ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Блэр опустила ресницы, с усилием отведя взгляд от Крэга. Даже сейчас эти огненно-желтые глаза действовали на нее завораживающе. Девушка заметила, как напряглось его лицо, когда она процедила сквозь зубы его имя, но это длилось всего долю секунды. Сейчас он был как гранит – твердый, холодный и непробиваемый.

Она осмотрелась: по берегам тянулись густые тропические заросли. Эта непроходимая чаща наверняка кишела змеями, ядовитыми насекомыми, ящерицами и прочими гадами.

Они на реке – вот и все, к чему она пришла. Но какая это река, понять было невозможно. Блэр была уверена, что они не слишком удалились от лагеря: пейзаж мало изменился, только заросли стали гуще.

– Что, желаете искупаться, миссис Тейл? – спросил Крэг вежливым, чуть надменным тоном. – Я бы вам не советовал. Сегодня утром я видел на берегу пару-тройку крокодилов. К тому же… – Он холодно улыбнулся, сверкнув белыми зубами. – Если вам и удастся уйти от всех хищных животных, то от меня вам не скрыться. Среди прочих моих сомнительных талантов – умение плавать как рыба.

Блэр ответила на его сверкающий взгляд и мысленно отказалась от попытки изрубить его на котлеты. Нет, пожалуй, это будет не очень разумно. Пусть лучше палящее солнце сожжет ему всю кожу, которую он так опрометчиво оголил!

Нельзя терять хладнокровие, напомнила она себе.

– Знаешь что, Тейлор, – равнодушно бросила девушка, – хотя за последние недели у вас могло сложиться иное впечатление, но я все же не совсем дура.

– Рад это слышать, – протянул он.

Блэр чуть не сорвалась при виде его издевательской усмешки, но сумела сохранить ледяное высокомерие и снова осмотрелась.

– В чем дело? – вежливо поинтересовался Крэг. Блэр нарочито небрежно пожала плечами.

– Боюсь, как бы эту лоханку не постигла печальная участь «Титаника», – сухо сказала она. – Ты уверен, что она не пойдет ко дну, сведя на нет все твои замыслы, уж не знаю какие?

– Не бойтесь, миссис Тейл, – серьезно заявил он, – эта лодка не утонет.

Его спокойная уверенность пробила первую брешь в ее невозмутимости.

– Куда ты меня везешь?! – воскликнула она.

Ее сердитый вопрос был встречен с ледяной бесстрастностью:

– Туда.

– Куда еще – туда?

Он пожал плечами:

– Прости, не могу тебе этого сказать.

– И долго… – «Господи, помоги!» – мысленно взмолилась Блэр, – долго ты намерен держать меня в плену?

– Постараюсь максимально сократить это время, – пообещал Крэг. Поза его была все такой же расслабленной, но взгляд стал острым и настороженным.

– Да? И когда же ты меня отпустишь?

– Когда придет время, нам дадут знать.

– Ага, значит, ты наемник! – бросила Блэр с презрением и злорадно усмехнулась, видя, что ее слова задели его за живое.

– Вообще-то, – сухо отозвался Крэг, – это особое задание. Услуга, в которой я не мог отказать. Поверь мне, Блэр, я с гораздо большим удовольствием взялся бы за настоящее дело.

– Террорист, – уничижительно заключила она.

– Думай что хочешь. – Он устало пожал плечами. – Но в любом случае тебе придется какое-то время здесь жить. Так что можешь выбирать: или стоять здесь истуканом и играть со мной в гляделки, или спуститься в каюту и выпить кофе. Он тебе явно не помешает.

Блэр впилась ногтями в ладони, чтобы не наброситься на него с кулаками. Он выглядел исключительно свежим – умытый, побритый и выспавшийся, тогда как у нее самой было впечатление, будто ее протащила по грязи упряжка лошадей. Окинув Крэга злобным пренебрежительным взглядом, она отвернулась и пошла к люку.

– Блэр!

Услышав его оклик, она остановилась. Сердце ее было настроено на этот властный бархатный голос, и она подчинилась автоматически.

– Что? – спросила она ледяным тоном.

– Будь добра, принеси и мне чашечку.

Она начала хохотать, но быстро замолчала, испугавшись своей истерики.

– Ты что, сумасшедший? – крикнула Блэр. – Похитил меня, не хочешь ничего объяснять и еще просишь кофе, как будто мы развлекаемся на вечеринке!

– С тобой ничего не случится, – заверил Крэг.

– Да? А почему я должна тебе верить? Что это – политический заговор или похищение с целью выкупа? И что будет, если вам никто не заплатит?

В порыве ярости Блэр двинулась прямо на него, не сознавая того, что делает. Крэг расправил плечи и выпрямился. Подойдя совсем близко, Блэр чуть оробела: он возвышался над ней как гора: стоя рядом с ним, ей приходилось вытягивать шею.

Блэр увидела, как он напрягся, готовясь к нападению, и захотела отступить, но было поздно. Ни на мгновение не отрывая руку от румпеля, Крэг в один шаг преодолел разделявшее их расстояние и схватил ее за плечо – одной рукой, но намертво. Это была железная хватка профессионала.

– Говорю тебе, – прорычал он, – с тобой ничего не случится! Тебе придется какое-то время терпеть мое присутствие, только и всего. Привыкай. Смирись с этой мыслью, и время пройдет гораздо быстрей… и приятней.

– Привыкнуть?! – крикнула Блэр, пряча за гневом свой страх. – Сделать вид, что мы с тобой просто мило катаемся по реке на лодке?

– Вот именно. – В его глазах вдруг вспыхнул знакомый огонек. Блэр уже видела этот взгляд и не могла ошибиться в его значении. – И надо сказать, у тебя не такая плохая компания, – напомнил он многозначительно, – едва ли ты посмеешь это отрицать…

Он не успел договорить. Девушка вскинула руку и наотмашь хлестнула его по щеке. Это было глупо, но у нее не было времени на то, чтобы обдумать свой поступок. Слова Крэга переполнили чашу терпения, и она забыла про разумную осторожность, слепо подчинившись взбунтовавшейся гордости. Застыв в оцепенении, Блэр смотрела на темные отпечатки пальцев, проступившие на бронзовой скуле Крэга. Его желтые глаза с пугающей быстротой превращались в пламенно-золотые.

Он нагнулся к девушке, крепче стиснув ее плечо.

– Вчера ночью я ударил тебя, Блэр, – процедил он сквозь зубы, – так что будем считать, что мы квиты. Но ты должна смириться со своим положением – ради нас обоих. С тобой ничего не случится, клянусь. Скоро ты вернешься к нормальной жизни. Я понимаю, тебе сейчас очень хочется изрубить меня на куски и бросить за борт на съедение крокодилам. Но ты не сможешь этого сделать. Возможно, у тебя появится сильное искушение еще раз ударить меня по щеке. Не стоит этого делать! Я только один раз подставляю щеку.

– Пусти меня! – прошипела Блэр, из последних сил сдерживая предательские слезы. – Не смей ко мне прикасаться!

Крэг медленно разжал руку. Во взгляде его была горечь.

– Ну хорошо, принцесса, – протянул он, придав слову «принцесса» оскорбительный оттенок, – я не буду к тебе прикасаться. Если только ты сама не вынудишь меня это сделать. Так что постарайся наладить со мной мирные отношения.

Блэр сжала зубы и опустила голову.

– Вряд ли у меня получится, – резко сказала она.

– А ты постарайся, – насмешливо повторил Крэг и вдруг схватил девушку за руку.

Его пальцы не больно, но крепко сомкнулись на ее запястье. Она поняла, как глупо даже мечтать о том, чтобы помериться с ним силой.

– Постарайся! – Теперь слово звучало как приказ.

– Пусти меня, пожалуйста! – закричала она.

Ей нужно было побыть одной, хоть недолго. Упираясь в необъятную грудь Крэга, она подумала, что этот загадочный мужчина, будь он друг или враг, – просто сгусток энергии – неутомимой, безудержной и пугающей.

Блэр вдыхала его дразнящий запах и невольно вспоминала прошлую ночь. Подумать только – еще вчера он дарил ей бесконечный восторг блаженства!

Она не видела его сурового лица, потому что ее макушка была у него под подбородком. Перед ней были его мощная шея и мускулистая грудь.

– Прошу тебя верить мне, Блэр.

– Я не могу тебе верить! – Вместо гневного восклицания получилась жалкая мольба. – Объясни мне, что происходит!

– Не могу! Пойми же наконец: не могу!

Крэг крепче стиснул ее запястье. За все это время он ни разу не выпустил румпель.

22
{"b":"216","o":1}