ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Глава 9

Энни прислонилась к стене коридора в состоянии шока. Записка выскользнула из руки и упала на пол.

— Меня не приняли? — наконец произнесли ее оцепеневшие губы. — Кто же тогда? «Кто мог оказаться лучше?

Энни взглянула на валяющуюся у ног записку. Быстро нагнувшись за ней, снова стала читать. Может, она не так поняла?

Она скомкала листок в тугой маленький шарик и покачнулась. Ей показалось, что она сейчас упадет в обморок. Голова закружилась. Прошло несколько секунд. Минут. Часов. Лет.

«Они не хотят, чтобы я была с ними. Но я же все хорошо сделала! Я же была лучше всех!»

Перед ее мысленным взором снова возник гимнастический зал. Она выкрикивала приветствия и чувствовала всеобщее внимание, прикованное к ней, и слышала аплодисменты. Ей хлопали без конца. Потому что им нравилось. Аплодисменты шумели в ее ушах. И еще что-то звучало, далеко, на краю сознания — чей-то голос.

Какая-то тяжесть навалилась на нее, сковала движения. А она все стояла в гимнастическом зале, оглушенная аплодисментами, окруженная всеобщим вниманием. Но снова раздался тот же голос, на этот раз совсем близко.

— Тебе плохо?

Она медленно повернула голову. Рики Капальдо. Он стоял рядом, ласково глядя ей в лицо.

— Плохо? — бессознательно повторила она.

Да, теперь ей всегда будет плохо.

— Мне так жаль, Энни!

Она увидала печаль в его глазах и больше не могла сдерживаться. С глухим рыданием повернулась и бросилась прочь по коридору, забыв о лежавшей на полу книге.

— Энни! — крикнул ей вслед Рики. Она добежала до лестничной площадки, затем вниз по ступенькам и через вестибюль. Сбежала по массивным ступеням фронтального крыльца и помчалась по широкой зеленой лужайке перед парадным входом.

— Подожди! — снова раздался за ее спиной тот же голос.

Но она не остановилась. Она бежала через школьный двор, едва замечая, куда мчится, бежала через футбольное поле, и все бежала, и бежала по проходам между пустыми трибунами.

— Энни! — не отставал знакомый голос.

Она взлетела наверх и остановилась, упершись в глухую стену за последним рядом скамей. Дальше пути не было. Прислонившись спиной к стене, она тяжело сползла на пол, без сил и почти без чувств.

Здесь ее нашел Рики Капальдо.

— Ты что, вообразила себя бегуном на длинные дистанции? — попытался пошутить он.

Энни сидела, привалившись к стене, безмолвно, с трудом переводя дыхание. Рики опустился рядом на колени.

— Эй, Энни! — нежно произнес он. — Вставай.

— Уходи.

— Что ты, разве я могу оставить тебя одну? И это после того, как влез сюда следом за тобой! Пошли в «Дэйри Берджер», посидим, возьмем что-нибудь, а? Вставай! Я куплю тебе коктейль. Ты какой любишь?

Никакого ответа.

— Шоколадный? Или клубничный?

— Я так старалась! Почему я не прошла? — тихо спросила она. — Это просто невероятно.

Рики присел на бетонную ступеньку подле нее, отчаянно и совершенно безуспешно пытаясь придумать выход из положения.

— Разве возможно проиграть, если добиваешься изо всех сил! — Ее голос сорвался, и слезы хлынули по щекам. — Раз… разве так бывает?

Охваченная приступом безысходного горя, она закрыла лицо руками и расплакалась, всем телом сотрясаясь от рыданий. Рики никогда в жизни не чувствовал себя столь бесполезным. Он обнял ее за плечи и прижал к себе. Прислонившись головой к его груди, она рыдала так, что ему казалось — вот-вот сердце ее не выдержит и разорвется.

— Я все понимаю, Энни, я все-все понимаю, — только и смог он произнести в утешение.

— Ну почему? Почему?! — наконец спросила она, подняв к нему мокрое от слез лицо.

— Потому что было только два места.

— Да, но ведь я была лучше всех. Разве нет?

— Конечно. Но я же не имею права голоса. Я просил их за тебя. Честное слово, просил.

Энни выпрямилась, утерла глаза и постаралась сосредоточиться.

— Я сначала и не надеялась, — сказала она. — То есть, я хочу сказать, я и не думала, что у меня есть шансы. Но потом, после первого тура, и когда я поняла, что могу учиться лучше, я только и думала об этом. Я даже стала по-другому относиться к некоторым вещам.

— Ты так здорово выступала во всех турах! — с восхищением сказал он.

— А кого же выбрали? — отважилась наконец спросить она, отвернувшись от Рики и понурив голову в знак своего поражения.

— Кару, — ответил он и почти шепотом добавил:

— И Сандру.

— Кара, конечно, молодец, — согласилась Энни, оставаясь справедливой даже в отчаянии. — Притом она уже была в команде. Но Сэнди! Ведь Сэнди провалилась!

В ее голосе послышалась обида на несправедливость. Она со всего размаху ударила кулаком по бетонной стене, и Рики опять придвинулся к ней, встревоженный этим новым приступом ярости.

— Скажи, — произнесла она, подняв к нему лицо, — кто был против меня?

— Ну… дай вспомнить, — растерялся он. — Робин Уилсон от тебя в восторге. Мария Сантелли тоже.

— Ага, — задумчиво согласилась Энни. — Я так и думала. Робин даже аплодировала мне. — Ее лицо на миг осветилось счастливым воспоминанием, но боль и отчаяние тут же снова омрачили его. — Значит, Джини, Элен и Джессика были против?

Она даже встряхнула головой — настолько неожиданным показался ей собственный вывод. Впрочем, Джини Уэст можно понять: Сандра — ее лучшая подруга. А Элен Брэдли, наверное, обиделась за брата, который, конечно, рассказал ей, как отвратительно кончилось их свидание. Но почему же Джессика Уэйкфилд была против?

— А я-то считала, что Джессика за меня, — недоуменно сказала Энни. — Она видела, что я справляюсь с любым заданием!

Внезапно нахмурившись, она испытующе взглянула в лицо Рики.

— Это правда, что Джессика была против?

— Ей хотелось, чтобы прошла Сандра, вот и все, — ответил Рики, глядя в сторону и постепенно заливаясь краской до корней волос.

Энни поднялась на ноги и медленно побрела вниз по длинной лестнице, идущей с верхнего ряда трибуны до игрового поля.

— Я бы, наверно, примирилась с этим, если бы смогла понять, почему, — сказала она, остановившись после двух ступенек и снова обернувшись к Рики. — Она объяснила, почему?

25
{"b":"21437","o":1}