы помочь с книгой, а тут еще этот обед. Печально.

Кухарка подошла к двери и прислушалась.

– Это мистер Картелл, – прошептала она, кивнув на коридор. – Он спускается.

– Завтрак ждет его в гостиной, – нахмурив брови, сказал Альфред.

По двери простучала легкая барабанная дробь. Потом появилось лицо мистера Картелла, длинное, худое, слегка встревоженное и с натянутой улыбкой. Под ногами у него юлила Пикси. Альфред и миссис Митчел встали.

– Э… а… доброе утро, миссис Митчел. Доброе утро, Альфред. Я зашел сказать, что мне сейчас звонила моя сестра и просила узнать, сможем ли мы принять еще двух гостей. Надеюсь, вас это не очень затруднит, миссис Митчел? Учитывая, что мы сообщили в последнюю минуту?

– Ничего страшного. Мы отлично справимся, сэр.

– Правда? Превосходно. Э… мистеру Пириоду я скажу сам.

Голова мистера Картелла исчезла, дверь закрылась, и в коридоре послышался его неуверенный свист.

Альфред в третий раз повторил фразу, которая вертелась у него в голове с самого утра:

– Ничего не выйдет и выйти не могло.

II

«– Саун-Ли! – провозгласил гулкий голос из репродуктора. – Саун-Ли! Первые четыре вагона в прибывшем поезде проследуют в Римбл, Борнли-Грин и Литтл-Кодлинг. Остальные вагоны отправятся в Фортемпстед и Рибблторп. Пожалуйста, убедитесь, что вы находитесь в нужной части поезда. Первые четыре вагона…»

Николя Мэйтленд-Майн довольно раздраженно выслушала это сообщение.

– Но я понятия не имею, в какой части поезда нахожусь! – обратилась она к своим попутчикам. – Какой это вагон?

– Пятый, – ответил сидевший в углу мужчина. – Следующая остановка Фортемпстед.

– Вот черт! – весело ругнулась Николя и бросилась доставать с полки пишущую машинку и пальто.

Кто-то открыл ей дверь. Она выскочила на платформу, пробежала несколько шагов и забралась в соседний вагон, пока громкоговоритель уныло объявлял: «Пассажиров, следующих в Римбл, Борнли-Грин и Литтл-Кодлинг, просят занять свои места».

Первое купе оказалось занято, второе тоже. Она прошла по коридору, заглянула в третье и тяжело вздохнула.

Высокий молодой мужчина, стоявший дальше по коридору, подсказал:

– В конце вагона полно свободных мест.

– Но я еду вторым классом.

– И все-таки на вашем месте я бы рискнул. Если появится кондуктор, вы всегда можете доплатить, но на этих станциях он никогда не появляется. Не сомневайтесь.

– Ну ладно, я так и сделаю. Спасибо.

Молодой человек открыл купе первого класса. Она вошла внутрь – здесь никого не было. На диванчике лежали зонтик, котелок и «Таймс», принадлежавшие, судя по всему, ее новому знакомому. Она устроилась напротив. Закрыв дверь, мужчина остался в коридоре и закурил, повернувшись к ней спиной.

Пару минут Николя смотрела в окно. Потом вспомнила про незаконченный кроссворд и достала из кармана пальто свой экземпляр «Таймс».

Восемь по горизонтали. «Транспортное средство, на котором можно свалиться с неба (6 букв)».

Когда поезд с ревом пронесся под уклон и начал замедлять ход перед Кэбстоком, ее вдруг осенило.

– О Господи! Конечно, «фаэтон», какая же я дура!

Она подняла голову и увидела молодого человека, который сидел напротив и смотрел на нее с улыбкой.

– Я тоже на этом застрял, – заметил он.

– А сколько слов вы угадали?

– Все, кроме пяти. Увы.

– И я столько же, – призналась Николя.

– Может быть, это те же самые слова? Давайте посмотрим.

Он взял свою газету, и девушка мельком заметила что-то красное под ногтем его указательного пальца.

Они принялись вместе разгадывать кроссворд. Удивительно, сколько людей завязывают знакомство таким способом. Когда в газету вписали последнее слово, Римбл и Борнли-Грин остались позади.

– Прекрасно, – улыбнулся молодой человек, складывая газету, – мы с вами примерно в одном классе.

– В кроссворде – может быть, но уж точно не в поезде. Господи, где мы едем?

– Подъезжаем к Кодлингу. Мне здесь сходить, какая досада.

– И мне тоже! – воскликнула Николя, вскакивая с места.

– Вы серьезно? Вот здорово! – рассмеялся молодой человек. – Я проведу вас через турникет. Пойдемте. Вы наденете пальто? Дайте мне эту штуку; это что, пишущая машинка? Простите мой дурацкий котелок, вечером меня пригласили на коктейль. Где же мой зонтик? Все, выходим.

Они оказались единственными пассажирами, сошедшими в Литтл-Кодлинге. Светило солнце, аромат цветов и деревенской зелени смешивался с вокзальным запахом извести и штукатурки. Николя почти не удивилась, когда ее попутчик показал на выходе билет второго класса.

– Все развлекаетесь, мистер Бантлинг, – пробормотал стоявший у турникета служащий.

Николя махнула ему своим билетиком, и они вышли на дорогу. Воздух был чист и свеж, в живой изгороди щебетали птицы. Чуть дальше стоял обшарпанный автомобиль с маячившим рядом невозмутимым водителем.

– Так-так, – произнес молодой человек. – Вот и «катафалк». Видимо, за вами.

– Вы думаете? А почему «катафалк»?

– Ну, за мной бы машину не прислали. Доброе утро, мистер Коппер.

– Доброе утро, сэр. А вы, я полагаю, мисс Мэйтленд-Майн? – Водитель коснулся козырька фуражки.

Николя ответила, что да, это она, и шофер открыл дверцу.

– Позвольте и вас подвезти, сэр. Мистер Картелл просил о вас позаботиться.

2
{"b":"213855","o":1}