ЛитМир - Электронная Библиотека

— Так твой муж хотел, чтобы ты уволилась, из-за этого?

Я кивнула:

— Если бы я тогда уступила Йато и подала в отставку, это означало бы конец всем моим претензиям на престол.

Рекс возмущенно фыркнул:

— А что еще ожидал этот твой Йато, женясь на наследнице Императора?

Я опустила глаза:

— Не знаю… Я была беременна. Потом меня ранили в бою и я потеряла ребенка. — Я заставила себя посмотреть на Рекса. — Это было последней каплей. Йато оставался со мной, пока я не поправилась. Потом ушел.

— Соз, — пробормотал Рекс. Он попытался обнять меня, но я отстранилась.

Я так и не поняла, знает ли мой брат, как мы с Йато хотели ребенка. Но это была еще одна тема, которую я предпочитала схоронить в памяти поглубже.

— Ты-то должна бы знать, что я не брошу тебя, — сказал Рекс. — И я не жду, что ты уйдешь с военной службы.

Я обыгрывала в голове эту идею, словно ребенок, забавляющийся с новенькой монеткой. Кердж не может держать меня на боевой службе до бесконечности. С моими званием и опытом меня целесообразнее держать на штабной работе. Если же он убьет всех своих наследников, новых ему скоро не дождаться, по крайней мере достаточно взрослых. А все остальные мои братья и сестры не обладают для этого даже минимальной квалификацией.

Рекс — хороший человек. Я знала это с самой первой нашей встречи. К тому же он был сильным телепатом, возможно, самым сильным из всех, кого я знаю. Он не принадлежал к ронам, но не могу же я провести остаток своей жизни в поисках одного на триллион уникума с разумом, подобным моему.

Единственный раз за всю жизнь я объединила свой разум с разумом другого псиона-рона. Это произошло совершенно случайно; обычно такая тесная связь возможна только между любовниками. Однажды, когда моему младшему брату Келрику было семь лет, а мне шестнадцать, мы отправились в поход и попали в жуткую грозу. Прячась в темной пещере в горах, прижимаясь друг к другу, чтобы согреться, мы с Келриком позволили нашим сознаниям слиться.

Это продолжалось только несколько часов; такой связи я не испытывала больше ни с одним другим человеческим существом. И это никогда больше не повторялось: такая связь слишком интимна, чтобы делить ее даже с братом.

Но ни он, ни я не забыли этого. И с того дня я знала, что буду искать себе пару — рона.

Вот только их больше не было. Единственным успешным результатом всех экспериментов по созданию здорового псиона стала моя прабабушка. За все поколения, сменившие друг друга после ее рождения, нам известны были только два человека, рожденные естественным путем и выжившие с полным набором генов рона: мои дед и отец. Все остальные — всего четырнадцать человек — являлись их потомками.

— Соз? — Рекс дотронулся до моей щеки. — Ты где, Соз?

Я посмотрела на него, посмотрела так, как не смотрела еще никогда. Вот человек, бывший со мною рядом пятнадцать лет, ходивший со мной в пекло, смеявшийся со мной, грустивший со мной. Вместе мы кочевали по всей Сколии — по службе и просто, — привыкнув к той интимности, которая не имеет ничего общего с сексом. Смогу я теперь спать с ним как его жена? Теперь, когда я задумалась над этим, ответ казался таким простым. Что удивительно — так только то, что мне понадобилось столько времени, чтобы осознать это.

Я усмехнулась:

— Кто еще согласится добровольно отдать себя мне на пожизненное растерзание?

— Что ты имеешь в виду под растерзанием?

— Мое чувство юмора.

Рекс скорчил гримасу.

— Попробую вынести.

— Да.

— Да? — он наклонил голову. — Что — да?

— Давай попробуем.

— Что попробуем?

— Ну… это.

— Что — это?

— Ты что, не понимаешь?

Он положил руки мне на голову и взъерошил мне волосы.

— Скажи по-человечески.

— Ты же знаешь, что я хочу сказать.

— Давай, — теперь он смеялся.

Я нахмурилась:

— Посмейся еще, и я передумаю.

— Ну же, Соз! Если ты не произнесешь этого, как я поверю, что ты серьезно?

— Ну ладно. Я выйду за тебя. Доволен?

Он перестал улыбаться и снова заговорил этим своим тихим голосом:

— Да.

Вот так. Теперь, после всего сказанного, это уже не казалось таким странным. Я дотронулась до его груди, скользнув рукой по черному свитеру, который он носил под курткой. Он откинулся на спину и увлек меня за собой, обхватив руками.

— Я могу послать сегодня свое прошение об отставке по Сети, — сказал он. — Тогда его смогут подписать сразу по нашем возвращении на базу.

Прошение об отставке. Так странно слышать это от Рекса. Но его рассуждения о возрасте не лишены смысла. Отдохнув здесь, мы вернемся на базу за новым заданием. Рекс ждал до тех пор, пока не удостоверился в том, что мы больше не пойдем в бой вместе. Я могу любить его сейчас. Я никогда больше не смогу посылать его на смерть.

На пульте у изголовья загудел зуммер.

— Черт, — пробормотал Рекс. Он протянул руку и нажал клавишу связи. — Чего нужно?

Из динамика послышался голос Хильды.

— Эй, Рекс. Не знаешь, где Соз?

— Я здесь, — ответила я. — Встречаемся у меня в номере.

Когда мы подошли к моей двери, Хильда с Таасом уже ждали там. Хильда посмотрела на меня как-то странно. Не знаю, что, но что-то она заметила.

Все изменилось. Я никогда не смогу относиться к Рексу по-прежнему.

Панель у двери изображала темноволосую женщину, стоящую на скалистом берегу острова. Она стояла, глядя на меня; за спиной ее висел колчан со стрелами, а на плече — изящный лук.

Я прижала палец к волнам, набегавшим на берег. В глубине панели вспыхнул свет: луч лазера обследовал мой палец. Потребовалась секунда, чтобы он сравнил отпечаток с тем, что заложен в гостиничном компьютере.

Потом дверь отворилась.

После роскошного номера Рекса мой показался слишком холодным. Стены были покрыты зелено-голубой плиткой. В крышку столика у кровати был вмонтирован компьютер с голографическим экраном и клавиатурой на шести языках, включая сколийский.

Я села за пульт и дотронулась до клавиши с изображением открытой двери.

— Заказ был сделан ранее. Подключить к Сколи-Сети.

— Привет, Демон Первого ранга Валдория, — компьютер говорил по-сколийски. — Добро пожаловать в «Эгей-Инн». Рад выполнить ваш заказ. Я подключаюсь к Сколи-Сети. Прошу простить за небольшую задержку.

— Хойя, что за вежливый компьютер, — заметила Хильда.

Я улыбнулась. Похоже, земные компьютеры и впрямь вежливее, чем рабочие модули Сколи-Сети. Мы выбрали именно эту гостиницу, поскольку ее компьютеры были оборудованы псифонами: редкие учреждения землян осмеливаются делать это. Я подняла крышку на пульте и достала псифон.

Простейшая модель — прозрачный штекер, от которого к пульту тянулся провод.

Я вставила штекер в гнездо на руке и ощутила легкое покалывание. Я прекрасно знала, что это мне только кажется, и все же ощущала его каждый раз, пользуясь псифоном.

На маленьком экране высветилась надпись «ЕСТЬ ПОДКЛЮЧЕНИЕ».

— Похоже, эта штука все-таки работает, — сказала Хильда.

— Пока работает, — откликнулась я. Тот факт, что гостиничный компьютер отреагировал на псифон в письменной форме, а не устно, заставил меня подозревать, что земляне пожалели время на его настройку.

Я провела ладонью по руке с псифоном — эту привычку я приобрела уже давно. Многие Демоны делают так. Мысли о биомеханической начинке моего тела метались в мозгу словно зверь в клетке. Собственно, она состояла из четырех основных частей: сети оптических волокон, гнезд для подключения аппаратуры на кистях, спине, шее и коленях, вживленного в позвоночник компьютерного центра и биоэлектродов.

Сигналы, посланные гостиничным компьютером на один из электродов псифона, передавались от разъема на кисти по оптическим волокнам либо непосредственно в мой мозг, либо в центр. Крошечные электроды, вживленные в мозговые клетки, переводили двоичный код в мысли, используя те или иные нейроны. Точно так же переводились в двоичный код мои мысли. Электроды были покрыты биооболочкой, а нейротропные химикалии предохраняли нервные клетки от повреждения. Ответные сигналы снимались другим электродом псифона.

10
{"b":"2148","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Путь к характеру
Марта и фантастический дирижабль
Один день из жизни мозга. Нейробиология сознания от рассвета до заката
Когда дым застилает глаза: провокационные истории о своей любимой работе от сотрудника крематория
Экспедиция в рай
Павел Кашин. По волшебной реке
Диалог: Искусство слова для писателей, сценаристов и драматургов
Мы – чемпионы! (сборник)
Всегда вовремя