ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Стоит попасть в прошлое, как сразу сталкиваешься с парадоксами. Например, можно помешать собственному рождению.

Эльтор покачал головой.

— Что происходит в одной временной рамке, должно произойти и во всех остальных. Если я помешаю собственному рождению, то сей факт должен наблюдаться повсюду. Так записано в трансформациях Лоренца. И это включает и мою рамку. Поскольку эта рамка строится относительно меня, то я всегда наблюдаю себя, когда отправляюсь в будущее, даже если я переношусь в прошлое относительно планеты, на которой родился. Поэтому если я помешаю собственному рождению, то я уже должен был это наблюдать. А этого не было.

— Знаю, — вздохнула Хизер. — В этом и парадокс.

— Нет здесь никакого парадокса, — возразил Эльтор. — Нельзя сделать одно в одной рамке и другое в другой. Просто не надо воспринимать время как нечто линейное. Оно существует все сразу, целиком, точно так же, как и пространство. Если я переношусь в прошлое в пространстве относительно одного наблюдателя и в будущее относительно другого, то тот, кто видит меня путешествующим назад, не может наблюдать ничего такого, что бы противоречило тому, что видит наблюдатель, по отношению которому я переношусь вперед. То же самое верно и о времени. Если бы я помешал собственному рождению, то это можно было бы наблюдать в каждой временной рамке. Но этого не наблюдалось. Тем более в моей. Так что я могу перенестись в прошлое, однако бессилен сделать то, чего бы уже не было с моими предками.

— Получается, все наше существование предопределено, — покачала головой Хизер. — С трудом верится.

Эльтор только пожал плечами.

— Если учесть все первоначальные условия и действие сил, то классическое уравнение движения определяет ваше положение в любой момент времени. Как это может быть иначе?

— У классической механики свои правила, — согласился Дэниэл, — впрочем, у квантовой тоже, как и у любого другого описания вселенной. И эти правила вполне логичны. Если вы движетесь со скоростью, превосходящей световую, то можете попасть куда угодно. Или в когда угодно.

Эльтор подался вперед.

— Эти правила логичны, потому что наш ежедневный опыт включает в себя перемещение в пространстве, но не во времени. Движение со сверхсветовой скоростью — это не какая-то там волшебная машина времени. Для наблюдателя, по отношению к которому вы движетесь в прошлое, ваша и его скорость должны подчиняться определенной математической закономерности. К тому же вы движетесь быстро. К тому времени, когда вы вернетесь к моменту своего рождения, вы окажетесь на громадном расстоянии от Земли. Как же вы попадете домой? Стоит поменять знак своей скорости, как вы прекратите движение в прошлое относительно Земли. Получается неразбериха.

— Но ты сейчас в этой вселенной еще до своего рождения, — напомнила я.

Эльтор растерянно заморгал.

— Собственно говоря, я здесь до того, как появился на свет Эльтор этой вселенной. Но он — не я.

Хизер по-прежнему источала любопытство, оно вилось вокруг Эльтора подобно лианам.

— Может, вы попали не в то пространство Римана?

— Куда-куда? — удивился Джошуа.

— Пространство Римана, — повторила Хизер. — Это математическое представление, призванное осуществлять перевод сложных величин в простые функции.

— Опять ты за свое, — не выдержал Дэниэл.

— За что свое?

— Начинаешь нести никому не понятные вещи.

Хизер задумалась.

— Пространство Римана это что-то вроде часов. Причем на циферблате вырезана прорезь, скажем, от центра к двенадцати. Стрелки ходят по кругу от полночи к полудню, после чего проваливаются на второй циферблат, тот, что спрятан под первым. Как и в случае с первым циферблатом, стрелки пройдут круг, но на этот раз от полудня к полуночи. В полночь вы вернетесь назад, на первый циферблат. Чем сложнее функция, тем больше циферблатов спрятано один под другим.

— Пространства Римана — это чистой воды математика, — возразил Эльтор. — Они не существуют.

— А откуда ты это знаешь? — поинтересовался Дэниэл. — Ты же утверждаешь, что существуют воображаемые вселенные.

И тут вмешался Джошуа:

— Послушай, Эльтор. Может, когда ты осуществил эту свою, как ее там, инверсию, то провалился в такую прорезь и вынырнул не в том пространстве? Как сказала Хизер, провалился на второй циферблат. Время вроде то же самое, но фаза другая.

— У тебя найдется учебник истории? — спросил его Эльтор.

Джошуа вытащил с полки толстую зеленую книгу и протянул ему. Эльтор полистал страницы, остановился то на одной, то на другой. Время от времени его лицо переключалось в ничего не выражающий компьютерный режим.

— Нашел что-нибудь? — поинтересовалась Хизер.

— Я пытаюсь сопоставить то, что написано здесь, с историческими файлами в моей сети. — Эльтор пробежал глазами страницу. — Многое совпадает, вплоть до мельчайших деталей. Между нашими вселенными существует известная параллельность. Но они не идентичны. Вот, например, на этой Земле греки мигрировали на юг гораздо позже. Далее, в моих файлах нет совершенно никакого упоминания о вашем египетском Завоевании Пустыни. — Эльтор полистал дальше. — Заратустра родился здесь гораздо позже.

— Кто? — переспросил Джошуа.

— Заратустра. Основатель персидской религии, предшествовавшей исламу. — Эяьтор снова углубился в чтение. — Развитие мессианских религий также имело место позднее. — Эльтор оторвал глаза от книги. — Вы ведь ведете свое летосчисление от Иисуса Христа?

Джошуа кивнул.

— Так вот, в вашей вселенной он родился на 339 лет позднее, чем в моей.

Хизер вновь обратила его внимание на свои листки.

— Эти уравнения требуют два пространства Римана. Может, твоя вселенная — это первая. А мы находимся во второй.

— Собственно говоря, эти уравнения требуют бесконечного количества пространств, — сказал Эльтор, поднимая листки. — Так что эти уравнения неполные. Они не содержат поправок Джеймса.

— Поправок Джеймса? — переспросила Хизер. — Наверное, в этой вселенной он еще не додумался до них.

— Кажется, в будущем тебя ждет слава, — сказала я Джошу с улыбкой. Эльтор вопросительно посмотрел на меня, и я пояснила: — Джеймс — это фамилия нашего Джоша.

— Нет, тот Джеймс не Джошуа. Это я помню точно.

— Ах вот как. — Джош явно расстроился.

— Ты ждешь от нас, чтобы мы поверили, что все это не игра, — заявила Хизер Эльтору. Сады ее любопытства все еще продолжали цвести пышным цветом.

Джошуа обнял ее за плечи.

— Подумай о том, сколько нового мы можем узнать.

Стоило ему прикоснуться к ней, как я поняла, сколь сильно Джош ошибался, говоря, что он ей неинтересен. Ее ароматы тотчас закружились туманом в его волосах под аккомпанемент барабанного ритма и протяжных звуков гобоя. Впервые мне бросилось в глаза, как футболка облегает ему грудь, как джинсы обтягивают бедра…

Я вздрогнула, отпрянув от мыслей в голове Хизер. Ни она, ни Джош ничего не заметили. Хизер улыбнулась ему, и лицо ее было сама нежность. Так она не смотрела ни на кого из нас. Джошуа застыл, ожидая, что она скажет в ответ, совсем не замечая при этом, какой эффект производит на нее.

— Хорошо, Джош, — вздохнула Хизер. — Давай посмотрим, что еще мы можем сделать.

Глава 7

КОЛИБРИ

— Тина? — Голос доносился откуда-то из темноты, низкий и настоятельный. — Erestuaqui?

Я приподняла голову. Эльтор спал рядом со мной. Джошуа похрапывал на полу.

— Tina! Puedesoirme?

Я выглянула из окна. Там внизу стоял Джейк Рохас. Я едва сумела сдержать изумленный возглас.

— Джейк, как ты узнал, где я?

— А к кому еще ты могла сбежать в Пасадену, как не к Джошу?

За моей спиной вырос Эльтор и обнял меня за талию. Затем на полу раздался какой-то шорох. Я обернулась и увидела Джошуа. Он стоял, протирая глаза. Затем обошел кровать и выглянул в окно.

— Джейк? Одну секунду. Сейчас впущу тебя.

29
{"b":"2149","o":1}