ЛитМир - Электронная Библиотека

Черт. Я так устала. Меньше всего мне хотелось сейчас тащиться в порт. Я вернулась к стойке и разбудила портье.

— Мисс?

— Да? — она с усилием открыла глаза.

Я показала ей конверт:

— Кто приходить это?

Она непонимающе уставилась на меня:

— Простите?

Никогда не могла понять, почему земляне просят у тебя прощение за то, что ты изъясняешься так непонятно.

— Это письмо, — попробовала я еще раз. — Кто с ним приходил?

— Мужчина. Я его не знаю.

— Как он выглядеть?

— Темные волосы. Темные глаза. Похож на турка.

— Какой турка?

Она улыбнулась:

— Турция — это страна на Земле.

Зачем мужчине с Земли ждать меня на Богом проклятом причале в порту?

Бред какой-то. Мне надо подняться в номер и лечь спать. Впрочем, я все равно не смогу заснуть, пока не узнаю, что ему нужно. В общем, я снова вышла на улицу.

Мне понадобилось десять минут, чтобы дойти до порта, расположенного на юго-востоке от Аркады. Волны разбивались об устои причалов и о кораллы, где торчавшие из воды на несколько сантиметров, а где взмывавшие в воздух на десять с лишним метров. Светящиеся насекомые искрами носились вокруг кораллов — собственно, надводная часть их состояла из окаменевших останков этих самых насекомых. Море светилось фосфоресцирующими полосами — голубыми и зелеными, желтыми и розовыми. В окружавших порт коралловых стенах были прорезаны стрельчатые и полукруглые арки, свободно пропускавшие самые большие корабли.

Луна наполовину погрузилась в море и казалась теперь еще одной аркой, достаточно большой, чтобы проглотить целый флот. Запах соли был так силен, что вкус ее ощущался на губах. Не уступал ему по интенсивности и запах разлагающихся водорослей. Повсюду валялись темные груды мокрых волокон со светящимися точками насекомых.

Большая часть причалов была погружена в темноту — одни пустые, другие с темными призраками кораблей. Только на двадцать седьмом причале горели яркие огни: там бригады докеров суетились вокруг грузового судна с парусами из светящегося розового нервоплекса. Краны проносили контейнеры над водой и опускали их в трюмы, а мускулистые стропальщики в синих кепках и красных рубахах кричали что-то в миниатюрные рации.

Четвертый причал располагался в дальнем конце порта, казавшемся особенно темным. Тишина здесь нарушалась только негромким плеском волн об устои. Я шла по пирсу, стараясь держаться в тени. Становилось холодно; я застегнула куртку и подняла воротник. Волны захлестывали на пирс, разбиваясь у самых моих ног, оставляя на настиле синие и золотые в лунном свете полоски песка.

— Соскони?

Я замерла. У столба стояла высокая темная фигура. Он тоже поднял воротник и натянул на глаза шапку, но я узнала его сразу. Не думаю, чтобы он слышал мои шаги, но смотрел он прямо на меня.

— Джейбриол?

Он шагнул ко мне, снимая на ходу шапку. В темноте, скрывавшей цвет его глаз и блеск волос, он казался еще красивее.

— Я уже начал бояться, что ты не придешь, — сказал он.

Я подняла конверт:

— Я только что получила твою записку. Ты давно ждешь?

— Час.

Так долго? Зачем?

— Портье сказала, что письмо принес землянин.

— Я пришел сюда в темноте, так что никто не узнал меня. Потом я заплатил местному, чтобы он отнес письмо.

— Но как тебе удалось выбраться из дому, не переполошив при этом охрану? Кстати, они еще не включили твой киберзамок?

— Я задурил им голову на ближайшие несколько часов. Я неплохо научился это делать, — добавил он сухо. — Если только с ними нет Рэка, — он скривился. — Рэк всегда настаивает на включенном поле. Мне почти кажется, ему нравится видеть, как поле причиняет мне боль.

— Рэк — это тот, у которого были два Источника?

— Были, — кивнул Джейбриол. — Они убежали.

Я вздохнула:

— Возможно, это ему и правда нравится, даже если он сам этого и не осознает. Тебе нужно надежнее блокировать от него свое сознание.

С минуту он молча смотрел на меня. Потом заговорил:

— Ты говоришь, что аристо — садисты. Ты показывала мне ужасы. И Источники Рэка отказались возвращаться к нему. Мне не хотелось верить… — он сделал паузу. — Но что бы ты ни говорила, мой охранник — не аристо.

— В его жилах течет кровь аристо, — сказала я. — И возможно, этой крови у него больше, чем у тебя.

Он снова вспыхнул от гнева:

— Ты сомневаешься в чистоте моей крови, даже не задумываясь о том, что это для меня значит!

Я положила ладонь ему на руку:

— Извини. Но это ведь правда.

При моем прикосновении он застыл. Потом вздохнул, будто капитулируя, и обнял меня. Теперь застыла я. Но тепло его тела, крепость его мускулов — я не в силах была сопротивляться. Я положила голову ему на грудь и охватила руками его талию. Он склонил голову, заглядывая мне в лицо с неожиданной нежностью. Его удивительный интеллект и манеры хайтона делали его старше, так что я даже забыла о том, что он почти тинэйджер, проведший всю свою жизнь в одиночестве.

И стоило ему поцеловать меня, как я забыла про его возраст. Наши сознания снова начали сливаться, что распалило мою страсть подобно тому, как огонь воспламеняет нефть.

И тут в моем мозгу мелькнул образ Рекса. Как бы ни тянуло меня к Джейбриолу, я ничего не могла поделать. Я дала Рексу свое согласие.

Я оттолкнула его:

— Извини.

Сначала он не отпускал меня. Наконец, когда он понял, что я не отвечаю, он опустил руки.

— Надеюсь, этот твой Рекс понимает, как ему повезло.

— Мне не стоило приходить.

— Подожди. Прошу тебя. — Он полез в карман и достал оттуда карточку.

Это был В-скрипт, распечатка виртуальной телеграммы, посланной его компьютеру. — Я получил это два часа назад. Я хочу услышать твою версию того, что это значит.

Я взяла карточку — и застыла. Печать на ней невозможно было спутать ни с чем. Личная печать его отца, Императора Куокса. Индекс наверху означал, что В-скрипт расшифрован компьютером Джейбриола, то есть высшую степень секретности. Император явно не рассчитывал на то, что это увидит Имперский Демон.

Послание было коротким: «Дж'бриол — я послал эскадры навести порядок на Тамсе. Лети туда, чтобы лично проследить за исполнением».

Я зажмурилась, потом открыла глаза и перечитала еще раз, чтобы удостовериться в том, что поняла все верно. «Эскадра» означала тяжелый космический крейсер с кораблями сопровождения.

— Как тебе все это объяснили?

— Никак. Но я догадываюсь. Под наведением порядка он понимает устрашение бунтовщиков, возможно, даже обстрел планеты, — он говорил совершенно свободно, охотно делясь информацией с вражеским офицером, даже без осторожного тона, каким он говорил со всеми остальными. — Мой отец хочет, чтобы я успел туда до окончания операции, чтобы я увидел собственными глазами, как справляться с неприятностями вроде Тамса, — в его голосе прозвучало отвращение к себе. — Я не бог весть какой наследник.

Мне кажется, он хочет исправить это.

— Ты смотришь на Тамс как на досадную неприятность?

— Да.

Я стиснула кулак, скомкав при этом В-скрипт.

— Эта «неприятность» исходит от массы отчаявшихся людей, затерроризированных завоевателями-хайтонами.

— Соскони. — Он взял меня за плечи. — Ты видишь ситуацию под другим углом. Я знаю, ты веришь в то, что говоришь. Но я вижу это по-другому.

Я отстранилась от него; может, хоть так я смогу возненавидеть его.

— Тогда посмотри, хайтон. — Я сунула карту обратно ему в руку. — Мы и раньше перехватывали такие шифровки. Хочешь знать, что значит это «наведение порядка»? Ваши корабли собираются уничтожить всю атмосферу Тамса.

— Ты хочешь, чтобы я поверил в такую ложь?

— Ложь? — Мне захотелось встряхнуть его. — Я сама видела такое. Твой отец уже проделал это на Си-Джей четыре, а потом на Бульсае, когда их население свергло власть лордов-аристо.

Он разозлился.

— Население Си-Джей четыре само уничтожило себя неосторожным обращением с химическим оружием. А про Бульсай мне ничего не известно. Возможно, это просто выдумка вашего министерства пропаганды.

23
{"b":"2148","o":1}