ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Глава 7

С Рики Капальдо творилось нечто непостижимое. Он сидел, читая о войне за независимость и ее причинах, а в душе его звучала музыка. И совсем не трубный марш, с которым войска Джорджа Вашингтона вступили в Вэли-Фордж. Нет, все попытки Рики сосредоточиться на учебнике безнадежно заглушались музыкой любви.

Внешне незаметный, застенчивый, тихоня Рики влюбился в Энни Уитмен и сам пришел в ужас от собственной смелости. А заодно и от самоуверенности, ибо временами казалось, будто Энни тоже интересуется им, хотя это представлялось абсолютно невероятным.

Ведь Энни Уитмен — красавица. И она потрясающе танцует. И у нее миллион поклонников. Неужели такой, как он, на которого и смотреть-то неинтересно, который и двух слов не способен сказать девчонке, неужели такой полный нуль посмеет разговаривать с Энни о чем-нибудь… ну… возвышенном?

Рики Капальдо еще раз пересмотрел свои выводы до мельчайших подробностей и принял бесповоротное решение выбросить из головы всякую мысль об Энни.

— Три основные причины войны, — повторил он, пытаясь запомнить, — отрицание основных прав, закон о гербовом сборе и… Энни Уитмен.

Рики отбросил в сторону шариковую ручку.

Во-первых, Энни слишком красива для того, чтобы им заинтересоваться. А во-вторых, о ней рассказывают такие вещи! Правда ли это? И он снова принимался мучительно размышлять.

Хватит! Забудь о ней. Это было твердое решение. Он снова стал смотреть в учебник. Народная милиция маршировала по Конкорд-Грин под звуки мелодии «Без тебя мне и жизнь не мила!».

Поглядеть на соревнования финалисток явилась целая толпа. Пришли почти все девочки, принимавшие участие в конкурсе с самого начала, чтобы узнать, кто же из восьми займет два свободных места в команде.

Как и всегда, Рики Капальдо носился по залу, направляя ход событий: раздавал контрольные листки действительным членам команды, давал указания претенденткам. Ни для кого уже не было секретом, что основная борьба развернется между тремя девочками: Карой Уокер, Сандрой Бэкон и Энни Уитмен. Финальная восьмерка будет выступать по алфавиту. Таким образом, Сандра оказывалась первой, а Энни — последней.

Излишне говорить, что в эти дни финалистки только и думали, что о своем выступлении, и тренировались до седьмого пота. Конкуренция была такой жесткой, что судьи могли придраться к любой мелочи. «Господи, только бы не ошибиться!» — единственное, что вертелось в голове каждой из восьми девочек.

На этот раз выступавшим выдали настоящую форму болельщиц — короткую юбочку и белый свитер с вышитыми красным большими буквами «ЛД» (Ласковая Долина).

Джессика с удовлетворением оглядела вышедшую в центр Сандру. Форма болельщицы идеально сидела на ней. Все должно пройти без запинки, думала Джессика, следя за великолепно отработанными движениями подруги, пока та не дошла до заключительного сальто, переходящего в шпагат.

И тут перед округлившимися от ужаса глазами Джессики Сандра повторила свою ошибку, которую сделала на вечере у Лилы Фаулер. Тяжело ударив в полированный пол гимнастического зала левой пяткой, она взбрыкнула правой ногой и неловко приземлилась, словно самолет при аварийной посадке.

— Прокол, — пробормотала Джессика.

Вся красная от досады, Сандра скрылась за спиной Джессики. Было ясно, что ее шансы лопнули, как мыльный пузырь.

Следующие пять девочек хоть и не совершили грубых ошибок, но их выступления не отличались ни красотой стиля, ни энергией, которые требовались от члена команды. Затем настала очередь Кары Уокер, и она великолепно исполнила свою программу и эффектно завершила ее, сильно повысив собственные шансы на победу. Джессика облегченно вздохнула.

Наконец появилась Энни Уитмен. С каждым ее движением, которое было неизменно лучше предыдущего, Джессика становилась все мрачнее и мрачнее.

— Блеск! — в восторге воскликнула Мария Сантелли. — Она что, летать умеет?

— Полный отпад! — одобрительно подхватила Робин Уилсон.

Джессика обернулась к Элен и Джин, заговорщически улыбнувшись.

И на этот раз Энни покинула гимнастический зал, оглушенная аплодисментами, улыбаясь и со слезами радости в глазах.

— А что, девочки? — начала Робин Уилсон. — По-моему, нет никаких сомнений. Кара и Энни всех обошли.

— Чистая работа, — кивнула Мария.

— Дайте мне сказать, — перебила Джессика. — Насчет Кары Уокер я с вами полностью согласна. Она отпадно выступала и вообще то, что нам надо. За нее я голосую без всяких.

— Да, и я тоже, — сказала Робин. — По-моему, все согласны, Все пятеро подняли руки. Рики отметил на листке имя Кары.

— Теперь об Энни, — продолжала Джессика. — Во-первых, не забывайте, что она из младшего класса. А Сэнди — с нашего потока.

— Так о Сэнди больше нет разговора, — вмешалась Робин.

— Всякий может поскользнуться, тем более на шпагате, — возразила Джессика. — Разве не так, Джин?

— Так!

— поддержала Джин Уэст. — Я голосую за Сандру.

— Сэнди — твоя подруга, Джини, — заметила Мария. — Давай будем справедливыми. Ведь Энни была гораздо лучше.

— Я голосую за Сандру, — упрямо повторила Джини.

— Послушайте меня все, — снова заговорила Джессика. — Мы должны сейчас учитывать не только внешний вид.

Все сразу примолкли. Они еще ни разу открыто не обсуждали репутацию Энни.

— Ведь мы не просто болельщицы. Мы — пример для подражания, — твердо сказала Джессика.

— Все разговоры о ней скорее всего просто сплетни, — вступилась Робин. — Я голосую за Энни, и это мое последнее слово.

Робин по собственному опыту знала, как тяжело иметь своим врагом Джессику, и надеялась уберечь Энни от ее нападок.

— Итак, — резюмировала Джессика, и не думая отступать, — я голосую против Энни. То есть, за Сэнди Бэкон — и точка!

— И я за Сэнди, — подхватила Джини Уэст. — И точка. Да, я не спорю, она моя лучшая подруга.

— А я — за Энни, — сказала Мария.

— Прекрасно. Двое на двое, — сказала Джессика.

Обычно Рики Капальдо на обсуждениях молчал. Но тут вдруг изумил девочек — он заговорил:

— Девочки… Я знаю, я не участвую в голосовании. Но для меня судьба команды так же небезразлична, как и для вас. Я думаю, из Энни выйдет классная болельщица. Мне кажется, надо дать ей возможность.

21
{"b":"21437","o":1}