ЛитМир - Электронная Библиотека

— Соскони…

Одно то, что мое имя произносил хайтон, да еще с такой нежностью, уже сводило с ума.

— Да?

— Останься со мной.

— Ты знаешь, что я не могу.

Секунду он стоял, глядя на меня. Потом дотронулся до моей щеки.

— До свидания.

— До свидания.

Я подошла к балконной двери и выглянула. Рэк шел через газон, направляясь в дом. Сад был погружен в темноту; то ли мой бешеный вирус перегрузил систему, то ли кто-то просто вырубил электричество, чтобы обезумевшие прожекторы не мельтешили перед глазами. Под деревьями у границы с соседним участком я увидела еще двух охранников. Но при выключенном свете в спальне и в саду балкон и решетки находились в тени.

Мне потребовалось всего несколько секунд, чтобы соскользнуть на землю.

Стараясь держаться в тени, я прокралась вдоль стены дома, выждала момент и перебежала через улицу в темный парк.

5. ОТРЕЧЕНИЕ

Было уже за полночь, когда я вернулась в гостиницу. В вестибюле у стойки ждала женщина — полицейский офицер. Стоило мне войти, как она подошла ко мне.

— Навархос Валдория?

Я бестолково уставилась на нее, слишком усталая, чтобы сражаться с программой перевода.

Увидев мою реакцию, она спросила:

— Эспаньол?

— Ун поко, — ответила я.

— Ист дойч бессер?

Я продолжала молча смотреть на нее.

— Как насчет английского?

— Да, — кивнула я. Не потому, что мой английский намного лучше моего испанского; просто мне не хотелось торчать в вестибюле всю ночь.

— Вы и есть праймери Валдория? — спросила она.

— Да, — согласилась я.

— Боюсь, что должна арестовать вас, мэм.

— Не можете. — На самом деле это было не так, хотя я надеялась, что это может и отпугнуть ее. Ей полагалось знать, что по сколийским законам Демон не может быть подвергнут аресту; в свое время при подписании совместных соглашений земляне изрядно шумели по этому поводу. «Закон превыше всего».

Очень они любят эту фразу. Но это их фраза — не наша. Если Демон нарушит сколийский закон, все, что могут сделать гражданские чиновники, — это заявить протест Командованию Имперских Космических Сил. Это не означает, что нам все сходит с рук; КИКС заставляет нас придерживаться кодекса чести, который допускает нарушение законов только тогда, когда это совершенно необходимо для защиты Империи. Но это уже заботы военных, не гражданской полиции.

Конечно, все это относилось к сколийским законам. В данный момент я находилась на территории Союза Миров Земли.

— Прошу прощения, мэм, — возразила офицер. — Но согласно параграфу 16 статьи 436 — Г Договора об Основах Отношений Союза Миров и Империи, дозволяются арест и депортация любого Демона Имперских Военно-Космических Сил в случае нарушения им законов Союза…

— Ладно, — взмолилась я. — Вы надевать мне наручники?

— Нет, не думаю, что в этом есть необходимость. — Она зачитала мне мои права: все, что я скажу, может и будет использовано против меня, и так далее. Ночной портье за стойкой с любопытством наблюдал всю эту сцену.

Возможно, утром об этом раструбят по всему городу: как же, Имперский Демон разгромил особняк хайтона. Я надеялась только, что по мотивам этой истории не снимут очередное кино про Демона-берсеркера.

Она отвезла меня в участок на своем аэромобиле. Силовой экран, отделявший меня от передних сидений, потрескивал электрическими разрядами.

Задние двери не отрывались изнутри, от чего салон напоминал черную пещеру с единственным креслом, в котором я и сидела. Женщина накинула на меня предохранительную сеть, извиняясь за «требования инструкции».

Я чувствовала себя полнейшей идиоткой. Интересно, как бы она поступила, сообщи я ей о том, что я наследница ронов. Возможно, это избавило бы меня от хлопот здесь. Но в таком случае мне пришлось бы позже оправдываться перед сводным братом в использовании своего титула во вред Имперско-Союзным отношениям.

Полицейские в участке весьма вежливо известили меня о том, что я обвиняюсь в нарушении чужих домовладений, вооруженном нападении, порче имущества и повреждении компьютера. Фантастика. Даже при том, что я праймери, я нарушила все мыслимые их законы, и все же они, казалось, почти одобряют мои действия.

Они сделали мои голопортреты, сняли отпечатки пальцев и ладоней, а также взяли образцы тканей для хромосомного анализа. Потом провели в комнату, где меня ждали пять человек — женщины с темными волосами, одетые в черные кожаные одежды, напоминающие мою форму. Женщина-офицер выстроила нас перед стеклянной стеной, отражавшей все наши движения. Когда я сунула руки в карманы и нахмурилась, остальные пятеро сделали это вслед за мной, Сцена была совершенно сюрреалистической.

Я не видела в стекле ничего, кроме наших отражений, но не сомневалась, что тот, кто стоит по ту сторону — кто бы это ни был, — видит нас. Я попробовала расслабиться и прощупать сознанием людей за стеклом. Я ощутила присутствие нескольких человек, но псионов среди них не было.

И тут я ощутила пустоту.

Это был охранник Джейбриола — тот, с Источниками. Пустота в его сознании не так пугала, как у настоящего аристо, но все равно от его присутствия у меня словно жуки по коже ползали. И он был зол.

Я отпрянула как олень от охотника. Защищаясь, я послала ему ментальную картину: ближайшую ко мне женщину. Однако я не сомневалась в том, что опоздала. Он успел опознать меня.

Затем они отвели меня к начальнику участка, коротышке с коротко стриженными соломенными волосами, делавшими его похожим на экзотический куст. Он обратился ко мне на незнакомом языке, похожем на тот, на котором говорила офицер, арестовавшая меня. Я непонимающе покачала головой; офицер, стоявший у него за спиной, наклонился к нему и что-то тихо сказал.

Начальник кивнул.

— Вы говорите по-английски? — спросил он меня.

— Немного, — ответила я.

— Откуда вы узнали, где остановился лорд Кир?

Лорд Кир?

— Хайтон?

— Человек, чей дом вы изрешетили.

Центр выдал мне несколько вариантов перевода слова «изрешетить», включая «Английское жаргонное выражение, обозначающее единовременное попадание в объект значительного количества боеприпасов». Начальник, должно быть, имел в виду то, что я сделала с домом. Домом «лорда Кира».

Значит, Джейбриол путешествует под чужим именем. Все верно, открыто объявлять себя наследником Императора было бы с его стороны безумием.

— Источник мне указать место, — ответила я. — Его разум я принимать. — Нет, это звучало ужасно. Мой английский был в эту ночь еще хуже, чем обычно. Мне пришлось включить модуль перевода и повторить за ним: «Я определила направление по мысленному импульсу Источника одного из его охранников».

— Ясно. — Похоже, именно этого ответа он от меня и ожидал. Очевидно, в глубине души земляне признавали существование телепатии в большей степени, чем делали это публично. Но откуда он знал этот ответ? Он не мог знать о существовании Источников, если только охранник сам ему этого не сказал, а я плохо представляла себе купца, обсуждающего своих сервов с полицейским-землянином.

— Что она вам сказала? — спросил начальник.

— Источник?

— Да.

Она? Я сверилась с переводчиком, и он подтвердил мне, что «она» относится к лицу женского пола. Но первый Источник, с которым я установила контакт, был мальчиком. И я не говорила ни с ним, ни с девочкой. Может, он сознательно задает мне неверные вопросы? Где он берет свою информацию?

Охранник не мог знать, что я вступала в контакт с его Источником. Даже если Джейбриол сам говорил с полицейскими, в чем я сомневалась, он тоже не знал, что я контактировала с Источниками. Я не была уверена даже в том, что это знали сами Источники.

Впрочем, я не ощущала никакого подвоха. Он просто хотел уточнить факты.

Поэтому я решила ответить правду.

— Я не говорила с Источником. Я касалась сознания мальчика. Девочки — потом.

Он кивнул:

21
{"b":"2148","o":1}