ЛитМир - Электронная Библиотека

— Я не собираюсь убеждать тебя, — мой голос немного успокоился. — Возможно, тебя растили в изоляции, но ты не дурак. Как только ты начнешь жить среди хайтонов, ты все поймешь сам. И ты уже начинаешь догадываться, что бы ты ни говорил, иначе не позвал бы меня сюда.

В его лице не было надменности, только боль.

— Если мой отец говорит мне правду, я должен поверить в то, что ты — исчадие ада. Значит, мне надо убить тебя сейчас, пока ты не стала Императрицей Сколии. Если правду говоришь ты, значит, монстр — мой отец и убить надо его. — Он развел руками. — Убить человека, которого я люблю? Я никогда не смогу сделать это. Ни отца. Ни тебя.

Я уставилась на него:

— Откуда ты знаешь, что любишь меня? Мы знакомы только несколько часов.

— Мы знакомы всю жизнь. — Он дотронулся до моего виска. — Мы прожили ее сегодня ночью.

Я отвела его руку. Он ошибается. Я никогда не полюблю сына Императора купцов. Это ложь.

Джейбриол снова заговорил:

— Это не поможет, Соскони. Как бы ты ни отрицала это, мы будем жить с тем, что произошло сегодня. Если ты сделаешься Императрицей, а я — Императором, это все равно останется с нами, как бы мы ни клялись уничтожить все остальное.

— Ты ведь не знаешь, что наследуешь. Ты ненавидишь все, что означает положение Императора. И ты будешь жить в страхе, понимая, что находишься на волосок от того, чтобы самому сделаться жертвой.

— Если и так, я изменю это.

— Изменишь? Боже, Джейбриол. Вся твоя Империя построена на аристо и их потребности в Источниках. Это ведь не социальная проблема, которую можно исправить, и не несколько плохих людей, которых достаточно уволить. Тебе не уничтожить императорским указом их нужды в Источниках, как не уничтожить потребности есть или спать. Попробуй — и они распнут тебя.

Он стиснул кулак:

— Ты ошибаешься.

— Мне жаль тебя. Ты сам не знаешь, во что превратится твоя жизнь, — произнесла я мягко. — Хотелось бы мне изменить это.

— Мне не нужно жалости. Мне нужна ты.

Его страсть была так сильна, что я почти осязала ее: боль человека, всю жизнь лишенного нормальных человеческих отношений, ребенка, с самого рождения лишенного любви. И я сама жаждала его так сильно, что это ранило меня. Но если я признаюсь в этом даже здесь, где об этом не узнает никто, кроме нас двоих, я никогда не смогу смотреть в глаза всем, кого люблю.

— Я не могу остаться с тобой, — сказала я.

Он глубоко вздохнул и заговорил своим холодным хайтонским голосом:

— Тогда уходи.

Каким-то образом я заставила себя повернуться и уйти.

6. ЭСКАДРИЛЬЯ ЖАБО

Я бежала к гостинице, на бегу созывая Рекса, Хильду и Тааса.

«Просыпайтесь же! БЫСТРО!»

Когда я ворвалась в вестибюль, Рекс уже сбегал мне навстречу по лестнице. Я пронеслась мимо спящего портье и столкнулась с ним посреди марша.

— Я узнала, что делает здесь этот аристо, — я осеклась, задыхаясь от бега. — Он сын Куокса.

Рекс оцепенело уставился на меня:

— Что?

— Наследник. — Теперь, произнеся это вслух, я сама услышала, насколько фантастично это звучит. — Человек, которого мы встретили, — наследник престола хайтонов.

На верхней площадке появились Хильда с Таасом — как раз вовремя, чтобы услышать мое заявление. Еще две секунды — и они спустились к нам с Рексом.

— Его зовут Джейбриол, — продолжала я. — Джейбриол Куокс. — Я оглянулась на них; они слушали, раскрыв рты. — Вот почему он показался нам с Рексом знакомым. Он похож на своего деда.

— Как ты узнала? — спросила Хильда.

— Я вычислила, где он остановился. Я проникла в их компьютерную сеть.

Его отец послал ему шифровку насчет Тамса.

— Ты даром времени не теряла, — заметил Рекс.

Я скорчила гримасу:

— Еще меня арестовали, сняли данные, выставили на опознание, допросили и проводили в больницу навестить двух Источников, сбежавших, когда я вламывалась в особняк Куокса. Они попросили убежища у землян.

— И все это ты успела за одну ночь?

Хильда улыбнулась:

— Зачем тебе мы, Соз?

Я перевела дух:

— Ур Куокс собирается затопить Тамс.

— Как это? — не понял Таас.

— На Бульсае он сделал это, превратив часть их луны в водород. На Си-Джей четыре он использовал астероид. Они погружают водород в атмосферу и с помощью огромных разрядников заставляют его взаимодействовать с кислородом. — Я поморщилась. — На Тамсе наступит сезон дождей. И когда он кончится, в атмосфере не останется кислорода, а поверхность окажется под водой. — У меня в памяти всплыли земные религиозные книги, которые мне доводилось читать. Никакому ковчегу не спасти Тамс. Там, где в роли Бога выступает Люцифер, не спасается никто.

Рекс стиснул зубы. Мы с ним входили в состав отряда, обнаружившего остатки Си-Джей четыре. КИКС хранил наш доклад в строжайшей тайне. Мы не хотели паники, неизбежной в случае, если население Сколии узнает, что, найди Куокс брешь в наших оборонительных системах, он может запросто уничтожить наши миры так же, как уничтожил свои.

— Когда это может случиться?

— Он выслал несколько эскадр, — ответила я. — Но не думаю, что они уже на месте.

— Нам надо предупредить Тамс, — предложил Таас. — Пусть эвакуируют население.

— Эвакуировать? — тихо переспросил Рекс. — На чем?

«Эффективно», — так Рекс охарактеризовал саботаж купцов, о котором нам сообщил Комтрейс. Я только теперь поняла, насколько точной оказалась эта характеристика. Как Тамс эвакуирует население без исправных кораблей?

Таас переводил взгляд с меня на Рекса и с Рекса на меня.

— Но даже без заводов они могут попытаться исправить двигатели.

— Ремонт — не самая серьезная их проблема, — сказал Рекс. — Главное — у них не осталось ни одного Пилота с Искусственным Интеллектом.

Я кивнула.

— Тамс — всего лишь небольшая шахтерская колония. У них просто нет опыта сборки ПИИ из обломков.

— Мы можем послать им несколько штук, — предложила Хильда. — Ведь у нас в кораблях есть резервные.

— Конечно. — Таас напрягся, словно готовясь к старту. — Мы могли бы погрузить их на беспилотные модули и координировать запуск с орбитальной батареи в Е-секторе.

Рекс прикинул шансы:

— Если роботы не прорвутся, у нас не будет возможности повторить попытку до прибытия купцов.

— Повстанцы сохраняют контроль над наземными системами обороны, — сказал Таас.

— Даже так. Орбитальные системы — это вам не игрушки. И у нас есть только одна попытка. Стоит появиться их эскадрам, и все кончено.

Все смотрели на меня. Я знала, какой приказ они ожидают услышать.

Фантастический уровень развития военной техники почти не оставил человеку места на поле боя. Хотя автоматические боевые аппараты с ПИИ не могут сравниться с человеческой способностью к импровизации на поле боя, ни один человек не способен выжить при чудовищных перегрузках при маневрировании на околосветовых скоростях.

Ни один человек. Только Демон.

Волоконно-оптическая связь между нашими мозгами и корабельными ПИИ объединяет нас с кораблем в единый организм. Добавьте к этому прогресс в технологии стазиса и вы получите оружие со скоростными и маневренными характеристиками робота и мыслительными способностями человека.

— Кроме нас, в этом секторе нет ни одного нашего отряда, — сказала я.

— Когда вылетаем? — спросил Таас.

Вот так. Никто ни словом не обмолвился о нулевых шансах на успех. Они просто ждали моего ответа, готовые идти за мной на бой, который мы не сможем выиграть. Даже если мы успеем к Тамсу, времени на эвакуацию все равно не останется.

Я уловила мысль Рекса:

«Даже если мы спасем одного-единственного человека, игра стоит свеч».

«Рекс…»

Каким-то образом мне удалось спрятать свои мысли. Я панически боялась, что все случившееся этой ночью уничтожит мои чувства к нему. И все же, когда его мысль коснулась моего сознания, я знала, что наш союз прочен как всегда. Это ведь был Рекс, все годы находившийся рядом, больше чем мой друг, мой будущий муж. И мне приходилось делать то, что я клялась не делать никогда: посылать любимого человека на смерть. Да, я столько лет делала это, но весь ужас осознала только сегодня.

24
{"b":"2148","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Технологии Четвертой промышленной революции
Опасная улика
Шестнадцать против трехсот
А я тебя «нет». Как не бояться отказов и идти напролом к своей цели
Стеклянная магия
Бесстрашие. Мудрость, которая позволит вам пережить бурю
Про деньги, которые не у всех есть
Сила других. Окружение определяет нас
Каждому своё 2