ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Бороиды зашевелились, готовясь покинуть корабль. Один из них развязал меня и помог выбраться из кресла. При этом броня его шипела совсем как насос, из которого выходит воздух. Эльтор стоял перед входом в кабину со связанными за спиной руками, по обеим сторонам от него застыли конвоиры. Он молча посмотрел на меня. Его лицо было искажено страданием. Мы спустились на унылую черную равнину — она тянулась во всех направлениях, покуда хватал глаз, теряясь в какой-то зловещей металлической дымке. Вдали виднелись какие-то приземистые здания квадратной формы, черные, как застывшая лава. На высоте сотен футов над равниной, изогнувшись под причудливыми углами, застыли многочисленные краны. С их стрел свешивались гигантские цепи, такие же неподвижные, как и все вокруг. Мы находились внутри какого-то сооружения циклопических размеров, от чего его потолок представлялся мне небом. Высоко над моей головой бесшумно смыкались половинки гигантского купола. В медленно уменьшавшемся просвете между ними виднелась узкая полоска черного неба, но затем не стало и ее.

Пониженная гравитация придавала ходьбе по равнине плавность и легкость, присущую лишь сновидению. Здание, к которому мы приблизились, напоминало гигантский, вытянутый в длину черный пенал. Массивная глыба-плита в одной из стен откатилась в сторону, открыв взгляду мембрану, в которой появилось мерцающее отверстие. Когда мы входили внутрь, у меня возникло ощущение, будто моей кожи коснулась тончайшая пленка мыльного пузыря.

Стены помещения, в котором мы оказались, скорее всего были облицованы черным мрамором с красными прожилками. Столы, скамьи, стены, пол и потолок, короче говоря, все вокруг было высечено из огромного каменного монолита. Бороиды усадили Эльтора на сиденье, высеченное в одной из стен. Один из них задал ему вопрос на каком-то незнакомом мне языке. Старший бороид слушал стоя, широко расставив ноги и скрестив на груди руки. В его броне отражался черно-красный мрамор, от чего он сам напоминал полированный обелиск.

Отвечать Эльтор отказался. Тогда старший сделал знак охранявшему меня стражнику. Тот подтащил меня к начальнику, который, в свою очередь, подтолкнул меня к одному из конвоиров Эльтора.

— Полагаю, что вы не станете упорствовать и начнете сотрудничать с нами, — обратился к Эльтору старший бороид.

Эльтор посмотрел на меня. Его лицо было искажено страданием.

— Да, я буду сотрудничать, — ответил он.

Допрос продолжился. Эльтор отвечал на все том же непонятном мне языке. Его лицо снова приняло бесстрастное выражение. Его словам старший бороид, судя по всему, не верил. Некоторое время спустя он сделал знак бороиду-врачу, «отключившему» Стоунхеджа. «Доктор» шагнул вперед, открыл дверцу в своей броне и извлек из нее металлическую ленту. Эльтор напрягся, а оба охранника крепко схватили его за руки. Однако «доктор» не стал делать ему никаких уколов, а лишь прижал ленту к его шее. По ней мгновенно заскользили буквы, чаще английские, чем сколийские иероглифы. В воздухе повисли голографические изображения человеческого торса. Одно из них являло собой сложную сеть с разрывами в области левого плеча.

Стоявший у нас за спиной бороид неожиданно заговорил:

— Сэр, мы получили сигнал! Они уже состыковались и сейчас осуществляют высадку.

Старший тотчас повернулся к нему:

— Отправляйтесь им навстречу! Немедленно!

— Слушаюсь!

Я посмотрела на шагавшего к выходу бороида. Что это за сигнал они получили?

Тем временем «доктор» перешел на английский:

— Его биомеханическая сеть серьезно повреждена.

Действуя с максимальной осторожностью, он отодрал от плеча Эльтора лоскут искусственной кожи, открыв взгляду уже успевшую затянуться рану. Затем снял повязку с талии Эльтора, и я увидела розетку транскома. «Доктор» нажал на окружавшую ее кожу, и прибор вывалился ему прямо в затянутую металлической перчаткой руку.

У меня за спиной заскрежетала невидимая дверь. Это вернулся отправленный навстречу прибывшим бороид. Разумеется, не один, а с незнакомыми мне мужчиной и женщиной. Женщина, вне всякого сомнения, была телохранителем. Об этом недвусмысленно свидетельствовал ее рост — не менее семи футов, накачанная стройная фигура, винтовка на плече и блестящий, как зеркало, карабин в руках. Мужчина был более шести футов ростом. Его отличали серебристые волосы и стройная фигура. Когда он подошел ближе, я поняла, что это не простой человек, а какая-то важная персона.

— Ну что, Эльтор, — произнес он. — Вот мы и встретились.

Глава 14

РАГНАРЁК

— Рагнар?

Лицо Эльтора засветилось надеждой, но она тотчас сменилась настороженностью. Я узнала это имя. Адмирал Рагнар Бладмарк. Наставник Эльтора. Его второй отец.

Рагнар внимательно посмотрел на него.

— Боюсь, у нас возникла серьезная проблема.

Лицо Эльтора снова приняло бесстрастное выражение, превратившись в непроницаемую маску.

— Какая проблема?

— По идее, тебя нет в живых.

Хотя внешне Эльтор никак не проявил своих чувств, даже мои ослабленные эмпатические способности не помешали мне заметить его реакцию. Он столкнулся с коварным предательством, которое сотрясло все основы его жизни. Однако ограничился короткой фразой:

— Но я жив.

— Вижу, — так же коротко отозвался Рагнар и повернулся к старшему наемнику. — Я получил предложение и нахожу его приемлемым. Мы передали вашему кораблю координаты для рандеву.

— Мне по-прежнему это не нравится, — произнес старший.

— Мы попытались все сделать так, как предлагали вы. — Бладмарк указал на Эльтора. — Он все еще жив, а переговоры между Сколией и Союзными Мирами продолжаются. И вот вам результат.

— Так дело заключается именно в этом? — спросил Эльтор. — В восстановлении дипломатических отношений с Союзными Мирами?

Бладмарк смерил его долгим взглядом.

— Мне действительно очень жаль, Эльтор. Я по-своему восхищаюсь тобой.

Мне показалось, что эти слова немного удивили Эльтора.

— Тогда почему? Почему ты пошел на предательство?

— Среди нас есть такие, — ответил Бладмарк, — кто находит неприемлемым тот факт, что наше существование в роли полноценного, монолитного общества — наши жизни и наши свободы — зависит от прихотей давно утратившего стабильность семейства, которое агонизирует у нас на глазах. — Бладмарк сделал паузу. — Некоторые из нас считают, что существуют некие альтернативные варианты.

Я заметила, как Эльтор напрягся.

— Какие альтернативные варианты?

Адмирал завел руки за спину и прошелся рядом с Эльтором.

— Четыреста пятьдесят лет. — Он резко повернулся кругом. — Это очень долгий срок для того, чтобы продолжать войну.

— Если мы не одолеем купцов, они завоюют нас, — ответил Эльтор.

— Может быть.

— Тогда ты должен понимать, почему нам необходим союз с Союзными Мирами.

— Мы пытались добиться заключения этого союза, — говорил Бладмарк, продолжая расхаживать перед Эльтором. — Наследство твоей дорогой матери двум нашим правительствам. Распавшийся брак и небезупречный военно-политический союз. — Адмирал устремил взгляд на стену комнаты. — Твоя красавица мать. — Затем он снова повернулся к Эльтору. — А когда мы нуждались в них? Они предали нас. Они взяли в заложники самое ценное — твою семью! — Бладмарк поднял вверх руку и показал крошечное расстояние между средним и большим пальцами. — Вот на таком расстоянии. На таком близком расстоянии мы оказались от войны с так называемыми союзниками! Едва закончив воевать с купцами.

— Если, по твоим словам, моя семья представляет ценность, какой смысл убивать меня?

— А разве я сказал, что собираюсь убивать тебя? В конце концов ценные вещи стоят огромных денег. Однако сейчас нам необходимо решить более важный вопрос. Твой загадочный брачный договор. — Бладмарк приветственно помахал мне рукой. — Заключенный с этим очаровательным ребенком, который, насколько я понимаю, родом с далекой Земли.

Эльтор снова напрягся.

61
{"b":"2149","o":1}