ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Демоническая академия Рейвана
Как говорить, чтобы дети слушали, и как слушать, чтобы дети говорили
Последний вздох памяти
Пятьдесят оттенков свободы
Цветок в его руках
Роза любви и женственности. Как стать роскошным цветком, привлекающим лучших мужчин
Дерево растёт в Бруклине
Секрет индийского медиума
Север и Юг. Великая сага. Книга 1

Я стиснула зубы. Это было еще хуже, чем я предполагала.

В голосе Куокса зазвучала гордость.

— Мой народ! Не мне принадлежит заслуга спасения Тамса. Нет, она принадлежит герою, подобного которому вы еще не знали, человеку, величие которого только начинает сиять на нашем небосклоне. Звезде, восходящей в час, казавшийся самым черным для Тамса. — Он сделал жест в сторону кого-то, стоявшего за кадром. Долгое мгновение он стоял в ожидании один, протянув руку.

И тогда рядом с ним появился Джейбриол.

Куокс обвел взглядом сидевших в зале аристо.

— Этот человек командовал операцией по спасению колонии Тамс. — Он положил руку Джейбриолу на плечо. — Я представляю вам лорда Дж'бриола У'Джжр Куокса. Моего сына. Наследника престола хайтонов.

— Нет, — произнес Кердж.

По залу пронесся вздох удивления, словно в воздух с гнезд сорвалась птичья стая. Аристо вокруг нас с еще большим воодушевлением затрещали своими перстнями.

Джейбриол не обратил на это внимания. Он мало чем напоминал того человека, которого я встречала на Делосе. Под глазами его красовались темные круги. Он стоял рядом с отцом как статуя, безмолвно и мрачно.

Куокс пустился в объяснения того, зачем он скрывал рождение сына.

Сколийские убийцы покушались на жизнь наследника, но теперь они наконец убиты отважными эйюбианскими воинами, не щадившими живота в бою за Джейбриола Куокса. Он закончил речь еще одним восхвалением себя, своих предков, хайтонов и Эйюбы.

Все это время Джейбриол стоял без улыбки — высокий и широкоплечий, воплощение образа своих предков, идеальный герой, идеально красивый наследник престола. Купцы будут от него в восторге.

К счастью, передача на этом закончилась, и то, что казалось залом собраний, снова превратилось в больничную палату. Я сидела на кровати, слишком деморализованная, чтобы говорить.

Наконец Кердж нарушил молчание:

— Он обвиняет нас в расправе над Тамсом.

— Но это же ему не удастся, — возразила я. — Тому есть двести миллионов свидетелей!

— Даже так.

Даже так.

«Чтоб его проклятому сыну погибнуть в бою жалкой смертью», — думал Кердж.

Я сглотнула. Такая утрата ударит по Куоксу куда сильнее, чем думал Кердж. Она разрушит тщательно вынашиваемые планы двух поколений императоров, пожертвовавших чистотой своей проклятой крови, чтобы получить наследника-рона. Я не сомневалась, что на такой риск Куокс не пойдет никогда. Джейбриол никогда не пойдет в бой сам.

Интересно, подумала я, как бы вел себя Ур Куокс, случись ему узнать: свидетели его преступления на Тамсе остались в живых только потому, что его сын, «звезда, восходящая в самый черный час Тамса», выдал планы отца наследнице Сколийского престола?

Рекс лежал на спине с закрытыми глазами; его грудь мерно поднималась и опускалась под одеялами. Его лицо осунулось и побледнело. Почти все его тело было накрыто золотым покрывалом, так что я видела только голову и плечи. Воротник голубой больничной пижамы расстегнулся, открывая неожиданно беззащитную шею.

Кровать представляла собой «паритель» — слой ткани на воздушной подушке с вмонтированным микропроцессором. Сетка сверхпроводящих контуров, вшитых в ткань, помогала кровати реагировать на каждое движение больного, делаясь мягче в ногах и жестче под спиной или наоборот. К тому же «паритель» слегка покачивал лежащего, как покачивается лодка на легких волнах.

Эмпаты, как правило, предпочитают «паритель» нервоплексу, поскольку он ощущается ими как неодушевленная машина, а не как кусок живой ткани.

Я никак не могла решить, что мне делать: остаться или прийти еще раз, когда он проснется. Поколебавшись, я повернулась к дверям. Я успела сделать только один шаг, когда услышала за спиной голос.

— Соз…

Я обернулась, стараясь улыбаться как можно беззаботнее:

— Ты проснулся?

Он смотрел на меня с непроницаемым лицом.

— Как видишь.

— Как ты себя чувствуешь?

— Хорошо.

Я закусила губу.

«Прости меня, Рекс…»

— За что? За то, что спасла мне жизнь?

— За то, что сделала тебя… — я посмотрела на неподвижные под одеялом ноги, — вот таким.

— Паралитиком, — подсказал Рекс. — Это называется «паралитик».

Я вспыхнула:

— Прости.

— Брось. — Он откинул со лба прядь полос, и кровать зашевелилась, подстраиваясь к его движению. — Не бери на себя вину за мои ноги. Я это как-нибудь переживу.

Я начала говорить, потом сообразила, что делаю, и вместо этого улыбнулась.

— Тебе это кажется смешным?

— Нет, просто я собиралась извиняться за то, что извинялась.

Он почти улыбнулся:

— Уж пожалуйста, не надо.

Я присела на край кровати, коснувшись его бедра своим. Кровать дернулась, подстраиваясь под изменившуюся нагрузку.

— Рекс, у нас все будет хорошо. Нам только надо привыкнуть.

Он сплел пальцы с моими:

— Соз…

От его голоса мне стало не по себе. Что-то предупреждало: мне не понравится то, что он сейчас скажет.

— Да?

— Мне кажется, нам стоит отказаться от брака.

— Но ты же не хочешь сказать…

— Не говори мне, что я сказал то, чего не хотел сказать.

— То, что твои ноги не действуют, не меняет моего отношения к тебе.

Он вздохнул:

— Каждый раз при виде тебя я буду вспоминать о том, что я потерял.

— Мы найдем новые воспоминания, — «Рекс!» — подумала я.

Но дверь в его сознание оказалась закрыта.

— Ты сидишь здесь… такая прекрасная… ЗДОРОВАЯ… и мне невыносимо даже просто видеть тебя.

Я поднесла его руку к губам и поцеловала его пальцы.

— Я знаю, что это будет нелегко. Но мы справимся.

Он сглотнул:

— Не тот случай.

«Рекс, мы же оба сильные люди. Мы справимся. Мы нужны друг другу».

Его рука стиснула мою сильнее. «Ты что, не понимаешь?»

«Нет. Нет, не понимаю. Ты клялся, что не бросишь меня».

«Бросить? Для этого мне надо по меньшей мере ходить, чего я лишен».

— От этого я не буду любить тебя меньше.

Он стиснул зубы:

— Соз, я не могу исполнять супружеские обязанности.

— Это может измениться.

— А если нет?

— Я хочу замуж за тебя. Не за твои детородные органы.

Он скептически посмотрел на меня:

— У тебя тело и походка молодой женщины, а я старая развалина. Ты что, собираешься провести остаток жизни в обете воздержания? Впрочем, у тебя это не получится. Ты даже не представляешь себе, как ты эффектна. — У него на-лице дернулась жилка. — Я не хочу смотреть, как ты принимаешь любовников.

Я уставилась на него:

— Ты мог бы знать меня и лучше.

— Ты ведь человек, Соз, а не святая.

На это я не нашлась, что возразить. Ну и пусть, все равно насчет любовников он не прав.

— Что тебе на это сказать? У тебя репутация самого удачливого ловеласа в галактике.

— Ну и что с того?

Я улыбнулась:

— Кому как не тебе знать, что доставить женщине удовольствие можно не одним способом.

— Это не одно и то же.

— Мне все равно. — «Рекс!» — Я пыталась пробиться к нему, но натыкалась на глухую стену.

— Я и так не мог подарить тебе наследника, — сказал Рекс. — А теперь и детей вообще.

— Ты не знаешь наверняка, — я говорила слишком торопливо. — Возможно, нам потребуется помощь врачей, но мы вполне можем сделать это.

— К черту, Соз. Ты хоть слышишь, что я говорю? — Он рывком приподнялся на локте. — Я не хочу быть калекой — мужем Императрицы.

— Я не Императрица.

— Вас даже сравнивать нельзя — тебя и твоего брата Альтора. Ты, и никто другой, будешь Императрицей. Тебе нужен подобающий консорт.

— Не говори чушь, — я изо всех сил старалась говорить спокойно. — Даже если я и стану когда-нибудь Императрицей, это ничего не изменит. И мне безразлично, действуют твои ноги или нет.

— Это небезразлично мне.

«Рекс, мы можем справиться с этим. Я точно знаю».

Он откинулся на спину и уставился в потолок. Потом снял барьеры с сознания — все до единого. Я почувствовала, каково это — лежать здесь беспомощным, вспоминая, как все было раньше, воображая, как все будет дальше. Я ощутила его досаду, его стыд, его боль от одного моего вида. Я была как лазер, разрезающий его на части. Я не пожелала бы этого никому, тем более человеку, которого я любила.

35
{"b":"2148","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Любовница Синей бороды
Путин и Трамп. Как Путин заставил себя слушать
Путь Шамана. Поиск Создателя
Nirvana: со слов очевидцев
Сюрприз под медным тазом
Три минуты до судного дня
Кукловод судьбы
Мой учитель Лис