ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Он мой, слышишь?
Управляй гормонами счастья. Как избавиться от негативных эмоций за шесть недель
Шаман. Ключи от дома
Airbnb. Как три простых парня создали новую модель бизнеса
Про глазки. Как помочь ребенку видеть мир без очков
Криштиану Роналду
Безумнее всяких фанфиков
Возвращение
Кофеман. Как найти, приготовить и пить свой кофе

— Почему? — спросила Коллоуэй. — И кто эти люди?

— Ответить на первый вопрос проще, чем на второй. Если они не получат убежища, их казнят.

— Какое это имеет отношение к Земле?

— Если казнь состоится, она приведет к резкой эскалации боевых действий с эйюбианами.

Коллоуэй внимательно посмотрела на него:

— Лорд Валдория, вы, несомненно, понимаете: я не могу вмешиваться в военные аспекты Эйюбо-Сколийского конфликта. Если я поступлю так, это будет означать наличие некоторого союза моего и вашего народов, направленного против Эйюбы. Союза, на деле не существующего.

— И точно так же вы понимаете, — сказал отец, — что, если мы падем под натиском купцов, следующими будете вы.

— Вы полагаете, что казнь этих двух людей настолько угрожает Империи?

— Да.

— Я должна знать, кто эти люди.

— Я не могу сообщить вам их имена, пока мы не договоримся.

— Я не могу договариваться с вами до тех пор, пока не пойму суть проблемы.

Отец помолчал.

— Мадам президент, — сказал он наконец. — Прежде чем я сообщу вам имена, я хочу быть уверен, что этот разговор останется между нами.

Рука Джейбриола напряглась. Как и я, он должен был принимать участие в переговорах своего правительства с президентом землян, так что знал то, что было известно и мне: ее слово крепко, поэтому она дает его так редко.

Что, если она сейчас откажет отцу? Стоит ей увидеть нас, и она поймет, что ее просят вмешаться в дело, способное внести раздор в высшие сферы ронов.

Как она поймет, что откликнуться на просьбу отца в ее интересах?

— Вы просите о многом, — сказала она.

— У меня есть на то основания.

— А если я не дам вам обещания молчать?

Он ответил не сразу. Я ощущала его смятение. Он готов был рассказать ей все даже без обещания молчать. И если она передаст то, что узнает, Керджу… нет, мы не можем позволить, чтобы это произошло. Кердж узнает тогда, что не я одна изменила ему. Вряд ли тогда он отнесется к отцу снисходительнее, чем ко мне.

«Папа, не надо! — думала я. — Не делай этого!»

Он не ответил. Он обратился к президенту:

— Если вы не дадите мне своего слова, могут погибнуть люди. Роны.

— А если я дам его?

— Никто, кроме меня и вас, не узнает об этом.

— А те двое, о которых мы говорим?

— Они тоже. Но мы пошлем их туда, где их никто не обнаружит.

Она смотрела на него с плохо скрываемым интересом.

— Вы хотите сказать, что предлагаете мне пакт с одним членом Триады, причем намерены держать это в тайне от остальных двух?

— Да.

— Но не хотите мне сказать причину заключения такого пакта.

— Я прошу вас довериться моему здравому смыслу.

— Здравый смысл и политика не обязательно сочетаются, лорд Валдория.

— Тем не менее я прошу вас довериться мне.

Что бы она ни думала, на лице ее не отразилось ничего. Если отец и уловил что-то через псифон, он тоже не показал этого. Хотя я не думаю, чтобы она приподняла свои барьеры хоть на щелочку. При том, что официально земляне отрицали псибернетику, я была уверена, что президента хорошо подготовили для общения с ронами.

Пауза затягивалась. Я покосилась на Джейбриола. Капельки пота выступили у него на висках и стекали по шее. Моя рука, державшая его, тоже вспотела.

— Хорошо, — сказала Коллоуэй. — Я даю вам слово.

Я издала чуть слышный звук, выпустив воздух сквозь зубы. Отец тоже чуть опустил плечи, отходя от напряжения. А я и не замечала раньше, как он сутулится.

Он махнул нам. Мы стали перед пультом, а он отошел в сторону, чтобы не мешать. Мы стояли перед экраном; на мне была только тюремная рубаха, явно парная к штанам на Джейбриоле. Мы стояли так, полуголые, держась за руки, наблюдая за реакцией президента Коллоуэй.

Вот тут она открыла рот.

— Боже мой!

Отец подошел ко мне, снова ступив в кадр.

— Вы поможете им?

Она с шумом выдохнула, от чего седые кудри вокруг лица зашевелились.

— Я не понимаю.

— Они утверждают, что любят друг друга, — пояснил отец.

— Я все-таки не понимаю. Праймери Валдория, вы в самом деле хотите бежать с хайтоном? — Она помолчала. — Вы сможете выжить рядом с ним?

— Он не хайтон, — сказала я.

— Нет? — Она повернулась к Джейбриолу. — Тогда, ради Бога, скажите мне, какое вы имеете отношение к престолу хайтонов?

— Я еще и рон, — спокойно ответил он.

Брови Коллоуэй полезли вверх. Прошло добрых пять секунд, прежде чем она заговорила снова.

— Это потребует некоторой подготовки. — Она бросила взгляд на отца. — Мне кажется, он гораздо опаснее для вас живой, нежели мертвый. — Она сморщилась. — Для нас всех.

Отец покачал головой:

— Он не сделает то, чего хочет от своего сына Император Куокс, мадам президент.

— Вы доверяете ему как рону?

— Да. — Он помолчал. — Я как-то слышал о рыбе, обитающей на вашей планете. Инстинкт размножения заставляет ее подниматься из морей вверх по течению рек, чтобы там нереститься или погибнуть по дороге. Так и роны в своем стремлении к себе подобным. Как бы высоки и прочны ни были барьеры, мы бьемся, пока не преодолеем их. — Он посмотрел на меня, и его голос дрогнул. — Или гибнем в этой борьбе.

— Почему они не могут отправиться на Делос самостоятельно? Почему вы хотите моего вмешательства?

— Мы не можем покинуть Дьешу, — объяснила я. — На планете объявлена тревога.

Коллоуэй окинула меня долгим, тяжелым взглядом. Потом повернулась к отцу:

— Вы просите меня стать сообщником в акции, затрагивающей интересы Императора и его полномочия.

— Я прошу вас о помощи в преодолении кризиса, угрожающего стабильности трех правительств.

— Если я помогу вам, и это станет известно… — Конец фразы повис в воздухе.

— Моя дочь большой специалист по части тайных операций, — заверил ее отец. — Она ликвидирует все следы самих этих переговоров.

Коллоуэй снова посмотрела на меня. Она-то должна знать, что отец говорит правду. Ее разведка наверняка имеет на меня досье не менее толстое, чем наши досье на их высших офицеров.

Президент откинулась в кресле. Она смотрела не на нас, а в точку между мной и Джейбриолом. Тишина нарушалась только тиканьем древних часов на стене. Тик-так. Тик-так. Тик-так… Хоть бы это чертово тиканье смолкло…

— Я помогу вам, — сказала Коллоуэй.

17. ДО ЗАВТРА

Корабль приземлился на крыше дворца — скоростная машина, предназначенная для быстрой доставки в больницу. Он опускался в облаке горячих газов и рева двигателей. Ночную темноту прорезали вспышки мигалок, частота которых была настроена на охранные системы дворца. Их отблески играли на горных вершинах — и это единственное напоминало о том, что мы находимся не в космопорте, а на крыше окруженного горами дворца.

Рядом со мной Джейбриол с отцом щурились от ярких огней. Мы хоронились за выступающей стеной на другой стороне крыши. Как только корабль коснулся кровли, я выскочила из-за укрытия и бросилась к нему; встречный ветер прижимал куртку к моему телу.

Люк отворился, и на крышу упал свет из кабины. Из корабля выпрыгнула женщина в форме пилота «скорой помощи»: белом комбинезоне с треугольным знаком Триады на левом плече. Люк за ее спиной закрылся так же резко, как открывался. Я остановилась перед ней.

Она низко поклонилась мне:

— Праймери Валдория?

— Совершенно верно, — ответила я. — Отец отдыхает.

— У него были еще припадки со времени первого, о котором вы сообщали?

Я отрицательно покачала головой:

— Но он еще не совсем пришел в себя.

— У меня есть для него аэроносилки.

Что ж, пока все ответы совпадают.

— Как вас зовут?

— Эрин О'Нейл.

То самое имя, что назвала нам Коллоуэй. Ярлычок на комбинезоне гласил:

«Лайра Мирзон». Хорошее, добротное сколийское имя. Вполне возможно, у нас имеется подробное досье на Лайру Мирзон. Грош цена этому досье. Эту женщину звали Эрин О'Нейл и родом она была с Земли. Если бы меня не занимали более неотложные вещи, я бы наверняка поинтересовалась, как это землянам удалось внедрить ее аж в Штаб-квартиру.

73
{"b":"2148","o":1}