ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Что же в нем было такого необычного? — поинтересовался старший наемник.

— Хватит!

Эльтор встал. Его руки были все так же связаны за спиной. Стражники грубо усадили его на место.

— Он родился без ног, — ответил Бладмарк. — Левая рука и обе кисти деформированы. Нижняя часть правой руки отсутствовала. Одна почка, да и та с дефектами. Одно неполное легкое. Порок сердца. Нездоровая печень. Отсутствовали отделы скелета. Не было селезенки. Неполная пищеварительная система. Хотя желудок все-таки был. Его можно было увидеть, стоило вам посмотреть на ребенка. С правой стороны тела почти ничего не было. — Бладмарк состроил гримасу. — Это было омерзительно.

— О Боже! — Старший наемник указал на Эльтора. — А теперь он выглядит вот так?

Бладмарк кивнул.

— Мы преждевременно извлекли его из материнской утробы. У него было больше шансов выжить в искусственном окружении, где можно было поработать над ним. Мы изучили его гены с тем, чтобы понять, каким бы он мог стать, не имей он этих дефектов. А после этого буквально вылепили из него настоящего человека. На это ушло целых десять лет. Затем потребовалось еще десять, чтобы убедиться, что вся биомеханическая начинка развивается одновременно с ростом его естественного тела.

Эльтор молчал, не сводя с адмирала глаз. Вид у него был такой, будто его ударили под дых.

— Что-то мне это не нравится, — произнес старший наемник.

— Командир Селей здоров, сэр, — вмешался в разговор «доктор». — Что верно, то верно, биомеханических органов у него больше, чем у кого-либо другого. С детьми так поступают крайне редко, исключительно в тех случаях, когда это последний шанс сохранить им жизнь. Однако сети есть у всех Джагернаутов, поэтому считается, что мы поставим биомеханику. — «Врач» подошел к Эльтору и ткнул пальцем в плечо, словно тот был ценным экспонатом. — Меня беспокоят повреждения его сети. — Он указал на розетку транскома. — Это тоже придется заменить новой деталью, но уже без тактических возможностей. Иначе розетка выйдет из строя. — «Врач» склонился перед адмиралом в поклоне. — Все это может вызвать нехороший резонанс.

Бладмарк понимающе кивнул.

— Мы выступим с предложением возобновить переговоры, чтобы никто не подумал, будто мы хотим их перехитрить, выбить себе более выгодные условия! — произнес он, обращаясь к старшему наемнику.

— Кого перехитрить, черт побери?! — воскликнул Эльтор. Посмотрев на него, я поняла, что он знает кого. Я же не имела ни малейшего представления. Однако в одном сомнений не было: Бладмарк не желал отвечать на этот вопрос. Помедлив, он все-таки повернулся к бывшему воспитаннику:

— Мы хотим продать тебя Криксу Икуару.

Поначалу Эльтор никак не отреагировал на его слова — просто смерил адмирала долгим взглядом. Затем медленно сел.

— Кто такой Крикс Икуар? — не утерпела я.

Эльтор перевел взгляд на меня.

— Эйюбианский министр торговли.

— А кто такие эйюбиане? — задала я следующий вопрос.

— Это те, кого мы называем купцами, — ответил Бладмарк.

— И вы собираетесь отдать им Эльтора?

— Мы его не просто отдаем, — вмешался в разговор один из конвоиров. — Это будет сделка. Мы возьмем за него цену, которая превышает годичный валовой продукт всех Союзных Миров!

В следующий миг Эльтора наконец прорвало:

— О Боже, Рагнар, почему?

Бладмарк сел рядом с ним и заговорил еще более спокойным тоном. Он как будто решил открыть бывшему воспитаннику всю глубину своего предательства. Моментально ненужным оказался весь тот пафос, которым он пытался маскировать свое предательство.

— Одна мнимая экстремистская группа из Союзных Миров взяла на себя ответственность за твое похищение. После того как состоится сделка, эйюбиане выступят с официальным заявлением о том, что они купили тебя, сообщив также о подробностях состоявшейся сделки. Союзники, конечно же, осудят их действия. Последует поток извинений и разоблачений. Однако урон уже будет нанесен.

Эльтор удивленно посмотрел на адмирала.

— Но ведь это разрушит последние надежды на заключение союзного договора между моим народом и Союзными Мирами?

— Да. Конечно.

— Рагнар, тем самым ты развяжешь новую войну!

— Ничего подобного! Я лишь собираюсь положить конец войне старой!

— Как же так? Ведь в руках купцов уже находится Третий Замок. Меня же они могут использовать в качестве Ключа! Когда у них будет и то, и другое, мы утратим всякое преимущество над ними!

— Преимущество? — Бладмарк презрительно фыркнул. — Мы прожили четыреста пятьдесят лет в атмосфере нескончаемой вражды. Всякий раз, когда она достигает критической массы и выливается в полномасштабную войну, теряются миллиарды человеческих жизней!

— Так что же, по-твоему, будет лучше, если купцы победят нас?!

— В настоящее время оговариваются благоприятные условия, — со вздохом произнес адмирал. — На твоей семье лежит огромная вина, Эльтор. Я по собственному опыту знаю, что такое вверить оборону Империи крошечной кучке людей. Будь твоя семья воплощением человеческого совершенства, она бы уничтожила тебя. Нужно ли нам продолжать эту затяжную кровопролитную войну? Будет лучше, если мы откажемся от будущих потерь. Я уже давно научился играть отступление.

— Неужели ты веришь в то, что говоришь? — воскликнул Эльтор. — Вот уже пять столетий мы обслуживаем Сеть. С каждым годом она делается все сильнее, а вовсе не ослабевает. А с помощью Союзных Миров мы сможем восстановить и Третий Замок!

— Да, Сеть растет, — согласился Бладмарк. — Однако «больше» и «сильнее» не одно и то же. Хорошо управлять Сетью даже при помощи трех Ключей — почти невозможно. Теперь же, когда остались только твоя мать и твой дядя, поддерживать ее им не по силам. Как долго все это может продолжаться? В один прекрасный день псиберсеть просто рухнет — пусть не сегодня и не завтра, но это произойдет, и причем очень скоро! Я заметила, что связанные за спиной руки Эльтора сжались в кулаки.

— Ты же хочешь оказаться на стороне победителей! — Бладмарк ничего не ответил, и Эльтор добавил: — Ты дурак. Купцам не нужны никакие условия. Они хотят властвовать над Империей и Союзными Мирами. Безраздельно и всегда.

— «Властвовать» — понятие относительное. Большинству подданных купцов живется вполне неплохо. — Адмирал встал. — А когда Империя станет частью Конкордата, немногие избранные обретут еще более почетный статус. Они будут обладать свободой выбора из самых благоприятных вариантов выбора.

Теперь мне понятно, на что рассчитывал Бладмарк: мать Эльтора и была тем самым максимально удачным выбором из самых благоприятных вариантов выбора. Вряд ли Эльтор тогда понимал это — ведь дело касалось в первую очередь его самого. Зато он прекрасно видел подоплеку всего остального.

— Насколько я понимаю, ты имеешь в виду свободу обладать властью над другими людьми, — холодно произнес он. Адмирал в очередной раз ничего не ответил, и Эльтор продолжил: — А тебе никогда не приходило в голову, что наши граждане не желают выбора, который ты хочешь им навязать?

— Выбор уже сделан, — заговорил наконец Бладмарк. Тон его был более сдержанным. — Если угодно, я объясню — мы планировали, что на пути к Земле твой Джаг взорвется. Ответственность за теракт мы возложили бы на тех, кто предположительно организовал твое похищение. У нас были сомнения, что это окажется столь же эффективно, что и вариант с Криксом Икуаром, который мы также прорабатывали. Кстати, уничтожать тебя было для нас, мягко говоря, и не слишком выгодно. — Бладмарк на какое-то время замолчал. — Но имелось и преимущество — в этом случае ты бы не попал живьем в лапы к купцам.

— Как я понимаю, ты пытаешься меня немного взбодрить? — саркастически осведомился Эльтор.

Бладмарк вздохнул.

— Послушай, Эльтор, я бы предпочел, чтобы на твоем месте оказался кто-то другой из твоей семьи. Просто по сравнению с другими ронами тебя охраняют хуже всех.

Эльтор отвернулся. Бладмарк какое-то время смотрел на него, затем подошел к старшему наемнику.

63
{"b":"2149","o":1}