ЛитМир - Электронная Библиотека

«Бас, прекрати слияние».

«Остановлено», — подумал Бас.

Я вышла из Сети во внешнюю, электронную оболочку. Потом задумалась над следующим своим шагом. Если я отправлюсь сейчас к Керджу и расскажу все, что мне известно, я рискую головой за сокрытие правды о Куоксе. Но эта информация необходима Керджу. Лучшее, что я могу сделать, — это допросить Куокса, взломать его барьеры, а потом сообщить Керджу, что наследник хайтонов — рон. И подать это так, будто узнала об этом в первый раз. Так я спасу и себя, и Империю.

Только надо ломать барьеры осторожно, чтобы не повредить разум Джейбриола.

Я потерла глаза. Ночная работа вымотала меня физически и духовно. И я почти готова претворить мечту Джейбриола о самоубийстве в жизнь.

Самоубийстве… Самоубийстве. Как я могла забыть об этом? Что это со мной, с чего это я решила, будто Джейбриол явился сюда погубить нас?

Я встала и выбежала из комнаты, пытаясь хоть немного проветрить голову.

Только что я рассуждала, как мне казалось, с идеальной ясностью. Теперь мне казалось, будто у меня в голове сидел чужак. Я же хотела освободить Джейбриола, а не выдать его Керджу. Как я собираюсь получить информацию, необходимую для спасения Джейбриола, если процесс получения заставляет меня отказаться брать ее?

Я взяла кусок бумаги и написала: «Это не твой разум. Если ты послушаешь его, ты пожалеешь об этом. Возьми данные».

Лабиринт залов под комплексом архивов КИКС тянулся на километры.

Интерьеры вкупе с освещением давно обеспечили ему прозвище «Катакомбы».

Мои псиберчипы хранились здесь в сейфе, который открывался сканером, анализирующим мои отпечатки пальцев, тембр голоса, рост, вес, биохимию, костную структуру и биотоки мозга — так называемым бета-сканером. Он открывался только мне и Керджу, также хранившему здесь один из своих чипов. Сейф стоял в большем сейфе, охраняемом бета-сканером, в помещении, охраняемом бета-сканером, в дальнем конце зала, охраняемого бета-сканером.

Взломать все это было невозможно.

Если только вы не тот, кого это должно защищать.

Открыв по очереди все замки, я взяла с полки обшитую тканью шкатулку с нашими чипами, села за пульт у стены и сунула свою карту в прорезь.

На этот раз Бас дал мне 1, 2 — процентное несовпадение. Я вынула карточку Керджа…

…и замерла.

Я собиралась сделать то, что убьет мою семью и Империю. Я просто дура.

Я позволила эмоциям взять верх над разумом.

Я покосилась на бумажку в руке. «Это не твой разум».

Не правда. Наше слияние вовсе не превращало мой разум в разум Керджа.

Просто оно сообщало ему некоторые усовершенствования. Но мой разум остался моим.

«Если ты послушаешь его, ты пожалеешь об этом».

Нет. Если я о чем и пожалею, так только о своих безрассудных действиях.

Пора прекратить эту измену.

«Возьми данные».

Это невозможно. Моя тетка защитила их слишком надежно.

«Это не твой разум».

Мой разум был на пределе. Я это знала. Тагер объяснил мне это.

Но мои визиты к Тагеру — проявление слабости.

Нет!

Я стиснула край пульта так сильно, что пальцы побелели. Бумажка скомкалась в руке. Мои визиты к Тагеру — не слабость. С моим рассудком все в порядке. И если я написала эти слова, им можно верить.

Я взяла карту Керджа и вставила ее в соседнюю прорезь. Его чип сопротивлялся, как сопротивляется человеческое тело пересаженному органу.

Я напряглась в ожидании пустоты, которая придет, когда его чип самоуничтожится.

Вместо этого я ощутила странное удовлетворение. А потом вспомнила, где искать Джейбриола.

Я вошла в ЕМ16 так же, как в первый раз, скрыв свои действия. Теперь я сразу направилась в подуровень систем безопасности. Я включила визуальный режим, и сетка исчезла, уступив место пустыне. Выжженная земля простиралась на тысячи километров, нарушаемая только торчащими скалами, похожими на узловатые пальцы. Кое-где из песка торчали серые колючие кусты. Только далеко на севере, где равнина переходила в неясные силуэты гор, рельеф чуть смягчался. Небо казалось высеченным из синего камня, начисто отмытого от облаков.

В этих краях не живет никто. КИКС использует их совсем для других целей. Мы изрыли пустыню подземными сооружениями. В их числе — Блок Три, комплекс, лежащий под песком всего в нескольких метрах справа от меня.

«Уменьшить до размеров псимвола», — подумала я.

Пустыня съежилась словно расписной театральный задник, уносимый чьей-то гигантской рукой. Картинка уменьшалась до тех пор, пока не превратилась в крошечный значок на фоне псиберпространства Сети.

Я открыла файл своего центра, куда занесла данные по охране Джейбриола.

Итак, охрана: три отделения по шесть человек в каждом. Каждое отделение знает расположение только одного из двух других отделений. Я перепрограммировала ЕМ16 так, чтобы первое и третье отделения знали местоположение друг друга, а второе знало только собственное. Потом перевела второе отделение на новое место так, чтобы оно считало, что его прежнее место занято другим. На самом деле на этом месте образовалась брешь.

Я перепрограммировала системы сигнализации и обороны Блока Три — так, чтобы они проигнорировали одно-единственное вторжение в их зону в конкретный момент времени. Я перенастроила медицинские сканеры в камере Джейбриола, чтобы в то же самое время они начали сканировать часового у входа в кафетерий Блока Три. Я перенастроила камеры внешнего обзора так, чтобы они наблюдали за кинозалом. Я поменяла график дежурств так, чтобы в нужный момент в нужных местах и у нужных компьютеров не оказалось ни одного человека. Я переналадила автоматических охранников так, чтобы те вообще не заглядывали в отдельные коридоры. Потом заложила в компьютер программу, которая через несколько минут после всех этих изменений отменит их все, вернет каждую систему в исходное состояние, сотрет любое упоминание об этом и сотрет запись о том, что только что стирала.

Похоже, наступающее утро обещало обилие вконец запутанных людей.

15. ЦЕПИ И ШЕЛК

Я посадила флайер в полной тишине и темноте. Только звезды освещали пустыню своим холодным светом. Я отбежала от флайера на несколько метров и нажала кнопку на ремешке у запястья.

Круглый кусок скалы около двух метров в диаметре плавно ушел вниз, открыв стальную дверь входа в Блок Три. Еще одно прикосновение к ремешку — и стальная дверь тоже бесшумно спряталась под землю. За ней уходила вниз вертикальная шахта метра два глубиной; с площадки внизу вела куда-то в темноту стальная лестница.

Я снова нажала кнопку. В стене шахты разошелся вертикальный шов, открыв трап, опускавшийся на верхнюю лестничную площадку. Я пулей слетела вниз.

Защитный шлюз внизу открылся по моей команде. Когда открылась внутренняя дверь, в глаза мне ударил яркий свет. Вдоль стен и потолка открывшегося передо мной коридора тянулись трубы и кабели. Я бросилась по коридору, грохоча подошвами. До сих пор мне не встретилось ни одной живой души. Я проскочила сквозь одну из самых совершенных систем безопасности из всех созданных КИКС, и ни одна сирена не откликнулась.

Мне понадобилось меньше минуты бега в боевом режиме, чтобы добраться до камеры Джейбриола. Я открыла дверь лазерным лучом, который воспроизвел на панели замка те отпечатки пальцев, которые он ожидал. За дверью оказалась маленькая комната. У стены стояла койка.

Джейбриол лежал, раскинувшись, на койке. Он спал.

Он был бос, одет только в серые штаны и тюремную рубаху с короткими рукавами. Синяки, шрамы и следы электрошоковой дубинки покрывали его руки; кожа на запястьях и лодыжках была стерта до крови цепями.

Будь у меня время, я подумала бы о том, как следователи Керджа оправдывают свои методы, особенно учитывая, что в наличии у нас имеются куда менее мучительные методы добывания информации, нежели цепи и истязания. Я не сомневалась, что в распоряжении следствия имелись все эти методы. Так зачем же пытки?

65
{"b":"2148","o":1}