ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Дурдом с мезонином
Сантехник с пылу и с жаром
Сын лекаря. Переселение народов
Не прощаюсь (с иллюстрациями)
Между мирами
Погружение в Солнце
Озил. Автобиография
Мне сказали прийти одной
Любовь колдуна
A
A

Вечером на третий день суматошной работы Хуан, вернувшись из поселка, сообщил, что восстановлена последняя хижина.

В тот же день Блэр закончила прием маленьких пациентов. Прибыла очередная машина с гуманитарной помощью. Они разгрузили и убрали на хранение все продукты и вещи…

И вдруг поняли, что больше им нечего делать. Если не считать, конечно, повседневной работы – раньше она казалась довольно изнурительной, а теперь – совершенно легкой. Три часа отдыха в день – да это же сказочные каникулы!..

– Как будто и не было никаких подземных толчков, – с удивлением сказала Блэр Тому, убирая за ухо взмокшую от пота прядь волос.

Около пяти вечера они уже закончили все дела в медицинской палатке. Девушка выглянула в открытый проем, зная, что где-то поблизости работает Крэг. Он всегда был рядом – грузил, перетаскивал, строил. Она чувствовала его присутствие, его согревающую энергию, но не имела возможности с ним поговорить, как если бы их разделяли многие мили.

Вот и сейчас, как всегда неутомимый, он носил картонные коробки с продуктами. Хмурясь, Блэр обернулась к доктору.

– Даже не знаю, куда себя деть, – пожаловалась она.

– Сходи искупайся, – посоветовал он, оглядев ее, – да побыстрей: мне тоже хочется освежиться.

Кейт, оказывается, уже была на ручье и теперь, довольная, полулежала у костра с книжкой, сигаретой и чашкой кофе. Блэр не стала беспокоить подругу и пошла купаться одна. Вода в ручье была, как всегда, приятной, но девушка быстро вылезла на берег. Теперь, когда запарка кончилась, у нее появилось время для размышлений, и в памяти невольно всплыл тот день, когда она впервые почувствовала на себе чей-то взгляд, словно кто-то наблюдал за ней, скрываясь в зелени листвы.

Странно, но все дни, пока бригада устраняла последствия стихийного бедствия, ее не покидало то же зловещее чувство. Доктор сказал, что Крэг постоянно на нее смотрит. Глупости! Он был слишком занят, чтобы на нее смотреть. Все свои силы он сосредоточил на одном: отстроить разрушенное, восстановить порядок.

Однако он всегда находился где-то поблизости и являлся как по мановению волшебной палочки всякий раз, когда ей требовалась помощь.

Но с какой стати Крэг будет следить за ней тут, у ручья? Зачем подглядывать тайком, если можно только слово сказать – и все это будет твоим?

Да, но он так и не произнес этого слова… Интересно, почему? А может, собирался сказать? Блэр не знала. Во всяком случае, подземные толчки на несколько дней избавили ее от душевных терзаний. Теперь же все начиналось снова. Этот загадочный мужчина повергал ее в трепет. Она чувствовала себя побежденной.

Погруженная в размышления, Блэр шла обратно в лагерь, но мысли ее были прерваны внезапной встречей с тем самым человеком, который не давал ей покоя.

Крэг ждал ее на лесной тропинке.

– Привет!

– Привет, – ответила девушка с виноватой улыбкой. Интересно, догадывается ли он, что она только о нем и думает? Что за эти дни, наблюдая за его самоотверженной работой, она еще больше привязалась к нему, окончательно запутавшись в паутине чувств?

– Наконец-то у нас будет свободный вечер, – сказал он. – Да.

– Мне бы хотелось провести его вместе с вами.

– Мне тоже, – тихо призналась она.

Он взял ее за руку, и они вдвоем вернулись в лагерь.

Блэр видела, что Крэг задает тон их отношениям, это ее даже радовало, хотя она по-прежнему интуитивно не доверяла ему, и он это чувствовал.

Но время дружеского общения прошло. Вернулась неприкрытая чувственность самого первого вечера.

Они перенесли ужин к ручью. Поев, Блэр уютно прильнула к теплому сильному плечу Крэга. Они почти не разговаривали: им было просто хорошо вдвоем.

Ко Крэг все еще держал дистанцию. Ей до смерти хотелось его поцеловать, но он не требовал поцелуя. Сейчас она особенно остро чувствовала в нем неистовое желание, которое он по-прежнему умело обуздывал.

Он проводил Блэр до палатки, так и не прикоснувшись к ней, но в глазах его светились боль и странное сожаление. У входа он ласково обхватил руками затылок Блэр, приник к ее губам в нежном поцелуе, но тут же снова овладел собой и, повернувшись, направился к своей палатке.

– Крэг… – Блэр хотела крикнуть, но с губ слетел лишь сдавленный шепот. Она смотрела, как он уходит, и в сердце ее нарастало отчаяние.

Ну почему? Может, он уловил, что Блэр мучает страх, притаившийся в ее душе после смерти Рэя?

А может быть, дело не только в этом. Блэр не знала. Она понимала только одно: ей не пережить еще одну ночь без Крэга.

Она не желает больше тратить время на долгие пустые раздумья!

Охваченная болью, желанием и тоской по счастью – счастью, ключи от которого хранились в руках Крэга, – Блэр чувствовала, как ноги сами несут ее к его палатке. Она шла – сначала медленно, потом все быстрее и быстрее – по пути, предначертанному ей в день их первой встречи.

Она хотела Крэга Тейлора. Кажется, она по-настоящему влюбилась в него, но сейчас это не имело значения.

Сейчас имело значение только одно: этой ночью они будут вместе!

Глава 4

Крэг усилием воли превозмогал возбуждение, заставляя себя совершать самые обыденные действия. Уменьшив огонь в керосиновой лампе, он начал медленно раздеваться – поставил ботинки на жесткий земляной пол слева от койки, стянул носки, аккуратно сложил рубашку, джинсы и трусы.

Все должно быть под рукой. В его положении трудно угадать, когда придется уйти.

Раздевшись догола, он взбил подушку, вытянулся во весь рост на койке и подложил руку под голову, упершись локтем в брезентовую стену палатки. Другой рукой достал сигарету из рюкзака, стоявшего рядом с койкой и служившего тумбочкой.

Лениво покуривая, он смотрел невидящим взором в потолок. В душе его кипели горечь и сожаление. Какое глупое задание! Он ожидал увидеть принцессу, маленькую избалованную девочку, а встретил женщину – уверенную в себе, решительную, умную. Она обладала и чувством юмора, и здравым смыслом. Странно все-таки, почему старик ничего ей не сообщил? Это секретное задание, невесело напомнил он себе.

Крэг глубоко вздохнул и затянулся табачным дымом. Через три часа он выйдет на связь. Может, еще раз попробовать убедить этих болванов? Хотя что от них зависит? Решение принимают старик и люди из еще более высоких эшелонов власти. Теперь Крэг знал, каким сокровищем обладает Хантингтон, и не мог его обвинять в излишней осторожности. Жаль, нельзя передать морзянкой то, что творится у Крэга в душе!

«Не волнуйтесь, сэр, с ней ничего не случится – я этого не допущу, ни за что на свете! Знаю, это звучит несколько странно. Я здесь всего шестнадцать дней, но, кажется, уже влюбился в вашу дочь. Я говорю «кажется», потому что никогда не знал настоящей любви – у меня не хватало на это времени. Но я еще не встречал таких женщин, сэр. Она меня потрясла, сэр. Меня, сэр, – вы можете представить меня потрясенным?»

Парни из спецслужб с удовольствием передали бы такое сообщение, с усмешкой подумал Крэг.

Но Блэр и впрямь была необычной женщиной. Рядом с ней он мечтал о доме – о месте, куда можно приходить по вечерам, пить вино, сидя у камина, и обсуждать прошедший день, а просыпаясь по утрам, видеть рядом ее прекрасное лицо… Боже, вот это был бы настоящий рай!

– Ваш механизм дал сбой, – тихо прошептал он, – вы послали на задание не того человека.

Он постоянно думал об этом: сначала с раздражением, теперь – с болью. Женщина, которую он полюбил, возненавидит его, когда узнает всю правду. Эта мысль приносила невыносимые страдания.

Если бы он мог все рассказать Блэр! Но что, если старик прав, и, открыв секрет, он подставит под удар многих людей и в первую очередь Блэр? Лучше уж пусть ненавидит его, но остается в безопасности.

Когда она внезапно появилась в палатке, Крэг решил, что у него начались галлюцинации. Наверное, он слишком много думал о ней.

Она стояла в нерешительности у самого входа – стройная, горделиво выпрямившись. В тусклом свете керосиновой лампы ее волосы полыхали огнем, обрамляя нежное лицо, а зеленые глаза напоминали два живых изумруда. Она окинула Крэга быстрым взглядом, не дрогнув при виде его наготы. Ее губы, еще влажные после его поцелуя, были полуоткрыты.

13
{"b":"216","o":1}