ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Я тоже кое-как сумела выбраться наружу. Причем едва не упала, со связанными руками на мгновение потеряв равновесие. В последний момент мне удалось заметить, как Эльтор с Бочкой налетели на стену химчистки. К ним подбежал Шнурок с ножом в руке. Одной рукой держа своего противника за ворот, Эльтор описал пируэт и со смертельной точностью сделал резкий выпад ногой. Его тело подчинялось не ему, а все той же биомеханической сети, словно он был роботом, которым управляют извне. Злость рвалась из него наружу колючими, острыми льдинками, видимыми только мне одной. Правда, тогда я не знала, что это запрограммированная эмоция, своего рода сложный защитный механизм, призванный заглушить его способность к сопереживанию во время боя.

От его удара нож, который до этого сжимал Шнурок, отлетел в сторону. Каблук сапога ударил противника в грудь. Шнурок отлетел спиной к машине, а вслед ему Эльтор швырнул Бочку. Оба приятеля рухнули на землю без сознания. Лишь позднее мне стало известно, что они выжили лишь благодаря тому, что биомеханическая сеть Эльтора сочла ненужным применение летальной силы. То есть, хотя сеть и не могла полностью контролировать действия своего хозяина, она могла их до известной степени сдерживать.

Но только до известной степени.

Где-то вдалеке, но вскоре все ближе и ближе, завыли сирены. В проулке прогремел выстрел, и Эльтор, шатаясь, отлетел к стене химчистки, словно его отбросила туда неведомая сила. С другой стороны машины стоял Наг. Одна рука его была вытянута вперед, а в ней зажат нацеленный в Эльтора «люгер». Пуля попала Эльтору в бок, в просвет между поясом брюк и краем жилета. Второй выстрел не попал в цель — как только Наг нажал на спусковой крючок, в лицо ему ударила вспышка света, и он зажмурился. Это Эльтор вытащил нож. У меня дома нож этот просто блестел, здесь же он, слепя глаза, отражал и преломлял свет всеми цветами радуги, словно гигантский бриллиант.

Эльтор сделал одно молниеносное движение, и нож стрелой прорезал воздух. Наг к этому моменту пришел в себя и не стоял столбом на месте, поэтому лезвие впилось ему не в сердце, а в плечо. Наг вскрикнул и выронил пистолет. Эльтор бросился, огибая машину, ему навстречу. Он схватил Нага и с силой вмял его в корпус автомобиля. Надо сказать, что Наг оказался сообразительней своих дружков. Вместо того чтобы пытаться противостоять силе и ловкости Эльтора, он схватил его за жилет и, используя свое тело как противовес, завалил его на капот. Эльтор ловко скатился с машины и уже в следующее мгновение снова стоял на ногах.

Сирена раздавалась все ближе, завывая то на более высоких, то более низких нотах, то резкой трелью, то протяжно. Эльтор бросился на Нага, и они сошлись в рукопашной, двигаясь так быстро, что трудно было понять, кто есть кто и в чьих руках нож. Лезвие сверкало вокруг их тел, посылая во все стороны огненные стрелы.

Сирена теперь завывала совсем рядом, на площади перед библиотекой. Пите никак не мог вывести свою машину из проулка — в этом случае он задел бы соперников. Так что он прибегнул к старому, испытанному способу — выскочил из машины и бросился наутёк, только пятки засверкали. Я толком не поняла, от кого это он так улепетывает — от полиции или от Эльтора.

Эльтор застыл на месте. Наг же тяжело повалился на землю. Без признаков жизни.

— Бросить нож, — раздался чей-то резкий голос.

Я подняла глаза и в конце проулка увидела полицейского. В руках у него был нацеленный в нашу сторону пистолет. Эльтор застыл над поверженным телом Нага. Он стоял, широко расставив ноги по бокам своего противника. В занесенной вверх руке сверкал нож. С играющего слепящими искрами лезвия стекала кровь, капая прямо на закрытые веки Нага.

— Бросить нож, — повторил полицейский. — Немедленно.

В какой-то момент я испугалась, что Эльтор не послушается его. Но он разжал руку, и нож со звоном упал на асфальт.

Позади меня раздались шаги. Я обернулась и увидела еще одного полицейского. Oн шел ко мне с другой стороны проулка. Послышалось завывание еще одной сирены, сначала негромко, но с каждой минутой все явственнее. Затем открылась боковая дверь библиотеки, и оттуда в сопровождении женщины-полицейского вышел Мартинелли. Одежда на нем была помята, а на лбу красовался зловещий синяк.

Женщина подошла ко мне и осторожно освободила мне рот.

— С вами все в порядке?

Я кивнула. И солгала. Я впервые стала свидетельницей убийства.

— Это самооборона, — воскликнула я, как только вновь получила возможность говорить. — Мой друг встал на мою защиту.

— Показания будете давать в участке, — сказала женщина-полисмен и кивнула на Мартинелли:

— Садитесь вместе с ним на заднее сиденье, — после чего направилась к остальным.

Я выхватила из машины свой браслет, и в этот момент до меня донеслись слова:

— Встать лицом к стене.

Выпрямившись, я увидела, что на Эльтора уставились трое полисменов. Он тоже смотрел на них, словно это были его враги. Он, как робот, механическим движением поворачивал голову то к одному, то к другому, то к третьему.

— Пошевеливайся, — рявкнул один из офицеров. — Живо. Мне не понравилось, как держали себя полицейские. Вид у них был такой, будто они уверовали, что им придется стрелять.

Эльтор! подумала я. Делай то, что тебе велено.

Мысленно я представила его стоящим лицом к стене, а полицейские его обыскивают.

Эльтор бросил на меня один-единственный взгляд, но такой, словно я вопила ему прямо в ухо, а не пыталась мысленно дать совет. В моем мозгу промелькнула мысль, холодная и какая-то автоматическая:

Отключить боевой режим.

Не спуская глаз с полисменов, Эльтор медленно попятился к стене библиотеки.

— Повернись, — приказал один из них.

Эльтор не сводил с него глаз. Он молчал и словно ждал подвоха. Однако повернулся, прижал ладони к стене и расставил ноги.

Полицейские зря времени не теряли. Один быстро подобрал нож — правда, ему пришлось сощуриться, чтобы ослепительное сияние не так больно било в глаза. Второй заломил Эльтору за спину руки и надел ему наручники — чуть пониже напульсников. Тогда еще никто не догадывался, что он ранен. Хотя его одежда была в крови, можно было подумать, что это кровь Нага. Раны же просто не было видно из-под жилета. Когда же полицейский обыскивал его, Эльтор даже не поморщился.

Я сделала шаг вперед — мне хотелось сказать им, что он ранен. Но Эльтор посмотрел на меня в упор:

Нет, Тина, не надо.

Его «внутренний» голос напугал меня, и я растерялась, не зная, что делать. Я застыла на месте и молила Бога, чтобы тот помог мне принять правильное решение. Далекая сирена теперь звучала громко, совсем рядом, и в следующее мгновение в проулок въехала карета «скорой помощи». Из нее выскочили люди. Кто-то подбежал к бездыханному телу Нага, кто-то бросился в библиотеку.

— Иди вперед, — приказал Эльтору первый полисмен. Затем он обернулся на меня и кивнул в сторону второго полицейского: — А вы, мисс, можете пойти со Стивенсом.

Не проронив ни слова, мы тронулись с места. Где-то на бульваре Сан-Карлос слышался гул проносящихся мимо машин. Но мы словно оказались внутри мыльного пузыря и все ожидали, когда же тот лопнет. На площади перед библиотекой были припаркованы две полицейские машины. Мы подошли к первой, и Стивенс вытащил ключи.

Внезапно Эльтор юлой развернулся на месте. Я заметила, как на глаза ему золотистой пленкой, опустилось внутреннее веко. Стивенс тотчас схватился за пистолет, но Эльтор в то же мгновение резко ударил его ногой, а затем прыжком бросился на другого офицера. Каблук его ботинка больно ударил Стивенса в грудь, и тот рухнул навзничь. Одновременно раздался хлопок — это выстрелил его пистолет.

В тот момент, когда Эльтор набросился на другого полицейского, он потерял равновесие и полетел на машину. Было в этом нечто невообразимое — словно Эльтор одновременно падал в двух разных направлениях: боком на полицейского и спиной на машину. Напарник Стивенса никак не мог бросить его туда. Эльтор набросился на него слишком сильно и к тому же молниеносно. Полицейский ударился головой о машину и без сознания рухнул на землю.

17
{"b":"2149","o":1}