ЛитМир - Электронная Библиотека

Из-за диска Дьеши показалась светлая точка. Я сконцентрировалась на ней и стремительно полетела в ее сторону; компьютер выдавал все новые данные.

Точка росла, превращаясь в крейсер КИКС — величественный гигант, способный запросто проглотить сотню кораблей вроде нашего и не подавиться. Створки оружейных отсеков кратерами покрывали его поверхность. За крейсером следовала стайка кораблей сопровождения; причальные ворота, похожие на огромную пасть с зубами выступавшего из них оборудования, то и дело открывались, впуская и выпуская катера. Вся сцена казалась неестественно бесшумной: атмосфера на такой высоте слишком разреженная, чтобы передавать звук.

Я придвигалась все ближе, пока крейсер целиком не заполнил все поле зрения. Я могла разглядеть каждую заклепку и царапину на его корпусе. Еще ближе — и я смогла провести рукой по обшивке. Я знала, что на самом деле я ощущаю только кокон, а Сеть подает в мой мозг данные об обшивке крейсера, порождающие соответствующие дактильные ощущения. Но все же эта шершавая поверхность казалась такой реальной, что я, не особо кривя душой, могла утверждать: я действительно была там.

Я отодвинулась от крейсера и спикировала на планету. Дьеша менялась на глазах: шар в космосе, круглящийся пейзаж, плоскость. Я нырнула в облака, выскочила из них и приближалась к земле с такой скоростью, что вскоре вокруг меня выросли горные вершины. Подо мной не было ни огонька, только в долине сиял елочной игрушкой дворец.

Я «приземлилась» на крыше дворца рядом с флайером, на котором привезла сюда Джейбриола. Неподалеку ждал старта наш корабль. Я просочилась сквозь обшивку в салон и увидела себя саму с закрытыми глазами, спеленутую коконом и экзоскелетом.

Забавно смотреть на себя со стороны. Я тряхнула головой, и голова пилота тоже дернулась. Я почувствовала, как мои щеки трутся о кокон. Мои волосы зашелестели — я услышала этот звук как собственными ушами, так и в псиберпространстве.

— Готовы? — спросила я. Говорить вслух было странно; пилотируя корабль, я привыкла поддерживать пси-связь, устранявшую необходимость в устном общении.

— Готова. — Глядя на меня, О'Нейл беспокойно наморщила лоб.

— Что-то не так? — спросила я.

— Я ни разу не видела, чтобы пилот готовился к полету с закрытыми глазами.

— Я нахожусь в режиме псибер-имитации.

— Но вы видите приборную доску?

— Лучше, чем просто глазами. — Я сконцентрировалась на ней, и у меня перед глазами появилась строка красных цифр. — Вы сидите в сорока восьми целых и тридцати двух сотых сантиметра от меня, повернув голову на двадцать три градуса вправо от линии, проведенной между вашим солнечным сплетением и голоэкраном на пульте перед вами. У вас из прически выбилась прядь волос и падает вам на левый глаз.

О'Нейл моргнула, потом откинула прядь с глаза. Я взялась за рукоятку управления и подала ее вперед, одновременно мысленно выскользнув за скорлупу корпуса корабля. Планетарные двигатели корабля выплюнули снопы огня, посадочная площадка содрогнулась от их грохота. Мы поднялись на несколько метров и зависли, уравновесив тягу двигателей с силой притяжения Дьеши.

«Соскони…»

Джейбриол? Как он оказался в одном псиберпространстве со мной? Мало того что он не подключен к бортовому компьютеру, у него в теле нет даже биомеханической системы, позволяющей это сделать.

«Никак не могу… отсоединиться от тебя».

«Тогда держись в стороне. Без надлежащей подготовки его мозг может просто не выдержать».

«Держаться в стороне?»

«Думай о себе как о вспомогательной компьютерной программе. Старайся действовать где-нибудь на заднем плане».

Сквозь его усталость пробился легкий смех. «Я буду тих, как мышь». Он нарисовал образ древнего элемента компьютерной системы: маленькой пластиковой коробочки с тремя кнопками. У коробочки вырос хвост, потом пара ушек, пара глаз и маленький ротик. Коробочка испуганно моргнула и убежала под блок компьютера.

Я улыбнулась.

«Захватить флайер», — скомандовала я.

Дополнительный импульс правых дюз переместил нас, и мы зависли над флайером. Маленькая машина сотрясалась от наших выхлопов, но прочный корпус выдержал жар и давление. Из днища нашего корабля с лязгом выдвинулись манипуляторы, вцепились в фюзеляж флайера — ни дать ни взять ястреб, когтящий добычу, — и притянули к корпусу.

«Флайер закреплен, — доложил бортовой компьютер. — И вдруг: Система обороны дворца готовится открыть по нам огонь».

Что за черт?

«Покажи мне».

Окружающие нас горные вершины расцвели красными значками, обозначающими огневые точки оборонительной системы; кое-где значки сливались в массивные красные гроздья. Я сконцентрировалась на одной из них — она оказалась батареей лазерных орудий, наведенных на наш корабль.

Что происходит? Я вызвала компьютер, управляющий оборонительными системами дворца, искусственный интеллект по прозвищу Зос.

«Зос, отзовись», — подумала я.

«Слушаю».

«Дай нам улететь».

«Я не могу этого сделать».

«Почему?»

«Это нарушает заданную мне программу».

Это еще что за новости? Я сама программировала его.

«Идентифицируй рисунок коры моего мозга. Потом выполняй мою команду».

«Я знаю, кто вы. Вернитесь на стартовую площадку, или я открою огонь».

Я не верила своим ушам. Как может Зос ослушаться моей команды. Я же, можно сказать, его родная мать.

«Вы программировали меня на защиту вашей семьи. Побег Джейбриола Куокса представляет угрозу вашей семье. Поэтому я должен предотвратить его побег».

«Послушай, если мы с Джейбриолом не уберемся отсюда, погибнет множество людей, я в том числе. Если меня казнят, эта может убить моего отца. Поэтому не дури и дай нам улететь».

Нет ответа.

Черт! Что там делает этот чертов компьютер?

«Зос, отзовись!»

Тишина.

«Зос?»

«Можете лететь».

«Я хочу, чтобы ты стер все записи об этом разговоре».

«Выполнено».

Я переключила внимание на бортовой компьютер.

«Покажи мне оцепление».

В небе появилась сетка из золотых линий.

«Точки пересечения обозначают корабли».

Сетка с квадратными ячейками искривлялась, охватывая Дьешу сферической поверхностью. Рисунок абсолютно правильный — в полном соответствии с представлением Керджа об идеальной Вселенной. Каждая точка пересечения содержала по крайней мере один красный значок, а во многих их было по несколько десятков, слившихся в пятно. Я сконцентрировалась на одном, наиболее ярком — это оказался крейсер «Максар» с кораблями сопровождения.

Корабельный компьютер сыпал цифрами, разобрать которые мог только человек с моей степенью допуска.

Впрочем, мой опыт в КИКС сейчас не мог помочь. Он только нагляднее давал понять: побег невозможен. Как можем мы прорваться, если каждый из этих кораблей готов испепелить любой аппарат, поднявшийся с поверхности планеты?

Значит, надо делать то, чего они не ожидают. То, чего не ожидает никто.

«Инверсируй», — приказала я.

«Выполнение команды невозможно».

«Инверсируй. Врубай инверсионные двигатели и уноси нас отсюда».

«Это невозможно».

«Не рассуждай. Просто выполняй команду».

«Для достижения необходимой для инверсии скорости нам нужно покинуть зону притяжения планеты и разогнаться. Если мы попытаемся покинуть зону притяжения планеты, нас уничтожат корабли оцепления».

«Я не давала команды разгоняться. Я приказала просто инверсировать».

Я не имела ни малейшего представления о том, что будет, если мы попытаемся инверсировать на малой скорости. Согласно наиболее распространенной точке зрения мы просто не сможем завершить инверсию и навеки зависнем в небытии между реальной и мнимой Вселенными. Поскольку из подобных экспериментов не возвращался до сих пор никто, никто не знал, так это или нет.

«Я перехватил донесение в командный центр, — сообщил бортовой компьютер. — Корабль, ожидающий нас, чтобы сопроводить в госпиталь, хочет знать, почему мы не летим туда. И еще они не понимают, зачем мы захватили флайер».

75
{"b":"2148","o":1}