A
A
1
2
3
...
23
24
25
...
61

– Я с удовольствием налью тебе еще одну чашку кофе, Блэр, – процедил он с угрозой, – только если на этот раз ты пообещаешь его выпить. Он будет горячим, а я хоть и терпеливый человек, но если меня ошпарить, могу здорово разозлиться.

Блэр промолчала, но было видно, что она не намерена испытывать судьбу дважды. К тому же она не настолько жестока и смела, чтобы сознательно причинить кому-то боль. Не спуская с нее глаз, он налил в чашку свежий кофе и поставил перед ней, потом пригладил волосы и опять сел за стол напротив.

– Прости мне мои слова, но я и сам не в восторге от всей этой ситуации, а твой острый язычок действует мне на нервы.

– А чего ты хочешь? – резко спросила Блэр. – Чтобы я сказала тебе спасибо за то, что ты меня похитил?

– Я просил доверять мне.

– Ты просил о невозможном.

– Когда-то ты мне доверяла.

Блэр быстро опустила глаза и сосредоточилась на остывшей яичнице.

– Да, – тихо сказала она, стараясь скрыть подступавшие слезы, – это была моя ошибка. Ты обманул меня, хитростью заставил исповедаться, и я как последняя дура обнажила перед тобой свою душу, да еще выложила все про Рэя.

– Черт возьми, Блэр! – Он хватил кулаком по столу, потом сделал глубокий вдох и начал все сначала: – Послушай, то, что между нами было, никак не связано с похищением. Я был с тобой искренним…

– Вот как? – язвительно перебила она. – Значит, соблазнить меня не входило в твой первоначальный план?

Он скрипнул зубами, и Блэр от души пожалела о своих словах, услышав его циничный ответ:

– Соблазнить тебя? Насколько я помню, все было наоборот. Ты сама пришла ко мне в палатку. Хотя, надо сказать, я не прочь продолжить наши отношения.

– Спасибо, нет, – откликнулась Блэр с ядовитым презрением, – если, конечно, у меня есть выбор. В конце концов, я всего лишь жертва, не так ли?

Он мрачно расхохотался:

– Бедная, несчастная жертва! Все никак не можешь примириться со своим положением. Ты предлагаешь мне тебя изнасиловать? Если у Блэр не будет сознательного выбора, тогда все будет в порядке, так?

– Нет! – в ужасе выдохнула Блэр и вскочила, швырнув салфетку на стол. Только что она умирала от голода, а тут ее затошнило при виде еды.

– Не бойтесь, моя милая миссис Тейл, – насмешливо проговорил Крэг, лениво откинувшись на спинку стула, – наше совместное плавание не будет долгим. К тому же я искренне надеюсь, что потом вы все-таки не сможете заявить, будто подверглись насилию. Мне еще ни разу не пришлось применять силу – и не придется, я обещаю.

Блэр быстро взглянула ему в глаза, потом отвернулась и отошла от стола, боясь, что не справится с собой и выплеснет ему в лицо вторую чашку кофе или сделает что-нибудь похуже. Она не сомневалась: на этот раз он отреагирует не так спокойно.

– Куда ты? – резко спросил Крэг.

Блэр обернулась и посмотрела на него, как на круглого идиота.

– На палубу, куда же еще? – огрызнулась она. – Полагаю, мне не вменяется в обязанность вести с тобой беседы?

– Подожди! – сурово крикнул он.

Она не стала испытывать судьбу и застыла на месте, надеясь, что он хочет еще раз перед ней извиниться.

Но не тут-то было! Не сводя с нее властного взгляда, Крэг взял свою мокрую рубашку.

– Мы должны сразу же договориться о некоторых вещах, – сказал он, сунув рубашку ей в руки. – У нас здесь не так много одежды. Стиркой будешь заниматься ты.

– Черта с два! – воспротивилась Блэр.

– Вопрос не обсуждается, – мягко возразил он, угрожающе прищурившись. – Кроме того, ты будешь готовить и помогать мне управлять этой лоханкой. Мы с тобой попутчики, моя милая. Там, на берегу, ничего нет, миссис Тейл, и еще долго ничего не будет. Чтобы выжить, мы должны действовать заодно, и тебе придется выполнять часть работы.

– Вы забываете, мистер Тейлор, что я не по своей воле отправилась в это плавание. И если у вас есть какие-то проблемы, сами их и решайте.

– Ладно, потом разберемся, – мрачно бросил Крэг и, пройдя мимо девушки, поднялся на палубу.

Поскольку он был наверху, Блэр решила остаться в каюте. Снова усевшись за стол, она взглянула на пачку сигарет, поспешно взяла одну и закурила. По каюте поплыли клубы табачного дыма. Иллюминаторы были задернуты пыльными серыми занавесками. Почувствовав внезапный приступ клаустрофобии, Блэр рывком их раскрыла, и за стеклом перед ней мелькнули мускулистые икры и босые ноги Крэга. Он поднимал якорь.

Блэр нервно докурила сигарету до самого фильтра. Лодка стала раскачиваться сильнее. Значит, они опять поплыли. Блэр хорошо переносила качку. Ей вообще нравились водные круизы. В свободное время они с Рэем часто катались на яхте по голубым водам Чесапикского залива.

Рэй! При воспоминании о муже ее охватило отчаяние. Она доверила Крэгу слишком много секретов.

Но в тот момент, когда она изливала ему душу, ей было хорошо. Она избавилась от боли, простилась с призраками и обрела новый мир, который затмил и отдалил прошлое.

И сейчас не страх и не решимость любой ценой убежать от своего похитителя главенствовали в ее сознании. Злость, стыд и унижение – вот те чувства, которые не давали ей покоя.

К несчастью, Крэг затронул ее сердце. Она ненавидела, презирала этого хитрого и подлого предателя, но все равно хотела его и томилась по его ласкам. От его чувственного взгляда, лениво-насмешливого или гневного, ее охватывало волнение.

Блэр до боли закусила губу. Он никогда не узнает об этом! Она не безмозглое животное, она разумный человек и способна управлять своим телом. Она будет презирать Крэга до конца этого вынужденного путешествия, а потом с удовольствием упрячет его за решетку – там ему самое место!

Львы должны сидеть в клетках.

Мысли Блэр продолжали лихорадочно кружиться. Она отчаянно пыталась понять, что все-таки происходит. Он продолжал говорить о доверии, но как можно доверять человеку, который так тщательно готовил ее похищение? Ей никогда не забыть того ужаса и потрясения, которые она испытала, увидев сигнальные вспышки в зарослях джунглей. Стоило вспомнить об этом, и сердце вновь сжималось от боли.

«Кто он такой?! – кричал ее разум. – И как он смеет так со мной обращаться? Почему он считает, что я обязана безропотно ему подчиняться?»

Эти мысли сводили с ума. Тут она почувствовала, что от неподвижности у нее затекли мышцы, встала и потянулась. Одно было ясно: нельзя целыми днями сидеть без движения.

Но ходить туда-сюда по каюте тоже не дело. Ее взгляд как нарочно падал на грязную посуду, брошенную на круглом столе. И хотя она решила ни за что на свете не помогать Крэгу, желание навести порядок пересилило принципы. Девушка сложила в стопку все тарелки, собрала вилки и со вздохом пошла на камбуз.

Он прав: они здесь вдвоем и им никуда друг от друга не деться. В этой каюте она будет ужинать сегодня вечером и вообще питаться какое-то время. К тому же, согласившись с ним сотрудничать, она усыпит его бдительность. Он расслабится, и ей удастся потихоньку улизнуть от него, как только появится возможность.

Блэр поставила всю посуду в раковину и начала осматривать шкафчики в поисках мыла. Странно, что такая дряхлая с виду лоханка так хорошо оснащена, снова подумала она. Крэг ничего не говорил насчет экономии воды. Значит, на борту солидные запасы.

Стоя за румпелем, Крэг невидящим взглядом смотрел на парус, который еле раздувался от слабого ветерка и нес их вперед на смехотворной скорости в четыре узла. Но в данный момент скорость не имела значения. Пока все шло по плану.

Рассеянно глядя на парус, Крэг мысленно ругал себя. Что с ним творится? Почему он все время теряет хладнокровие? Он не может объясниться с Блэр и вряд ли вернет ее расположение даже самым вежливым обхождением – это понятно. Но совсем не обязательно то и дело задевать язвительными замечаниями, разжигая вражду.

Зачем он это делает? Все происходит помимо его воли. Каждый раз, когда она презрительно приподнимает подбородок и окидывает его испепеляющим взглядом, какая-то первобытная сила побуждает его напоминать этой женщине, что совсем недавно она принадлежала ему.

24
{"b":"216","o":1}