ЛитМир - Электронная Библиотека

Вопрос в том, готовы ли они жертвовать собственными машинами ради того, чтобы убить нас?

Я не горела желанием проверить это. Мы должны уничтожить их прежде, чем у них появится шанс дать залп.

Красный и Золотой нацелились каждый на своего перехватчика. Мне Жабо показал робота, идущего наперехват. «Открываю огонь».

Луч моего аннигилятора ударил в защитное поле робота, принявшее на себя часть энергии. И все же большая часть ее достигла цели. Там, где ускоренные антипротоны соединялись с материей, они аннигилировали, выделяя потоки пионов и энергии; элементарные частицы и радиация пронизывали ядерные двигатели, вооружение, генераторы полей, удерживающих антиматерию…

…и робот аннигилировал в бесшумной вспышке. Часть его просто исчезла, поглощенная искривленным пространством магнитных баков.

«Внимание, — предупредил Жабо. — Гринжабо обнаружен противником».

Таас открыл огонь по одному из перехватчиков с УРСами с дистанции в несколько тысяч километров. Жабо показал его выстрел на дисплее. Красная точка — значит, Таас выпустил Тау-снаряд, миниатюрный и смертоносный звездолет. Тау-снаряды слишком громоздки, чтобы истребитель ДМН мог нести большой запас, Таас использовал четверть своего боезапаса.

И использовал его впустую. Перехватчик расстрелял его Тау аннигилятором. Снаряд взорвался достаточно близко от неприятеля, чтобы уничтожить его, и все же тот остался невредим: ПИИ бросил его в стазис. Он несся от Тааса ко мне камнем, пущенным из рогатки.

И тут он вышел из стазиса, и я захлебнулась волной страха — чужого страха, необычного и одновременно странно знакомого.

«Блок», — подумал Жабо. В голове у меня вспыхнул и продолжал мигать псимвол «Блок»: сфокусировав все свое внимание на перехватчике, я просто не могла отключиться от эмоций его пилота.

Это налетело на меня скорым аэропоездом. Он был так напуган, так ЮН, совсем еще мальчишка, не ожидавший попасть в бой здесь, на Тамсе… «никогда не хотел стать перехватчиком, никогда! Как только я мог пойти на это — перейти в касту посыльных такой ценой?.. Я так хотел стать посыльным… Теперь платить за это…»

«Жабо, блок!» — По щекам моим текли слезы, слезы моего врага. Псимвол «Блок» продолжал мигать.

«Огонь!» — подумал Жабо.

Луч моего аннигилятора ударил в него в упор. Вспышка — и от него не осталось и следа, только у меня в мозгу звенел предсмертный вопль мальчика.

«Жабо! — взмолилась я, всхлипывая. — Отключи центры эмоций!»

«Отключены».

Та часть моего мозга, которая кричала, протестуя против убийства, оказалась заключенной в стеклянную оболочку, видимая, но неслышная. Теперь она не сможет помешать мне делать то, что нужно сделать.

«Красный и золотой обнаружены противником». — Жабо высветил изображения Хильды и Рекса, уворачивающихся от двух роботов, и перехватчика с крышками люков УРСов. Кроме того, наперерез нам шли еще три робота.

«Уходим по второму варианту», — подумала я. По отработанному до автоматизма сценарию Жабо поочередно включал маневровые двигатели, меняя курс раз в секунду или даже чаще. Кокон защищал меня от перегрузок, а когда перегрузки становились опасными для жизни, Жабо швырял нас в стазис.

Вспыхнул луч моего аннигилятора — и один из роботов исчез во вспышке света.

Луч аннигилятора с другого робота ударил точно туда, где мы находились секунду назад. Автоматическим перехватчикам не требуется стазис для поддержания жизни пилота, потому они маневреннее наших ДМН. Но их стратегия ограничена возможностями их ПИИ. Лучшие ПИИ приближаются к человеческому разуму, но только приближаются. Мы с Жабо работали вместе больше двадцати лет, совершенствуясь с каждым годом — симбиоз, уровня которого не достичь по отдельности ни ПИИ, ни человеку.

Мой истребитель пронесся мимо третьего робота, зацепив его аннигиляционным лучом. Не успела погаснуть вспышка, как Жабо обратил мое внимание на еще один перехватчик с УРСами. Он шел в нескольких тысячах километров от нас, прикрываясь помехами, нацеливаясь на меня. Я знала бы о его присутствии даже без предупреждения Жабо. Я ощущала его пилота.

Посыльный, наполовину аристо — как охранники Джейбриола.

«Переключиться на импактор», — подумала я. Заряд моего аннигилятора истощился. Даже при сегодняшней, доведенной до совершенства инверсионной технике запас антиматерии у истребителя ограничен, да и то значительная часть ее идет на питание двигателей.

Перехватчик несся на меня как рыцарь в броне из защитных полей и помех.

Проносясь ему навстречу на расстоянии в тысячу километров, я выстрелила из импактора, выпустив очередь ракет, поражающих кинетической энергией, которая достигает на таких скоростях мощности небольшой водородной бомбы.

Перехватчик заложил вираж, уходя от очереди, и выпустил облако частиц-помех. Мои ракеты ушли мимо.

Перехватчик ударил в меня из аннигилятора. Луч зацепил мои защитные поля, испустив в пространство поток элементарных частиц, однако корабль остался неповрежденным. Цифры говорили, что за последние две-три секунды я несколько раз впадала в стазис.

Очереди из моего импактора били теперь вслед удаляющемуся перехватчику.

Отвернув от него, Жабо выпустил облако помех, тянувшихся за нами расширяющимся конусом.

«Попадание в Голджабо», — сообщил Жабо.

«Золотой, доложи», — скомандовала я.

«Выведены из строя генераторы магнитных полей и аннигиляторы», — доложила Хильда.

Одного взгляда на ее телеметрию было достаточно. Аварийные огни освещали табло как праздничная иллюминация. «Хильда, уматывай отсюда. Лети на базу и доложи. Рекс, прикрой ее».

«Есть», — подумал Рекс.

«Попадание в Гринжабо». — На этот раз повреждения были куда меньше, чем получила Хильда.

«Таас?» — подумала я.

«Я в порядке», — отозвался он и подтвердил это точным попаданием в робота. Эффектная вспышка — и робот сделался достоянием истории.

«Пилотируемый перехватчик справа», — предупредил Жабо.

Я переключила внимание на новый перехватчик.

«Импактор, режим Кей. Постановка помех».

Этот новый перехватчик легко уклонился от моих снарядов. Его пилот, в свою очередь, выстрелил из импактора, но не в меня, а в космос по моему правому борту — и чуть не угодил в мой корабль, когда тот прыгнул почти точно в эту точку.

Я чертыхнулась. Хороший пилот. Слишком хороший.

«Жабо, уходим по варианту „кью“».

«Умри, милый Демон!»

Эта мысль из перехватчика поразила меня подобно снаряду. Ее послал не телепат. Ничего общего с телепатом. Но послал с такой интенсивностью, что я не могла не уловить ее. Мысль ослепила меня своей удушающей, шокирующей ненавистью и такой же шокирующей похотью: «Умри, милый Демон! Умри. Сейчас же. Медленно. В муках. Умри, милый эмпат!»

Время слуг кончилось. В бой пошли хозяева. Этот перехватчик пилотировал аристо.

«Импактор!» Меня трясло, я пыталась стряхнуть с себя мысли аристо. И не могла. Единственный способ отделаться от него — отключить мозг от Жабо, а это равнозначно самоубийству.

Перехватчик бросался из стороны в сторону, и моя очередь почти не задела его. Несколько снарядов разорвались на его поверхности, но стазис защитил корабль.

На моих ментальных табло показался еще один перехватчик и еще один «голос» зазвучал в моей голове: «Умри, Демон!»

…и я падала, падала, падала в бездонную пропасть, в черную дыру, связанная…

«Блокирую», — подумал Жабо. Вспыхнул псимвол, и ощущение падения исчезло.

«Жабо, импак…»

Истребитель дернулся вбок с такой силой, что я ударилась плечом о стальной каркас экзоскелета. Я открыла глаза; цифры сообщили, что я находилась в стазисе около секунды. Кабина звенела от тревожных сигналов.

«Попадание в левый борт. Левый импактор выведен из строя».

«Милый Демон. — Мысль скользнула по моему сознанию сальной ухмылкой. — Ты мой». Вторая мысль отозвалась эхом: «Нет, мой!»

И тут сквозь них прорвалась третья мысль: «Умри, милый Демон!» — и из-за помех, таких мощных, что его приближения не заметил даже Жабо, вынырнул, стреляя в меня, третий перехватчик.

29
{"b":"2148","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
17 потерянных
Дао СЕО. Как создать свою историю успеха
Образ новой Индии: Эволюция преобразующих идей
Остров Камино
Первому игроку приготовиться
Самая неслучайная встреча
О рыцарях и лжецах
Не прощаюсь