ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Операция без наркоза
Подсознание может все!
Свинья для пиратов
Русь сидящая
Опекун для Золушки
Фима. Третье состояние
Волшебная мелодия Орфея
Как забыть все забывать. 15 простых привычек, чтобы не искать ключи по всей квартире
Далеко на квадратной Земле

Таас оторвался от книги:

— Настроили?

Я кивнула:

— Я передаю им свою информацию по аристо. — «Комтрейс, ввести данные в М — 86, Д — 4427, Ф — 1».

«Данные переведены».

«Переключаю псифон. Не прерывайте связи».

«Понято».

Я отключила штекер и протянула его Рексу.

— Теперь ты.

Ему потребовалось всего несколько секунд, чтобы перекачать свою информацию. За ним это проделала Хильда, потом Таас. Когда они закончили, я снова подключилась к компьютеру.

«Комтрейс, выдать визуальный образ объекта, основанный на наших воспоминаниях».

«Выполняю».

Вспыхнул голоэкран, над ним в воздухе соткалось изображение аристо, которого мы видели в баре, ростом примерно двадцать пять сантиметров. Он стоял на столике как живой, глядя на нас.

— На деле он был не такой резкий, — заметил Рекс.

Компьютер молчал; голоизображение не изменилось.

«Комтрейс, — подумала я. — Удостоверьтесь в подлинности голосов трех лиц, внесенных в досье моего отряда, и внесите в изображение исправления с учетом их устных поправок».

— Блекстоун, Рекс — удостоверяю. Бьорстад, Хильдагаард — удостоверяю.

Морото, Тааско-Мар — удостоверяю. Вношу исправления Блекстоуна.

Слышать их имена было все равно что смотреть на звездную карту Сколии.

Фамилия Рекса — осовремененный вариант древнего имени с планеты Рейликон, такого же темного и мощного как сам Рейликон. Фамилия Хильды — сколийская транскрипция земной; ее родители эмигрировали с Земли на одну из сколийских колоний. Имя Тааса — сложная смесь: часть его предков происходила с Рейликона, часть — со старых колоний, обнаруженных нами после того, как мы заново открыли межзвездное сообщение, часть — с островов на древней Земле, носивших название «Япония». Мое имя — Валдория Сколия — тоже смесь. Хотя моя прабабка по материнской линии родилась в генетической лаборатории, ее истоки восходят к династии, правившей когда-то на Рейликоне. Мои отец и дед с материнской стороны родом из вновь открытых колоний, но, судя по наличию генов ронов, они тоже скорее всего потомки этой династии.

— Вношу изменения в соответствии с замечаниями Блекстоуна.

Черты лица аристо смягчились, сделав его на вид не старше шестнадцати лет.

— Слишком молод, — сказал Таас. Комтрейс состарил портрет на три года.

— Все равно молод, — сказала Хильда. Комтрейс добавил еще три года.

— Волосы длиннее, — заметила Хильда. Комтрейс удлинил их на несколько дюймов.

Некоторое время они изучали результат.

— Похоже на правду, — произнес наконец Рекс. Таас и Хильда согласно кивнули.

— Комтрейс, произвести идентификацию изображения, — скомандовала я. — Проверить все досье касты хайтонов.

— Выполняю. — Помолчав немного, Комтрейс ответил:

— На лицо с такими внешними данными информация отсутствует.

Я нахмурилась:

— Вы проверили всех живущих ныне хайтонов?

— Да.

— Может, не на всех имеются досье? — предположил Таас.

— Мы были уверены, что на всех, — ответила я. — Их всего несколько сотен.

— Возможно, мы не правильно определили класс, — сказала Хильда.

Возможно ли это? Хотя хайтоны являются высшими из эйюбиан, кроме них в рамках касты аристо существовали и другие классы, доводившие численность аристо до нескольких тысяч.

— Комтрейс, насколько точно определение данного аристо как хайтона?

— Выполняю.

Я покосилась на Рекса, потом махнула в сторону голографического изображения аристо.

— Что-то в нем кажется мне знакомым. Никак не могу понять, что именно.

— Мне тоже так показалось, — кивнул Рекс.

Однако Хильда и Таас покачали головами.

— Он похож на аристо, и все тут, — заявила Хильда. — Ничего больше не заметила.

«Проверку закончил, — сообщил Комтрейс. — Основываясь на ваших воспоминаниях о его внешности, поведении и речи, устанавливаю вероятность девяносто восемь процентов того, что он принадлежит к классу хайтонов. На основании вашего разговора с ним, Демон первого ранга Валдория, допускаю вероятность ошибки восемь процентов».

Рекс присвистнул:

— Да это просто смешно.

— Но эти восемь процентов зависят исключительно от моих воспоминаний, — возразила я. — Мое восприятие могло быть и искажено.

— Зная тебя, — сказал Рекс, — я ни за что не поверю, чтобы твое восприятие исказилось в сторону уменьшения опасности.

— Мой анализ основан на ваших докладах с учетом ваших предыдущих докладов о других аристо, сравнения этих докладов с другими донесениями о тех же аристо, всех докладов об аристо, сделанных другими офицерами, и их сопоставлении друг с другом. На основании этого я оцениваю достоверность ваших наблюдений как девяносто пять процентов.

Я улыбнулась:

— Этот компьютер времени даром не терял.

— А он может просчитать, что этот аристо здесь делает? — спросил Таас.

— Вероятность один к двум, что он ищет необычного Источника, — ответил Комтрейс. — Вероятность один к трем, что он интересуется Делосом; один к одиннадцати, что он шпионит за землянами; один к шестнадцати, что он чинит здесь свой корабль.

— А что, если он пытался уговорить меня пойти с ним? — спросила я.

— Вероятность один к четыремстам пятидесяти. Ваш военный статус совершенно очевиден. Поверить, что вы поймаетесь на такой трюк, было бы для аристо невероятной наивностью.

— Может ли быть такое, чтобы он говорил мне правду, чтобы он просто хотел встретиться со мной?

«Вероятность один к семистам, Комтрейс сделал паузу. Если он ищет Источников, вероятность девяносто три процента, что он пытал счастья с вами».

— Почему столь низка вероятность того, что он просто шпион? — спросил Рекс, склонясь над пультом.

— Заниматься тайными операциями лично считается зазорным для хайтона, если только такие операции не связаны напрямую с достижением политической власти. С учетом близости Делоса к региону Тамса, а также нынешней политической ситуации на Тамсе, аристо из хайтонов может прибыть сюда для выяснения причастности Союза Миров Земли к кризису.

Вот так. Ирония судьбы: Тамс, крошечная колония шахтеров, играет столь важную роль в межзвездных интригах. Там проживало всего шестьсот миллионов человек: потомки рейликонских колонистов, они упорно цеплялись за независимость от кого угодно: от нас, от купцов или от землян. Пятнадцать лет назад планету захватили эйюбиане. Им удалось сманипулировать политической ситуацией так, что любое прямое противодействие с нашей стороны нарушило бы столь необходимое нам тогда хрупкое перемирие.

— Какова последняя информация о Тамсе? — спросила я.

— Имраз сообщает о захвате повстанцами наземных баз колонизаторов.

Я ожидала этого. У нас имелись каналы оказания помощи повстанцам, так что захват «неподготовленными» лидерами тамских повстанцев изощренной системы наземной обороны эйюбианцев нельзя было списывать на простое везенье.

— Какова реакция купцов? — спросила я.

— Эйюбианские саботажники уничтожили заводы Ред-Хилла и склады в горняцком, докерском и металлургическом районах. Они вывели из строя двигатели и биомехпилотов всех космических кораблей в обоих космопортах Тамса.

— Эффективно, — сплюнул Рекс.

— Почему? — спросил Таас. — Что это за заводы Ред-Хилла?

— Это единственные заводы на Тамсе, которые могли выпускать запасные, детали к инверсионным двигателям звездолетов. Должно быть, на складах хранились уже изготовленные детали.

— Если повстанцы контролируют наземные системы обороны, — сказала Хильда, — они могут вызвать на подмогу корабли с новыми пилотами и запчастями.

— Только если купцы не контролируют орбитальные системы обороны, — возразил Рекс. — У них сейчас равновесие сил.

— Какова официальная позиция купцов по этому вопросу? — спросила я.

— Согласно официальной позиции, сопротивления на Тамсе не существует.

— Интересно, и почему это совсем меня не удивляет? — заметила Хильда.

— У нас имеется запись последней речи Ур Куокса. Включить?

12
{"b":"2148","o":1}