ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Я присела рядом с ним.

— Ну, как ты?

— Ничего. Конечно же, он лгал.

— Я вернусь, как только все улажу.

— Тина…

— Да?

— Ты вернешься?

Господи, сколь велико должно быть его доверие ко мне. Ведь одно дело — оставить его у себя дома и совсем другое — здесь, в полном одиночестве. Ведь что ему обо мне известно? Пожалуй, одно — мои друзья, чуть что не так, хватаются за оружие. И все-таки он верил, что я приведу помощь, что я найду место, где он может отлежаться, вновь прийти в себя. Если, конечно, не опоздаю.

— Я вернусь, — прошептала я. — Клянусь тебе.

Я вылезла из пещеры и, спотыкаясь и ковыляя на каблуках, направилась к машине.

Мне казалось, что я никогда не доеду до Пасадены. Наконец я припарковала машину там, где и обещала Марио, спрятав в багажнике парик и одеяло.

Я огляделась по сторонам. До этого мне приходилось бывать в Пасадене лишь дважды. Один раз на вечеринке и еще прошлым летом, когда я помогала Джошуа переезжать в общежитие.

Над домами высилась башня. Желтые прямоугольники окон светились на ней в ночной тьме, словно огромные глаза. Помнится, Джошуа тогда показал мне ее и назвал Миликанской библиотекой. Я сняла туфли и побежала по улице в ее сторону.

Вскоре я оказалась на газоне перед кампусом. По идее, это был Калтех, но в темноте я ничего не могла узнать. Потом вспомнила, что общежитие Джошуа расположено как раз позади библиотеки. Я бросилась через газон, мимо какого-то типа с длинными волосами — не иначе, как он решил, что я свалилась с Луны. Университетские общежития представляли собой комплекс зданий в испанском стиле, со всех сторон окруженный лужайками. Перепрыгивая через две ступеньки, я взлетела на крыльцо одного из них. Все это время в моем мозгу словно молотом била одна мысль — что будет, если я не застану Джошуа?

Второй этаж был выкрашен черной краской, с красными языками племени на черном фоне. Джошуа тогда объяснил мне, что пламя означает позор отчисления из университета и причины, по которым могут отчислить. Я со всех ног бросилась к комнате номер 52 и принялась барабанить в дверь.

Та, к счастью, открылась, и на пороге вырос Джошуа в футболке и джинсах. Взлохмаченные волосы падали на глаза.

— Тина!

По его лицу расползлась радостная улыбка.

— Мне нужна твоя помощь, — выпалила я, как только перевела дыхание.

Джош затащил меня внутрь и закрыл дверь.

— В чем дело?

— Мой друг ранен. Я подумала, может, он немного поживет у тебя.

— Хорошо, — ответил Джошуа, пристально посмотрев на меня.

От благодарности я застыла, закрыв глаза. Как все просто — «хорошо». В этом весь Джошуа. После всего, что случилось с ним, он не так-то легко доверяет людям. Он осторожен в выборе друзей, но стоит подружиться с ним, как можно рассчитывать на его поддержку и помощь.

— У тебя есть машина? — спросил он.

— Есть, но я не могу ею воспользоваться. Почему, объясню позже.

Джошуа выключил настольную лампу. На столе лежала раскрытая книга. Повсюду были раскиданы листки бумаги, испещренные уравнениями.

— Может, наденешь мои кроссовки? — спросил он, глядя на мои ноги. — Да и свитер не помешает.

Я посмотрела на себя. В руках у меня были лодочки на высоком каблуке, а весь перед блузки заляпан кровью.

— Хорошо, давай.

Его свитер болтался на мне, как на вешалке, а кроссовки скорее напоминали шлепанцы. Я сняла чулки и, скомкав, затолкала в мысы. После этого мы прошли по коридору мимо какой-то полураскуроченной электронной техники к другой комнате. На ее двери виднелись табличка «ДЕИ», сделанная из старых компьютерных чипов.

Нам открыл какой-то парень в серой майке с надписью «Конфедерация. 44-й Всемирный Конгресс писателей-фантастов». В руках у него был наполовину съеденный батончик «Милки Вей».

— Привет! В чем дело?

— Дэниэл, я подумал, ты не одолжишь мне свой джип? — спросил Джошуа.

Джип был без верха, и пока мы ехали, ветер нещадно трепал мои волосы. Я рассказала Джошуа все. Единственное, чего я не стала делать, так это уверять его, будто Эльтор из Фресно. А еще всю дорогу молилась, что не совершила ошибки, оставив раненого Эльтора в пещере одного. Я думала о том, как мучительно долго тянулись для него минуты, и мое сердце сжималось.

У горы Вильсон Джошуа поднажал на газ. Когда мы наконец съехали с дороги, я выскочила из машины и бросилась к лесу.

— Тина, погоди! — крикнул Джошуа и бросился вслед за мной.

Мы пробирались сквозь заросли кустарника. Невысокие корявые деревья отбрасывали тени, от чего местами ночь казалась еще темнее. Волосы нам шевелил ветер. Дорога казалась бесконечной, я даже подумала, что мы уже прошли мимо.

Наконец я заметила два вертикальных камня. Мы тотчас бросились к ним бегом и протиснулись в щель. Джошуа поводил по полу и стенам фонариком. Луч наткнулся на тело Эльтора. Он лежал на спине, молча и неподвижно.

Я опустилась перед ним на колени. Сердце было готово выскочить из груди.

— Эльтор!

Он не ответил, и у меня внутри все похолодело.

— Ты слышишь меня, Эльтор? Ответа не последовало.

— Эльтор!!!

На этот раз губы его шевельнулись, но самих слов я не расслышала. У меня отлегло от сердца.

— Que, hijo?

— Вынул пулю, — прошептал он. — Ножом.

И тогда я ее увидела — окровавленный кусок металла рядом с его рукой — и не поверила собственным глазам. Как такое возможно — собственными руками вырезать пулю из себя самого? У меня не укладывалось в голове, как при этом Эльтор не потерял сознания. А если он потерял еще больше крови, то состояние его более чем серьезное. Но даже если бы мы доставили его в больницу, разве найдется на Земле кровь его типа? Такая, какую можно было бы без опаски ему перелить?

Джошуа опустился на колени рядом со мной.

— Его надо срочно в реанимацию. Что бы он там ни натворил, пусть уж лучше попадет в лапы полиции, чем умрет от потери крови.

— Нет, исключается. — Я положила руку на плечо Джошу. — Поверь мне. Пожалуйста. Никто не должен знать.

Джошуа посмотрел на меня, и я подумала, не захожу ли я слишком далеко в своих просьбах, ведь даже самая верная дружба имеет свои пределы.

— А как мы его передвинем? — вздохнул Джош. — Он такой огромный.

Я с благодарностью пожала ему руку.

— Он пойдет сам.

Эльтор открыл глаза. В лунном свете его внутреннее веко отливало металлическим блеском.

— Ты умеешь очищать раны?

Джош кивнул.

— Мы захватили все необходимое.

Я положила руку Эльтору на лоб. В моем сознании тотчас высветились слова, вернее, целые комплексы слов — это началась перекачка информации из его мозга в мой.

Связь установлена. Соединение стабильное.

Соединение. Это из области техники, а не человеческих отношений. Мы оба, Эльтор и я, были Кайлами, то есть между моим сознанием и его связь устанавливалась легко и прочно. Поток информации сыпал фонтанами искр, разбиваясь, словно безумные барашки волн, о нейтральные берега наших с ним глубинных «я». Каждая система частиц может быть описана с точки зрения ее волновой функции, в том числе и мозг. Его ИТК возбуждал тысячи молекул в моем ПТК — да что там, миллионы, миллиарды. Будь Эльтор не таким мощным Кайлом, связь, которую он установил со мной, могла бы запросто его покалечить. Например, став причиной мощных нейронных выбросов, что, в свою очередь, могло привести к тоническо-клоническому приступу наподобие эпилептического припадка. Но Эльтор перенес все довольно легко.

И я присутствовала при этой борьбе. Эльтор сражался со своей автономной системой — со своим сердцем, легкими, кишечником, железами внутренней секреции и прочими органами, с гладкой мускулатурой, с кровью и лимфой. Воинством ему служили наномедикаменты, специализировавшиеся по восстановлению тканей. Эльтор регулировал движение крови по сосудам, посылал питательные вещества туда, где они были нужнее всего, менял химические концентрации, и все это так стремительно, словно бежал наперегонки со смертью, которая преследовала его по пятам, во все более истончавшейся дымке сознания. Когда мы с ним соединились, его мозг тотчас заработал на полную мощность, словно сухая губка, которую вновь пропитали водой, а затем резко сжали, так что во все стороны полетели брызги.

21
{"b":"2149","o":1}