ЛитМир - Электронная Библиотека

Мой истребитель отчаянно содрогнулся.

«Попадание в левый борт. Аннигиляторы выведены из строя».

«Пуск Тау, — подумала я. — Стреляй по всем троим!»

Три из четырех моих пусковых установок выпустили по Тау-снаряду. Ракеты входили в стазис и выскакивали из него, разлетаясь каждая к своей цели.

Один перехватчик бросился прочь от Тамса, набирая скорость; моя Тау висела у него на хвосте. Второму удалось уничтожить Тау на безопасном расстоянии. Третья ракета нашла свою цель и взорвала корабль.

Перехватчик, уничтоживший направленный на него снаряд, отвернул от меня, послав на прощание заряд ярости своего пилота: «Умри, Демон! Умри в муках!»

…и на меня свалился первый перехватчик, вывернувшись из инверсии в нескольких тысячах километров от меня, выделив такое количество энергии, что оно уничтожило бы мою машину, сумей перехватчик реинверсировать ближе…

…и тут же он исчез в ослепительной вспышке.

«Есть! — услышала я мысль Рекса. — Я его…»

«Попадание в Реджабо», — доложил Жабо.

«РЕКС!» Его телеметрия мелькала у меня перед глазами: «защитные поля — 8 %, системы жизнеобеспечения — 4 %, герметичность корпуса — 14 %». Защитные поля силовых баков на грани коллапса.

«Тау!» — скомандовала я. Одновременно с пуском моей последней ракеты перехватчик, поразивший корабль Рекса, выпустил свою. Два снаряда набрали скорость, засекли друг друга — и инверсировали. Они вышли из инверсии у меня по левому борту и взорвались одновременно; самого взрыва я не видела, поскольку Жабо бросил меня в стазис.

«Роботы справа», — доложил Жабо — и я едва увернулась от двух беспилотных перехватчиков, вынырнувших из инверсии и ударивших из импакторов с двух сторон по тому месту, где я только что находилась. Их очереди пересеклись, зацепили друг друга, и оба робота взорвались.

Меня начинало мутить от непрерывного входа и выхода из стазиса. Мой центр пытался компенсировать это впрыском лекарств, но не слишком успешно.

«Осторожно!» — предупредил меня Жабо, указывая на очередной перехватчик с УРСами, разгонявшийся от Тамса в сторону солнца.

«Перехвати его», — приказала я. Мы понеслись вдогонку, набирая скорость в отчаянной попытке перехвата. У меня не осталось ни Тау, ни аннигилятора — ничего. Если придется таранить этого…

Голджабо появился так неожиданно, что, если бы не Жабо, бесстрастно фиксировавший все события, я могла бы так и не понять, что случилось. Все, что я знала, — это то, что перехватчик взорвался так, словно в него выстрелили в упор с носа.

Остальное сообщил мне Жабо. Хильда вынырнула из инверсии прямо перед перехватчиком с точностью, невозможной для любого корабля, не имеющего псисвязи. Она узнала его координаты прямо из моего сознания. Ее истребитель реинверсировал со скоростью 80 процентов от световой, взорвав перехватчик струями фотонных двигателей. Прежде чем корабль купцов распался, она уже исчезла.

Это было чертовски близко к самоубийству. Ошибись Хильда в расчетах на какие-то несколько метров, и она реинверсировала бы точно в точку, где находился перехватчик, погибнув вместе с ним. Ошибка в другую сторону — и она уничтожила бы меня или то, что осталось от корабля Рекса.

Но мне некогда было ни ругать ее за неподчинение приказу, ни благодарить. Истребитель болезненно дернулся, снова ударив меня о экзоскелет. «Попадание в левый борт». Телеметрия гласила: еще одно попадание, и от меня с кораблем останутся только радиация и облачко газа.

«Соз…»

Мысль Рекса донеслась до меня слабо, но внятно.

«Он жив! Жив».

Я подавила желание рассмеяться, потом заплакать.

Неожиданно Жабо включил двигатели — и мы отпрянули от луча аннигилятора ПРЕЖДЕ, чем перехватчик успел выстрелить в нас.

«Счастливчик, Демон». Мысль пронзила мой мозг — жадная, голодная, скользкая как масло.

По моим вискам стекал пот. Уже не первый раз Жабо предугадывал выстрел неприятельского корабля. Купцы знали нашу слабость — то, что боевой режим делает наши ускоренные сознания уязвимее. Они играли на этом, угрожая, издеваясь, пытаясь вывести нас из равновесия. Но любой пилот, сконцентрировавший свои помыслы на Демоне в боевом режиме — особенно если этот Демон обладает моим опытом и пси-способностями, — рискует выдать ему одновременно и самые сокровенные свои намерения, включая готовность открыть огонь.

«Золотой, немедленно лети на базу, — приказала я. — Ты слышала, Хильда, НЕМЕДЛЕННО! Никаких больше подвигов! Возможно, ты одна сможешь доложить об этом».

«Лечу», — ответила Хильда.

И робот, попавший в меня, и промахнувшийся перехватчик находились теперь вне пределов нашей досягаемости. Это мало что меняло. Мне все равно нечем стрелять. Если верить приборам, это последние корабли купцов. Таас преследовал робота. С планеты взлетал еще один перехватчик, на этот раз без УРСов. Я не сомневалась, что он намеревается повторить Хильдин фокус с инверсией. Простейший расчет показывал, что идеальной мишенью для этого будет истребитель Рекса, беспомощно висевший в космосе.

«Перехват, — подумала я. — Взять его, Жабо!»

Мы ринулись за кораблем купцов. Жабо швырнул меня в стазис. И еще. И еще. Меня тошнило от беспрерывных перерывов в сознании. Горло пересохло.

Из шлема с щелчком высунулся шланг и в рот брызнула струйка воды.

Я облизнула губы. «Перекачай позитронное топливо в аннигилятор».

«Аннигиляторы выведены из строя», — напомнил Жабо.

«Тогда перекачай в оболочку из какого угодно поля и заряди в пусковую установку Тау».

Жабо прикинул цифры. «Поле не сможет удерживать топливо долго».

«Этого и не потребуется».

«Перехватчик наберет необходимую для инверсии скорость через 3, 1 секунды».

«Следуй за ним».

Потом я отключила блоки.

Я распахнула сознание, всасывая мысли вражеского пилота; он устремился туда водоворотом едкой кислоты: «Мучься, Демон. Мучься, бойся. Умри…»

Мы инверсировали. Жабо подключился через мое сознание к пилоту перехватчика. Мы молча неслись по сверхсветовому пространству следом за перехватчиком, возвращавшимся к Тамсу.

«Входим в планетную систему Тамса», — сообщил Жабо.

«Реинверсия», — подумала я.

Нам удалось вынырнуть из инверсии на долю секунды раньше перехватчика, но я не имела возможности уничтожить его струей своих дюз. Едва перехватчик реинверсировал, как я скомандовала: «Стреляй точно в его пусковую установку Тау и уноси нас отсюда».

В то мгновение, когда мой импровизированный снаряд ударил в люк тау-установки купца, тот вышел из стазиса и выстрелил. Позитронный снаряд и Тау столкнулись, и перехватчик исчез в ослепительной вспышке.

Я судорожно всхлипнула.

«С дневной стороны планеты к нам приближаются десять планетарных роботов», — сообщил Жабо.

ДЕСЯТЬ? Боже! «Как скоро они подойдут к нам на выстрел?»

«Через четыре минуты, — ответил Жабо. — И воздуха в баллонах аварийного жизнеобеспечения секондери Блекстоуна осталось на три минуты».

«Зеленый, доложи свое состояние!»

«Моему роботу хана», — довольно ответил Таас.

«Таас, ты должен доставить повстанцам ПИИ. У тебя четыре минуты на то, чтобы спуститься как можно ниже, сбросить груз и убраться».

«Понял», — откликнулся Таас.

«Не валяй дурака, Соз, — донесся до моего сознания слабый голос Рекса.

— Спускайся ты, а Зеленый пусть прикрывает тебя».

Я приблизилась к кораблю Рекса, маневрируя так осторожно, как только позволял мой поврежденный истребитель. Мне надо было подойти ближе, еще ближе, практически коснуться его бортом. «Выдвинуть переходник, скомандовала я. Соединиться с Красным».

«Выполняю», — отозвался Жабо.

«Соз, — снова услышала я Рекса. — Тамс важнее одного-единственного стареющего Демона. Лети с Таасом. Ему одному не справиться».

«Тебе надо бы больше ему доверять».

Из моего шлюза выдвинулась гармошка переходника и с шипением присосалась к обшивке истребителя Рекса. «Давление воздуха внутри корабля Красного нулевое. Я задраиваю твой скафандр. В баллонах Блекстоуна осталось воздуха на одну целую две десятых минуты».

30
{"b":"2148","o":1}