ЛитМир - Электронная Библиотека

Если учесть, насколько сложен процесс вживления в тело биомеханической сети и сколько долгих лет уходит на то, чтобы научиться пользоваться ею — если тело не отвергает ее, — неудивительно, что людей, снабженных ею, не так много.

На экране появилась новая надпись: «ПСИФОН ЗАДЕЙСТВОВАН».

— Как медленно, — пробормотала Хильда.

— Земные технологии, — буркнул Таас, словно это объясняло все.

«Тест», — подумала я.

Под последним сообщением компьютера появилось слово «ТЕСТ».

«ПАРАМЕТРЫ?» — напечатал компьютер. Его реплики на экране светились красным, мои — синим. В моем мозгу пока не звучало ничего.

«Проверить каналы связи спинного центра», — подумала я.

«ПРОВЕРИТЬ КАНАЛЫ СВЯЗИ СВИНОГО ЦЕНТРА», появилось на экране.

— Какую это свинью ты проверяешь? — хохотнул Рекс.

— Он не правильно переводит, — сказала я. «Проверить псифон». На экране загорелась строка «ПРОВЕРЬ ИПСИЛОН».

«ПОЖАЛУЙСТА, ПОВТОРИТЕ КОМАНДУ».

Я попробовала произнести команду вслух:

— Проверить псифон!

— Проверяю, — произнес компьютер вслух. — Неполадки отсутствуют.

У меня перехватило дыхание. Если неполадки не в псифоне, значит, неисправна моя биомеханика, а ее починить не так просто. Тут без хирурга не обойтись.

Я выдернула штекер из руки и внимательно осмотрела его. Электроды покрывал толстый слой пыли. Я осторожно сняла ее пальцами и вставила штекер обратно в гнездо.

«Проверить каналы связи спинного центра!»

«ПРОВЕРЕНО. НОРМА», — сообщил компьютер.

Я облегченно вздохнула. Отлично.

«Я УСТАНОВИЛ СВЯЗЬ СО СКОЛИ-СЕТЬЮ, — сообщил компьютер. — ЕСЛИ ВЫ СООБЩИТЕ МНЕ ПАРОЛЬ, Я БУДУ РАД ВКЛЮЧИТЬ ВАС В СИСТЕМУ».

В этом нет необходимости. Я нажала на клавишу с изображением греческой буквы «Y».

На экране вспыхнула надпись «ОТКАЗ».

— Отказ? — переспросил Таас. — Что это значит?

«Почему я не могу войти в псибер-вход?»

«Я НЕ МОГУ ПЕРЕВЕСТИ СЛОВО „ВХОД“ В ЭТОМ КОНТЕКСТЕ».

«Я хочу использовать псибер-функцию псифона».

«ОНА НЕ ВКЛЮЧЕНА».

— Кой черт они держат псифоны, если не могут наладить их как надо? — фыркнула Хильда.

— Может, они просто не знают этого, — ответила я.

«Можно ли включить псибер-функцию?»

«НЕ ЗНАЮ. ЧТО ОНА ДЕЛАЕТ?»

«Псифон сможет вывести мое сознание в псиберпространство».

«ЕДИНСТВЕННЫЙ ИЗВЕСТНЫЙ МНЕ ПЕРЕВОД ТЕРМИНА „ПСИБЕРПРОСТРАНСТВО“ — ЭТО „ГИПОТЕТИЧЕСКАЯ КОМПЬЮТЕРНАЯ СЕТЬ“».

— Черт! — пробормотала Хильда.

«Она не гипотетическая, — подумала я. — Она существует».

«ГДЕ?»

«Вне пространства-времени. Информация в нем в отличие от материальной Вселенной передается мыслеволнами».

«ЕСЛИ У НЕГО ОТСУТСТВУЕТ МЕСТОПОЛОЖЕНИЕ В ПРОСТРАНСТВЕ, КАК Я НАЙДУ ЕГО?»

«Оно существует везде, — подумала я. — Центры, аналогичные моему, примут переданную нами информацию мгновенно вне зависимости от расстояния».

Компьютер помолчал.

«СОГЛАСНО МОЕМУ БЛОКУ БАЗОВЫХ ПОЗНАНИЙ ПО ФИЗИКЕ, ЭТО ОЗНАЧАЕТ МГНОВЕННУЮ ПЕРЕДАЧУ ИНФОРМАЦИИ НА МЕЖЗВЕЗДНЫЕ РАССТОЯНИЯ».

«Совершенно верно».

«ЭТО НАРУШАЕТ ЗАКОНЫ ПРОСТРАНСТВА-ВРЕМЕНИ».

«Псиберпространство не подчиняется законам пространства-времени, поскольку существует вне его».

«Я НЕ МОГУ ПЕРЕДАВАТЬ ИНФОРМАЦИЮ ВНЕ ПРОСТРАНСТВА-ВРЕМЕНИ».

Я попыталась придумать объяснение, способное убедить этот чертов компьютер. В нормальном пространстве, имея две частицы чего-либо и квантовые характеристики одной из них, я смогу мгновенно узнать характеристики второй, как бы удалена она от меня ни была. В псиберпространстве такой частицей является мысль; стоит телепату продумать ее, как каждый клиент межзвездной Сколи-Сети может мгновенно принять ее.

Несмотря на весь скептицизм землян в отношении псибернетики, которую они презрительно именуют лженаукой, они все же вынуждены признать, что иначе как Сколи-Сетью не объяснишь то, что мой народ до сих пор не покорен эйюбианами. Купцы превосходят нас и численно, и по вооружению, зато мы превосходим их в маневре, связи и способности предугадать их шаги. Они идут напролом; мы лавируем.

Аристо лишены псибер-способностей. Источники имеют их, но аристо не способны понять, что Источники годны для чего-то еще кроме наслаждения.

Все же я не особенно удивилась бы, если бы узнала, что они или земляне пытались создать подобие Сколи-Сети, но потерпели неудачу. Для того чтобы она функционировала, необходим телепат-рон, а ни один из членов моей семьи не допустит даже мысли о работе на них.

В этом и заключается причина того, что моя семья до сих пор, даже в нашу политическую эпоху, сохраняет такую власть. Ни одна машина не может включаться непосредственно в Сеть. Для этого необходимы сознания ее клиентов. Как компьютер не будет работать без центрального процессора, так и Сколи-Сеть с ее миллиардами центров ничего не значит без рона, связывающего ее в функционирующую систему.

Только мы обладаем фантастическими ментальными ресурсами для этой работы. Без моей системы не было бы Сколи-Сети, а без Сети не было бы и Сколийской Империи.

«Вызови центр Пи-Эс сорок два в Сколи-Сети, — подумала я. — Получив отзыв „Доступ закрыт“, свяжи его напрямую со мной».

Возможно, мне удастся найти лазейку, проделанную в компьютерных сетях землян нашей разведкой.

«ВЫЗЫВАЮ», напечатал компьютер. И потом: «СОЕДИНЯЮ».

В моем сознании возник другой компьютер, бесстрастный и острый искусственный разум. «ИДЕНТИФИЦИРУЙТЕ СЕБЯ!»

«Связь с моим центром, — подумала я. — Мод 16, номер 0001Эйч-Эй9Ар-Эс».

«Принято. Допуск разрешен».

Гостиничный номер исчез. Я плыла в океане жемчужных волн. Мое сознание находилось в центре сияющей паутины, протянувшейся во все стороны. Вспышки света на нитях обозначали места, где ее касались чьи-то другие сознания.

Я была теперь Источником мыслеволн, круглым «холмом», окруженным концентрическими валами словно волнами, разбегающимися от брошенного в пруд камня. Волны, разбегавшиеся по безграничному «озеру» псиберпространства, уменьшались по мере удаления от вершины — центра моей личности.

Сверкнула вспышка, превратившись в другой Источник мыслеволн, проходивших через меня без намека на интерференцию.

«Проверка защиты систем связи», — подумала я.

«Все линии связи защищены, — подумал Пи-Эс сорок два. — Вы не воспринимаетесь пользователями с допуском ниже сорока семи единиц, уровня „б“».

«Переведи меня в Имраз».

Холм погрузился в сеть. Теперь я стала новой секцией решетки, а центр моего сознания превратился в легкую зыбь на ее поверхности. Зыбь усилилась; из нее вырос новый холм, от которого разбежались новые концентрические волны.

Здесь сеть блестела холодным металлом. Вокруг меня с резкими щелчками вспыхивали и гасли искры.

Напротив меня вырос еще один холм, точнее, скала из полированного металла цвета кобальта. Она излучала холод.

«Имперская разведка, военный отдел 5. Несанкционированный доступ карается смертной казнью».

«Допуск. М — 16, Д-ЗОА5а, Ф — 037», — ответила я.

«Допуск подтверждаю. Государственная тайна».

«Прошу допуск к Комтрейсу».

На этот раз я оказалась в белоснежной паутине на волнах до боли яркого света. Комтрейс, прямой допуск к моему зрительному нерву, вошел в сознание ледяным прикосновением. Выполнено.

Мое восприятие псиберпространства изменилось: теперь оно стало прозрачным образом на фоне стен гостиничного номера. Я снова видела Рекса, склонившегося над моим плечом, чтобы взглянуть на экран. Рядом с ним стояла, скрестив в ожидании свои огромные ручищи, Хильда. Таас сидел на кровати, изучая книгу, которую подарил мне Тиллер в полицейском участке.

Ничего из моих переговоров с Сетью не нашло отображения на экране; текст заканчивался моим последним запросом к гостиничному компьютеру.

«Включить звук», — подумала я.

— Звук включен. — Хотя Комтрейс говорил через гостиничный компьютер, ледяные интонации его речи составляли разительный контраст добродушному тону последнего.

11
{"b":"2148","o":1}