ЛитМир - Электронная Библиотека

Цеховое начальство (с места предцехкома). А что? У нас старины много, может, и памятник в каком цехе найдется.

Заводское руководство (переходя на место главного технолога). У нас где-то станок есть – тысяча девятьсот пятого года выпуска. Первую революцию видел.

Цеховое начальство (переходя на место начальника цеха). Это даже выход. Пусть займется бурной общественной деятельностью, мы хоть отдохнем немного.

Директор. Спасибо. Все.

Заводское руководство и цеховое начальство (хором). Еще вы остались.

Директор. Я не остаюсь. (Уходит.)

Заводское руководство и цеховое начальство садятся на стол и, болтая ногами, ведут мечтательный разговор.

Заводское руководство. На дачу наконец съезжу, яблоньки опылю.

Цеховое начальство. Детей в воскресенье увижу. Всех.

Заводское руководство. Книгу дочитаю, в прошлом году начал.

Цеховое начальство. Кепи мужу довяжу, козырек остался.

Заводское руководство. Куплю ботинки новые, теперь по грязи ходить не надо будет.

Цеховое начальство. С женой в кино схожу.

Заводское руководство. Производственное совещание соберу, за девять месяцев, может, чего новое появилось.

Цеховое начальство (перестал болтать ногами). Размечтались мы. А вдруг он не согласится?

Заводское руководство (тоже перестал болтать ногами). Ты что это говоришь, накаркаешь еще. Давай сразу же вызывай его.

Цеховое начальство. Лучше вы.

Заводское руководство. Я не могу. Он тоже сирота. Пусть лучше Анна Степановна.

Цеховое начальство. Почему как неприятное поручение какое – так цехком должен? Грамоты вручать Восьмого марта – это небось начальник цеха.

Заводское руководство. Охранять памятники и покой трудящихся – дело общественных организаций.

Цеховое начальство. Правильно. И по Дунаю ты ездила в прошлом году – забыла? А я только в Болгарию.

Заводское руководство. Словом, давай, Анна Степановна, зови его, а у нас, извини, дела.

Входит Муромцев.

Муромцев. Вы меня вызывали?

КАРТИНА ВОСЬМАЯ

Комната Марьи. Родители ходят из угла в угол, Муромцев сидит в кресле.

Родительница. Уже девять. Что же ее все нет?

Муромцев. Распределяют ведь сразу весь поток. По алфавиту. Пока до нее очередь дойдет.

Родительница. А почему ты такой спокойный?

Муромцев. Волнуются в ситуации неопределенности. А здесь возможны всего два исхода, оба известны, и оба меня устраивают.

Родительница. Ну конечно. Ты уже мечтаешь, чтобы она уехала. Не рановато ли?

Родитель. Мы только на пятый год начали в отпуск порознь ездить. С мамой.

Муромцев. А мы и не будем порознь. Если ее ушлют, я поеду с ней.

Родительница. До этого, слава богу, не дойдет. Раз они знают, что вы должны пожениться, они обязаны отнестись… Ты им все объяснил?

Муромцев. Все.

Родительница. Они же не могли тебе не поверить. У тебя ж на лице написано, что ты святой. А святым верят без справки.

Родитель. А может, все-таки взять справку? В загсе.

Входит Марья.

Родительница. Ну?

Марья молчит.

Родитель. Ну?

Марья. Распределили.

Родительница. Мы понимаем, что распределили. Куда?

Марья. За кудыкину гору.

Родитель. Не шути по-дурацки.

Марья. Я не шучу. Вот направление. (Достает бумагу.)

Родитель (читает). «За кудыкину гору…»

Родительница. Но это же невозможно. Они же обещали.

Марья. И выполнили.

Родительница. Что выполнили?

Родитель. Что?

Марья. То, что обещали.

Родительница. Кому обещали?

Марья. Моему любезному жениху.

Родитель. Что же, по-твоему, он просил услать тебя?

Марья. Да.

Родительница (тихо). Нет.

Марья. Да.

Родитель (Муромцеву). Нет?

Муромцев. Да. И нет.

Родительница. Что – да?

Родитель. Что – нет?

Муромцев. Я не просил специально усылать Марью, но я сказал, что, если есть необходимость, чтобы она туда поехала, я готов, чтобы не препятствовать этому, поехать вместе с ней. Там и моего профиля нужны специалисты.

Родитель. Какой ужас!

Родительница. Какое счастье! Какое счастье, что вы еще не расписаны.

Марья. В моем распределении это ничего не меняет.

Родительница. На этих трех годах жизнь не кончается… Но хоть не будешь жить с полоумным.

Марья. Слушайте, дорогие родители, может, вы мне дадите хоть раз возможность самой что-нибудь выбрать?

Родитель. Родителей не выбирают.

Марья. Это я уже поняла. Но кроме? Должна же быть у человека свобода.

Родитель. Должна. Но что значит свобода? Свобода – это осознанная необходимость.

Марья. Вот-вот – осознанная.

Родитель. А мы разве не осознаем все, что тебе необходимо?

Марья. Ну, знаете, лучше уж за кудыкину гору.

Родительница. Папа, мы зря волнуемся. Муромцева не отпустят с завода. Он же три года еще не отработал.

Муромцев. Вы же сами мне сказали, что от меня хотят избавиться. И если вы правы, меня отпустят. И заодно, если меня отпустят, значит, вы правы.

Родительница. Так что же это получается! Это мы…

Муромцев. Да. Это вы подали мне идею. И знаете, я теперь не сержусь на вас. Так даже лучше.

Родитель. Кому?

Муромцев. Нам. Нам с Марьей.

Родительница. Не смей говорить во множественном числе.

Муромцев. Почему? Мы взрослые люди и можем уже объединять два местоимения в одно. Если осознаем необходимость этого.

Родитель. Интересно, что это ты собираешься объединять с нашей дочерью?

Родительница. У вас даже своей жилплощади нет.

Муромцев. Мы не ее хотим объединить, а себя.

А жилплощадь, кстати, нам там предоставят.

Родитель. Она никуда не поедет.

Родительница. С тобой – тем более. Браки с душевнобольными запрещены во всем мире.

Марья. Как вам не стыдно.

Родительница. А нам стыдно.

Родитель. Очень стыдно.

Родительница. Дочь подле себя не смогли оставить, о свадьбе раззвонили.

Родитель. А на самом деле…

Муромцев. А что – на самом деле?

Марья. А в самом деле, что – на самом деле?

Родительница. Мы не понимаем, почему это ты такая веселая?

Марья (загадочно улыбаясь). А я и сама вот думаю – к чему бы это?

КАРТИНА ДЕВЯТАЯ

Кабинет директора. Он за столом. В дверях – секретарь.

Директор. Давай их всех сюда.

Секретарь. Кого поименно?

Директор. Главного инженера. Главного технолога. Зама по кадрам.

Входит заводское руководство.

Заводское руководство. Вызывали? Что-нибудь случилось – почему всех сразу?

Директор. Слушайте, орлы-соратники, вы во двор заводской выглядываете хоть иногда из своих кабинетов?

Заводское руководство. А как же – столовая-то во дворе.

Директор. Понятно, вы еще не проголодались. Так вот, я сейчас был около склада готовой продукции. Все подступы забиты.

Заводское руководство. Чем?

Директор. Этой самой продукцией. А склад – на замке.

Заводское руководство. Как так?

Директор. Не пускают ее.

Заводское руководство. Кого?

Директор. Продукцию не пускают.

Заводское руководство. Неготовая, что ль, опять?

Директор. Охраняется он.

Заводское руководство. Кто?

Директор. Склад.

Заводское руководство. Кем?

Директор. Государством.

Заводское руководство. ОБХСС?

Директор. Муромцевым.

Заводское руководство. Как?

Директор. Так. Оказывается, этот склад – церковь семнадцатого века.

Заводское руководство (опускаясь без сил на стул). Кто ему разрешил?

Директор. Мы.

Заводское руководство. Мы не разрешали.

Директор. А кто его выбрал председателем общества по охране памятников старины? Вот он ее и охраняет.

Заводское руководство. От кого охраняет – от своих?

Директор. Старину от своих и надо охранять. Сколько вон поразрушали.

6
{"b":"2151","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
#Как перестать быть овцой. Избавление от страдашек. Шаг за шагом
Жизнь без комплексов, страхов и тревожности. Как обрести уверенность в себе и поднять самооценку
Полночное солнце
Последняя капля желаний
Лагом. Ничего лишнего. Как избавиться от всего, что мешает, и стать счастливым. Детокс жизни по-шведски
Уроки обольщения
Здравый смысл и лекарства. Таблетки. Необходимость или бизнес?
Входя в дом, оглянись
Невеста Черного Ворона