ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

От неожиданности Джошуа подпрыгнул на стуле.

— Я думал, ты спишь.

Эльтор изумленно выгнул брови, и Джошуа поспешил добавить:

— Когда я уезжаю домой, она поливает цветы у меня в комнате. Вот и все.

В дверь постучали.

— Это мы! — раздался голос Дэниэла.

Джошуа впустил их в комнату. Хизер придвинула к кровати стул спинкой вперед. Дэниэл застыл на месте, поглядывая то на нее, то на Джошуа. Наконец по его лицу расплылась улыбка. Мне показалось, что в иных обстоятельствах он непременно отпустил бы какую-нибудь шуточку насчет Джоша и его подружки. Но, посмотрев на Эльтора, Дэн помрачнел.

Хизер уселась на стул, обхватив руками спинку. Я заметила, что она сжимает листки бумаги. Не обращая внимания на ее пристальный взгляд, Эльтор сел на кровати, свесив ноги на пол. И лишь затем посмотрел на незваную гостью.

Я уже в первую нашу встречу узнала о Хизер много разных вещей. Она отличалась внешней суровостью — своего рода защитный механизм тех, кому приходится постоянно вращаться в среде, где мало тебе подобных. Но под этой броней скрывалась душа тонкая, чувствительная и ранимая. И что самое главное, Хизер излучала прямо-таки ненасытное любопытство.

Правда, в данную минуту вид у нее был раздраженный.

— Джош говорит, будто, по вашим словам, вы располагаете космическим кораблем, способным якобы перемещаться в пространстве со скоростью, превышающей скорость света.

— Я не располагаю таким кораблем, — ответил Эльтор. — Им располагает ваша военная база. — На последнем слоге он издал какой-то рокочущий звук.

Хизер удивленно выгнула брови и протянула собеседнику листки бумаги.

— Я сейчас изучаю теорию комплексных переменных. Не могли бы вы помочь мне лучше в ней разобраться?

Я посмотрела на Джошуа, как бы спрашивая «что здесь происходит?» В ответ он только развел руками. Эльтор взял листки.

— Не знаю, почему вы решили, что я могу вам помочь.

— Просто так.

Он пробежал глазами по бумаге.

— Но это же инверсионная теория.

— Инверсионная? — Хизер подалась вперед. — Что это такое?

— Она объясняет, что происходит, если вы перемещаетесь в пространстве со скоростью, превосходящей световую. — Эльтор внимательней посмотрел на записи. — Это… я не знаю нужного английского слова. Обработка без ускорения. Нет тенсоров.

— Никогда не слышала ни о какой инверсии, — заметила Хизер. — Но вы правы. Если подставить в уравнение специальной теории относительности скорость, превосходящую световую, то в принципе так и получится.

Ага, значит, это проверка.

— Я инженер, — сказал Эльтор, — а не теоретик. Я все это изучал более тридцати лет назад. К тому же не слишком блистал в этой области.

— То есть вы не можете этого решить?

Хизер почему-то ничуть не удивилась.

Эльтор вздохнул и склонился над листками. Он пару раз спросил Хизер, что означает тот или иной знак, а затем какое-то время молча читал. Потом положил первый листок на кровать и перешел ко второму.

— У вас здесь ошибка, — произнес он.

— Где? — удивилась Хизер.

Эльтор указал на уравнение.

— Отношение должно быть обратным.

Теперь воздух, словно нежные духи, наполнило ее самое что ни на есть искреннее удивление. Эльтор продолжал находить и другие ошибки, и букет ароматов становился все сильнее и богаче.

Эльтор указал на последнюю страницу.

— А здесь пропущен фактор.

— Но эта строчка правильная, — возразила Хизер.

— Вы пропустили двойку.

Хизер взяла в руки листок.

— Вы правы. Я действительно ее пропустила.

Я улыбнулась.

— Вот видишь, он знает, о чем говорит.

— Это говорит лишь о том, что он разбирается в математике, — вмешался Дэниэл.

Хизер пристально посмотрела на Эльтора.

— Итак, вы утверждаете, что ваш корабль способен сделать то, что вытекает из этих уравнений?

— В принципе да, — подтвердил Эльтор.

Хизер придвинулась ближе.

— Начиная со скоростей, приближенных к скорости света?

— Разумеется, — согласился тот, — а как иначе?

Хизер нахмурилась.

— Но это же невозможно. Скорость света нельзя преодолеть. Время останавливается. Масса и энергия вырастают до бесконечных величин. Расстояние сжимается до нуля, дырки, пустого места. Допустим, вы прорвались сквозь световой барьер, путешествие в пространстве со скоростью, превышающей световую, порождает массу проблем. Толстого тома не хватит, чтобы их все описать.

— Не надо прорываться сквозь световой барьер, — возразил Эльтор. — Его надо обогнуть.

— Верно, — не удержался и съязвил Дэниэл, — космический гиперобъезд, прямиком на тот свет.

— Куда? — удивленно заморгал Эльтор.

— Он просто хочет сказать, что не верит, — пояснил Джошуа.

— Скорость света это всего лишь полюс в сложной плоскости, — пояснил Эльтор. — Стоит ее обогнуть, и вы оставляете реальную ось.

— С математической точки зрения такое, по всей видимости, возможно, — согласилась Хизер. — Но с физической исключено.

— Почему же? — возразил Эльтор. — Очень даже возможно. Если добавить определение **** к вашей скорости.

— Какое определение? — поинтересовался Джошуа.

— Оно означает… — Эльтор задумался, подбирая слова. — Не знаю, как это по-английски. Скажем, «ортореальная».

— Воображаемая? — переспросила Хизер.

— Да-да, это добавляет воображаемую скорость к вашей реальной.

— А что здесь воображаемого? — не поняла я.

— Корень из отрицательного числа, — пояснил Джошуа.

— Да перестаньте! — не выдержал Дэниэл. — Воображаемые числа иррациональны. Нельзя прибавить к скорости воображаемый компонент.

— Скажите это миллионам космических кораблей, которые это делают, — огрызнулся Эльтор.

— И как им это удается? — поинтересовалась Хизер. Было видно, что слова Эльтора ее не убедили.

— Вы вращаетесь сквозь сложное пространство.

— Разумеется, — буркнул Дэниэл, — вращение сквозь сложное пространство. И как это я забыл!

Хизер покачала головой.

— Возможно, то, что вы делаете скорость сложной, каким-то образом решает проблему скорости света. Но даже если вы прорветесь в сверхсветовое пространство, все равно не избежать неприятностей. Например, можно попасть в прошлое.

— Это не проблема, — возразил Эльтор. — Это то же самое, что и путешествовать вперед во времени. С той единственной разницей, что ваш корабль должен состоять из античастиц, которые перемещаются из точки вашего назначения к точке отлета.

— Да, объясненьице-то явно хромает! — не удержался от комментария Дэниэл.

Реакция Эльтора застала нас всех до единого врасплох. Он встал в полный рост, возвышаясь над Дэном на добрый фут, и сжал кулаки.

— Ты хочешь сказать, что я хромой?

Дэниэл попятился.

— Да нет, ты меня не так понял.

Эльтор застыл на месте со сжатыми кулаками. Мы все уставились на него и ждали, что произойдет дальше. Затем у меня возникло ощущение, будто Эльтор производит перезагрузку — точно так же, как в ту ночь, когда я заметила у него на руке сочленение. Он набрал полную грудь воздуха, вновь уселся на кровать и разжал кулаки.

Все молчали. Я почти слышала мысли в головах остальных присутствующих: «Этот человек — убийца». Нет, я понимала, что у Эльтора и в мыслях не было причинить боль любому из них. Но откуда им это было знать?

Затем Эльтор обратился к Дэниэлу:

— Мое извинение.

— А-а, — не сразу понял тот. — Конечно.

— Эльтор, — наконец решилась заговорить Хизер, — то, что ты сказал о путешествии в прошлое… Это было написано в ранних исследованиях по тахионам. Это так называемая ре-интерпретация. По этому вопросу есть работы Биланюк, Дешпанде и Сударшана. Да, еще Файнберга.

— Тогда почему тебя удивляет все то, о чем я говорю?

— Потому что ни одна из этих теорий еще не доказана экспериментально.

Несмотря на всю ее осторожность, любопытство Хизер напоминало мне букет цветов с неописуемым разнообразием ароматов.

28
{"b":"2149","o":1}