ЛитМир - Электронная Библиотека

«Сама знаю».

Для эмпата вроде меня их «воздействие» означало только одно: страх. Страх такой интенсивности, что пот, выступивший на висках, стекал мне на шею.

«Заблокировать воздействие!»

«Выделяю вещество, подавляющее воздействие псиамина на мозговые клетки, включая рецепторы Р1. Выделение будет продолжаться до тех пор, пока воздействие не понизится до безопасного уровня».

Я поморщилась.

«Ты что, не можешь просто сказать, что блокируешь его?»

«Я его блокирую», — нехотя согласился центр.

Воспринимаемый мною страх ослабевал. Я повела плечами, снимая напряжение; сердцебиение тоже успокаивалось.

«Команду подтверждаю. Переключиться на ускоренный режим».

Появился символ ускоренного режима работы.

Наконец-то. Я посмотрела на остальных. Ближе всех ко мне стоял Таас, не сводивший глаз с башенки дома напротив. Страх студентов окутывал его раскаленной аурой.

Я положила руку ему на плечо:

— Выключи их к черту.

Он не пошевелился. Его лицо под обычной оливковой окраской заметно побледнело.

— Это приказ, — настаивала я. — Задействуй блокировку.

Таас вздрогнул, потом зажмурился. Секунду спустя он открыл глаза и посмотрел на меня; цвет его лица постепенно восстанавливался.

— Ты как, ничего? — спросила я.

— Да, — он неуютно передернул плечами. — Очень сильные эмоции. Они застали меня врасплох.

— Меня тоже.

Рекс переводил взгляд с меня на Тааса и обратно. Потом повернулся к студентам, и я ощутила, как он блокирует их излучение. Хильда стояла дальше всех от меня, но, судя по ее отсутствующему взгляду, она тоже отдавала команду своему центру. Проблем с блокированием у них не возникало: их центры явно не отвлекались на проверку.

Что ж, я сама и виновата. Кто, как не я, потребовал от своего центра, чтобы он проверял все редкие команды.

— Не пойму, почему я поздно обратил на это внимание, — негромко произнес Таас.

— Это все чертов нервоплекс. — Я махнула рукой в сторону тротуара. — Он взаимодействует с толпой, усиливая эмоции. — Мы с Таасом оказались наиболее чувствительны к эффекту; он — как наименее опытный член группы, я — как самый сильный эмпат.

— Почему эти двое так расстроены? — Хильда ткнула пальцем в студентов.

— Что, они думают, мы им сделаем?

— Мне осточертело провоцировать эту эмоцию, — необычно тихим голосом произнес Рекс, запустив пятерню в темные волосы. Нет, уже не совсем темные. С каждым днем седых волос в его шевелюре становилось все больше и больше.

И все же, что случилось? Почему Таас так дурацки улыбается?

— Что смешного? — подозрительно спросила я.

— Мэм? — покраснел он.

— С чего это ты так разулыбался?

Улыбка мгновенно испарилась.

— Ничего, мэм.

Я рассмеялась:

— Таас, я же просила не обращаться ко мне «мэм». — В маленьких, тесно связанных группах вроде нашей нет нужды соблюдать формальности. — Так что смешного?

Он поколебался, потом махнул рукой в сторону студентов.

— Этот паренек реагирует на вас не так, как на остальных.

— Не так? — удивилась я. — Как же?

— Ему кажется, что вы… э-э…

— Что?

Таас покраснел сильнее:

— Ему кажется, что вы очень сексуальны.

Я почувствовала, как мое лицо тоже заливает краска.

— Но я же ему в матери гожусь!

— Ха! — хихикнула Хильда. — На вид ты куда моложе, Соз.

— Вот и не правда, — улыбнулась я. По правде говоря, Хильда первая сказала мне это.

Рекс ухмыльнулся, и я почувствовала, как Таас немного расслабился. Вся наша компания вроде бы успокоилась. Рекс открыл рот, чтобы сказать что-то, и его улыбка исчезла, словно дверь захлопнулась, а взгляд уставился куда-то за моей спиной. Я резко повернулась.

Купцы.

Разумеется, сами они себя купцами не называли. На самом деле они были эйюбиане, члены так называемого Содружества Эйюбы. Их было пятеро, все в серой форме с синими лампасами на брюках и алым кантом на рукаве. С такого расстояния я не могла разглядеть цвет их глаз, хотя вряд ли кто из них принадлежал к красноглазым аристо — членам высшей касты в строгой эйюбианской иерархии. Один из них отличался характерными для аристо четкими чертами, черными волосами, даже грацией. И все же в нем не хватало неуловимой отточенности аристо.

Возможно, это телохранители какого-то аристо. Для представителя низших каст купцов это, возможно, наивысшая социальная позиция. Я решила, что это исполнители, дети, рожденные от связи аристо с представителем низшей касты.

Они стояли на другой стороне улицы и смотрели в нашу сторону. Между нами бурлила обычная для Аркады толпа.

Меня охватил непривычный, иррациональный страх; пульс снова участился.

Я огляделась по сторонам и увидела женщину, торопливо уводящую нескольких детей подальше от двух наших групп. Она тоже оглянулась, перевела взгляд с купцов на нас и приказала своим отпрыскам поторапливаться. Младший захныкал, пытаясь задержать ее у витрины со сладостями. Женщина подхватила его на руки и, не обращая внимания на его громкий рев, скрылась в толпе.

— Как смеют они разгуливать здесь? — возмутился Таас.

— Ты что, хочешь, чтобы они получали специальное разрешение? — спросила Хильда. — Мы же пребываем в гармонии, ты что, забыл?

— Но они могут здесь шпионить! — не унимался Таас.

Рекс не сводил с меня глаз.

— Что не так?

Я судорожно глотнула:

— Тот, высокий. Он похож на Тарка.

Рекс напрягся:

— Но Тарк мертв.

Давно уже мертв. Десять лет как мертв. Я сама его убила.

— Кто такой Тарк? — удивилась Хильда. — Похоже на имя аристо.

Каким-то образом мне удалось совладать со своим голосом.

— Это и есть имя аристо.

Рекс коснулся моего сознания. За годы совместной работы мы с ним сблизились настолько, что я могла улавливать его мысли, если он направлял их в мою сторону с достаточным усилием.

«С тобой все в порядке?»

Я перевела дыхание, успокаивая пульс. «Да».

— Откуда ты знаешь этого Тарка? — поинтересовалась Хильда.

— Я проникла подпольно на Тамс. Десять лет назад.

— Тамс? — переспросил Таас. — Вы хотите сказать, на планету купцов?

Я кивнула:

— Меня… меня схватили.

— Вас что, раскрыли?

— Нет. Меня поймали не так, — мне пришлось сделать паузу, прежде чем продолжать. — Десять лет назад новым губернатором Тамса аристо назначили человека по имени Крикс Тарк. Его солдаты устраивали в городах облавы с целью набрать слуг ему в поместья. — «Слуги» у аристо означали практически всех во Вселенной, не принадлежавших к их касте. — Меня взяли именно во время такой облавы.

Таас пораженно уставился на меня:

— Вы были слугой у купца?

— Не слугой, — ответила я со спокойствием, какого сама от себя не ожидала. — Источником.

Таас побледнел и отвернулся. Хильда стиснула кулаки, от чего даже под курткой рельефно проявились мускулы. «Источник» — обычный термин аристо, о котором мне не хотелось бы даже вспоминать.

— Как тебе удалось бежать? — Хильда повела плечами словно борец, пытающийся снять напряжение.

Я только покачала головой. Я не могла говорить об этом. Купцы продолжали переговариваться, глядя на нас.

— Простите меня, праймери Валдория. Насчет Тамса.

Я старалась, чтобы мой голос звучал беззаботно.

— Таас, зови меня просто Соз, ладно? — я просила его об этом столько раз, что уже сбилась со счета.

Он покраснел.

— Слушаюсь, мэм.

Моего сознания коснулась мысль Хильды — гораздо слабее, чем это получалось у Рекса: «Я тоже прошу прощения». Потом уже спокойнее: «Дай мальчику время. Ты пугаешь его до мурашек».

«Мурашек?» — удивился Таас.

Рекс послал им мысленную улыбку. «Мурашки — живые или неодушевленные?»

Я попыталась улыбнуться в ответ. Я понимала, что Рекс хочет снять напряжение. И мне стоило бы радоваться: в первый раз Таасу удалось связаться с нами мысленно без помощи корабельной аппаратуры. И все же я не могла оторвать глаз от купцов. Они пошли дальше, то и дело оглядываясь на нас.

2
{"b":"2148","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Сценарист
Конфедерат. Рождение нации
Брачный вопрос ребром
Как поймать девочку
Своя на чужой территории
Доказательство рая. Подлинная история путешествия нейрохирурга в загробный мир
Затмение
Девушка с тату пониже спины
Прорыв