ЛитМир - Электронная Библиотека

А потом ей в голову пришла совсем другая мысль… „Будем ли мы близки нынешней ночью?“ – подумала Элизабет, покосившись на Джеда. Эта мысль оказалась совершенно неожиданной, и Элизабет тотчас же почувствовала, как к ее щекам прилила кровь, а в груди появилось… какое-то странное ощущение.

Она снова взглянула на Джеда и снова поразилась его мощи и мужественной красоте. И от одного его вида у нее перехватило дыхание. Она не могла отвести глаз от его загорелых рук, столь искусно, причем без видимых усилий, управлявших лошадьми. Потом залюбовалась его могучей шеей и золотистыми волосами, кудрявившимися над воротом.

А потом Элизабет вдруг поняла, что взгляд ее, будто магнитом, притягивает к коленям Джеда и к его бедрам…

Ее окатила горячая волна стыда – ей вспомнилась их ночь в рыбацкой хижине. Элизабет отвела глаза, но тотчас же сообразила, что не смотреть на Джеда – еще хуже. Потому что она слишком хорошо помнила прикосновения его рук к ее обнаженному телу, слишком хорошо помнила все его ласки и свои ощущения, от которых, казалось, огонь разливался по жилам…

И тут вдруг Элизабет поняла, что ей нечего стыдиться, ведь Джед теперь ее муж, и она должна позаботиться о его доме и родить ему детей, должна делать все, чего бы он от нее ни потребовал. Ее жизнь изменилась – изменилась навсегда, и теперь она уже не наивная мечтательница, а жена сидящего с ней рядом мужчины.

Сегодня вечером они останутся одни – в первый раз после того, как обвенчались, и, конечно же, они будут близки…

Внезапно повозка остановилась, остановилась слишком неожиданно. Элизабет повернулась к мужу и увидела, что он с чрезвычайным вниманием смотрит на ближайшую рощицу. Элизабет проследила за его взглядом – и сердце ее на мгновение остановилось.

Жуткий монстр (иначе это животное нельзя было назвать) поднял свою уродливую голову и уставился на Элизабет. Возможно, он чем-то напоминал домашнюю корову, но слишком уж ужасной была эта „корова“. Перед ними стояло длинноногое и свирепое животное с причудливо изогнутыми рогами, настолько острыми, что, казалось, эти рога могли бы пробить их повозку насквозь, могли бы проткнуть их лошадей, могли бы поднять повозку на воздух со всем грузом…

И это чудовище смотрело на нее, на Элизабет!

А чуть поодаль, среди невысоких кустарников, бродили точно такие же длиннорогие гиганты. Их крапчатые шкуры были покрыты грязью и шрамами. Они нещадно ломали ветви и взрывали рогами землю, будто что-то искали.

Элизабет судорожно вцепилась в руку Джеда и бессознательно придвинулась к нему поближе.

– Что… что это такое?

– Дикие быки, – ответил Джед с совершенно невозмутимым видом. – Их здесь довольно много. Они повсюду бродят.

Элизабет сжала руку мужа еще сильнее, ей казалось, что животные приближаются к повозке.

Лошади начали проявлять беспокойство, и Джеду приходилось сдерживать их, чтобы они не понесли. Быки же действительно приближались. Животное, подошедшее к ним, помотало головой и принялось разрывать рогами землю прямо перед их повозкой.

Элизабет крепко прижалась к Джеду.

– Они… нападут на нас? – прошептала она, в ужасе глядя на стоявшее перед ними чудовище.

Покосившись на жену, Джед сказал:

– Не беспокойтесь. Ведь это всего лишь коровы.

– Но они… такие большие! Джед усмехнулся.

– Чем крупнее бык, тем крупнее бифштекс… и тем дороже он стоит.

Элизабет с удивлением взглянула на мужа. Тот, кивнув в сторону животных, заметил:

– Сейчас они ищут место, где можно укрыться от бури. Думаю, и нам надо поискать убежище.

Он натянул вожжи, и только тут Элизабет поняла, как крепко вцепилась в его руку – вцепилась с такой силой, что пальцы онемели. Она отодвинулась от мужа и заняла свое прежнее место.

Ловко управляя лошадьми, Джед объехал быков. Оглянувшись, постарался как следует запомнить, где именно встретил стадо. Было очевидно, что животные нашли где-то поблизости хорошее пастбище, так что не стоило особого труда их переловить.

Джед с беспокойством поглядывал на небо. Буря набирала силу даже быстрее, чем он ожидал, и стало ясно: они уже не успеют добраться до лагеря, где можно было бы расположиться на ночлег.

Когда они достигли раскидистого дуба, ветер уже налетал мощными порывами, сотрясая ветви деревьев. Небо же еще больше потемнело и теперь приобретало зловещий оттенок. Решив, что разумнее всего переждать грозу под дубом, Джед выпрыгнул из повозки и принялся распрягать лошадей. Повернувшись к Элизабет, он прокричал:

– Я отведу лошадей на водопой! Оставайтесь в повозке!

Элизабет закуталась в шаль и с тревогой посмотрела на небо.

– А что, если пойдет дождь?! – закричала она вслед мужу и тотчас же поняла, что задала глупейший вопрос.

Джед покосился на жену. Порывы ветра загибали поля его шляпы.

– Спрячетесь под тент, – ответил он.

Взяв из повозки ружье, Джед повел лошадей к водопою. Оглянувшись, он прокричал:

– Я ненадолго! Только привяжу их и вернусь!

Небо темнело на глазах, и казалось, что Джед, сделав лишь несколько шагов, исчез во мраке. Элизабет ужасно нервничала. Она поглядывала то на темное небо, то на раскачивавшиеся под порывами ветра ветви деревьев и пыталась представить, что же ожидает ее в ближайшие часы. День и без того выдался трудным, а теперь еще и гроза…

Она снова вспомнила ту девушку, которой была еще совсем недавно. Она страстно мечтала о приключениях, но ей даже в голову не приходило, что приключения связаны с некоторыми неудобствами, такими, например, как пыль и жара, утомительная поездка в тряской повозке и ливень, который может промочить до нитки. И конечно же, упустила из виду такие мелочи, как холод, грязь и сырость. Выходит, в приключениях нет ничего привлекательного, никакой романтики…

Она почувствовала, как первая капля дождя упала на поля ее шляпки. А в следующее мгновение очередной порыв ветра едва не сорвал шляпку с головы. И почти тотчас же загрохотал гром.

Элизабет вглядывалась во мрак, пытаясь отыскать Джеда. Она ужасно волновалась, но пыталась скрыть это даже от самой себя. Джед знал, что делает. Он ведь совсем недалеко от нее и должен вернуться через минуту-другую.

Упала еще одна капля дождя, и Элизабет посмотрела на небо. Теперь оно было темно-пурпурным, почти черным, а молния, опередившая удар грома, пронеслась по небу ярким зигзагом. И тотчас же все вокруг окрасилось в какой-то странный лиловато-желтый цвет, и теперь все казалось нечетким и размытым.

Элизабет попыталась отстегнуть тент, чтобы прикрыть им припасы. Ветер трепал юбку и наконец накинул ей ее на голову. А нижние юбки шуршали и трепетали. Элизабет резко выпрямилась, чтобы оправить юбку, но еще более сильный порыв ветра чуть не сбил ее с ног, и она наконец-то поняла, что ей не удастся удержать юбку в повиновении. Впрочем, какой в этом смысл? Ведь ее никто не мог увидеть… Никто, кроме Джеда. Но где же он?

Почувствовав, что замерзла, Элизабет вытащила из-под тента одеяло и накинула его на плечи.

А дождь все усиливался, теперь это был настоящий ливень.

Тут снова раздался удар грома и тотчас же сверкнула ослепительная молния. Элизабет вздрогнула и невольно вцепилась в бортик повозки. Она в отчаянии озиралась, высматривая Джеда, но было слишком темно.

Куда же он мог уйти?

Она вылезла из повозки. Осмотрелась. А вдруг с Джедом что-то случилось? Может, он ранен или заблудился? А может, на него напал какой-нибудь зверь или индеец? Сердце ее подскочило, ей показалось, что оно забилось где-то у самого горла…

Элизабет по-прежнему озиралась, по-прежнему всматривалась во тьму.

Она понятия не имела о том, где они находятся, и, конечно же, не знала, какие опасности таились в зарослях, за ближайшими кустами.

Но где же Джед? Если он действительно ранен, она должна помочь ему. Ведь он может рассчитывать только на нее.

Но если Джед… не вернется, что случится с ней? Элизабет замерла, ошеломленная этой мыслью. Только сейчас она в полной мере осознала, какой поступок совершила, решив последовать за мужем. Джед может… умереть, и тогда она останется совсем одна. На мили вокруг – ни души. Только дикие животные и кровожадные индейцы.

32
{"b":"215","o":1}