A
A
1
2
3
...
26
27
28
...
61

Он закурил, но к вину не притронулся и ей не предложил. Она потянулась через стол и спросила ядовито-сладким тоном:

– Можно?

– Пожалуйста, угощайтесь. Конечно, если это не оскорбит ваш изысканный вкус.

Блэр холодно улыбнулась.

– Позвольте и вам налить? – язвительным тоном спросила она.

Крэг покачал головой в насмешливом удивлении:

– Благодарю. Не могу поверить: ты предлагаешь мне свою помощь!

Он внимательно смотрел, как она наливает вино.

– Что ж тут такого? – сухо спросила девушка. – Ведь я должна тебе доверять.

– Это верно, – согласился он, не реагируя на ее откровенный сарказм.

– Ты такой милый парень!

– Весь к вашим услугам.

– Ну так вот, милый парень, – резко сказала Блэр, отхлебнув вина и поморщившись, – надеюсь, ты понимаешь, что бригада помощи голодающим стала меньше? Теперь им придется нелегко.

– За бригаду можешь не волноваться, – заверил ее Крэг, – скоро они получат то, что гораздо важнее, чем даже твое драгоценное присутствие, – деньги.

Блэр попыталась скрыть удивление за новой издевкой:

– Надо же, какое великодушие! Вы все предусмотрели, не так ли?

В его глазах мелькнули и тут же исчезли искорки.

– Да, – мягко сказал он, – мы очень щепетильны. Но боюсь вас разочаровать, миссис Тейл. Эти деньги – личный дар вашего покорного слуги.

Блэр тихо ахнула. Итак, Крэг богат и похитил ее не ради выкупа. Если, конечно, не врет. Но это вряд ли, судя по его опыту и эрудиции. Однако информация, которой он с ней поделился, не слишком утешительна. Если он не заинтересован в выкупе, значит, все гораздо серьезнее: у этого похищения политические мотивы.

– Значит, ты фанатик-левоцентрист? – пробормотала она.

Он быстро нагнулся над столом и серьезно сказал:

– Нет, миссис Тейл. Как я уже говорил, я практикую черную магию в ночном лесу вместе со своими лесными друзьями. Просто у некоторых из нас водятся деньжата.

Он опять откинулся на спинку стула. Посмотрев на его лицо – скорее усталое, чем веселое, – Блэр поняла, что он не намерен выслушивать ее язвительные комментарии.

– Извини, мне надо идти. – Крэг допил вино и размашистым шагом пошел к лестнице. Выбравшись из люка на палубу, он немного постоял, расставив ноги и приноравливаясь к легкой качке.

Блэр быстро доела ужин, радуясь, что избавилась от внимательного взгляда Крэга. Черная магия! Жаль, что сейчас не семнадцатый век. Она сердито оглядела грязную посуду на столе, кастрюли и сковороды в кухне. Как и утром, он просто ушел, полагая, что нашел себе посудомойку. Помечтай, приятель!

Она встала из-за стола и потянулась, с раздражением ощущая на теле грубую крестьянскую одежду. Интересно, зачем он взял в дорогу лишние джинсы, если заставляет ее носить это?

Вопросы, одни вопросы…

Ей захотелось вырваться из заточения тесной каюты. Она поднялась на палубу. Крэг услышал ее шаги, но не обернулся.

– Тебе чего? – грубо спросил он.

– Хочу немного подышать свежим воздухом, – сухо отозвалась она и добавила с наигранным смирением: – Можно?

– Можно.

Девушка подобрала юбку и плавно пошла по палубе, не зная о том, что он внимательно смотрит ей вслед. Помедлив у грот-мачты, чтобы удержать равновесие, она двинулась дальше, в уединение кормы, и села на то же место, где раньше сидел он, задумчиво глядя на воду.

«Где мы, черт побери?» – размышляла она, уставившись в темноту. Ущербный месяц тускло освещал окрестности, но берега видно не было: яркий свет из каюты топил во мраке все остальное. Да и что она могла увидеть, кроме бесконечных джунглей? Их лагерь уже далеко позади. Блэр знала, что они еще в Центральной Америке. Но где именно? И будут ли они когда-нибудь проплывать поселок, где можно найти помощь? Вряд ли. Крэг слишком предусмотрителен, чтобы оставить ей такую возможность.

«А что, если поплыть к берегу?» – лениво прикидывала девушка. Она была не новичком в джунглях и понимала, как это опасно. Земля-то рядом, доплыть нетрудно, но сможет ли она выбраться к жилью – к какому-нибудь городку или поселку? Она отлично говорит по-испански и наверняка сумеет объяснить ситуацию.

Но ее пугала темнота, кишащая мыслимым и немыслимым зверьем и насекомыми. «Если бы у меня был фонарик… – Она усмехнулась. – Можно пойти к Крэгу и вежливо попросить у него фонарик для побега».

Блэр испуганно вздрогнула и едва не закричала, почувствовав его руку на своем плече.

– Смотри без глупостей, Блэр, – мягко предупредил он, точно прочел ее мысли, – если поплывешь к берегу, я тебя сразу догоню. Я уже говорил тебе, что плаваю как рыба. А еще я бегаю как олень – это на случай если ты доберешься до берега. В непроходимых джунглях я могу соперничать в скорости с самыми быстрыми обезьянами.

– Потрясающе! – съязвила Блэр, осторожно стряхивая его руку со своего плеча. – Скажите, мистер Тейлор, не наградила ли вас природа еще какими-нибудь талантами?

В его взгляде не было ни злобы, ни насмешки, одна лишь печаль – почти такая же, как у нее. Но сейчас он вдруг засмеялся, приподняв бровь, и голос его зазвенел знакомыми нотками нежности.

– Не хочу хвастать, – сказал он, присаживаясь рядом с Блэр на корточки. Его озорные глаза напомнили ей, как легко и непринужденно они шутили между собой раньше. – Но… – он понизил голос до сиплого шепота, – есть вещи, которые я делаю не хуже кролика.

Блэр шумно втянула воздух, но не шевельнулась, только окатила Крэга уничтожающим взглядом. Ей очень хотелось влепить ему еще одну пощечину, но она сдержала свой безрассудный порыв. К тому же она с трудом удержалась, чтобы не рассмеяться! Он встал во весь свой исполинский рост, и она вдруг с болезненной ясностью вспомнила, как удивительно уютно ей было в его объятиях. Прильнуть бы сейчас к его сильному телу, уткнуться в надежную широкую грудь, спрятаться от всех напастей!

Вот это действительно смешно. Он враг, а не защитник, и если уж искать убежища от напастей, то только не в его объятиях.

Блэр встала, величественно расправив плечи.

– Спокойной ночи, мистер Тейлор, – сказала она ровным тоном, прошла мимо него в носовую часть лодки и спустилась в каюту.

Крэг смотрел, как она идет, гордо вскинув подбородок и расправив хрупкие плечи. Даже в этом тусклом свете ее волосы казались сверкающими языками темного пламени. Он сжал кулаки и уставился в ночное небо, на мгновение – всего на одно мгновение – почувствовав себя сломленным. Она чуть не засмеялась над его шуткой. Или ему оказалось? А еще он прочел в ее блестящих глазах желание сделать ему больно – физически.

Он, сжав зубы, слушал, как она ходит по каюте, и представлял неизбежную вечернюю битву. Нельзя все время держать ее на снотворном. А что, если провести ночь на палубе, оставив ее одну? Нет, это тоже не выход. Им еще долго плыть, и он не может лишить себя полноценного отдыха. К тому же надо приглядывать за Блэр. Она смела и упряма. Если ей взбредет в голову убежать, это может плохо для нее кончиться.

Нет, сегодня ночью они будут спать вместе, даже если ради этого ему действительно придется выдержать битву. Он выругался в ночное небо и размашисто зашагал к якорному линю. Вскоре они поплыли.

Вернувшись в каюту, Блэр не стала убирать грязную посуду, оставшуюся после ужина. Усталая, но возбужденная, она взяла свой забытый стакан и начала лениво бродить по каюте, прихлебывая красное вино, уже не смущаясь его кислым вкусом. Она надеялась, что алкоголь поможет ей успокоиться.

«Когда же это прекратится? – в отчаянии думала она. – И кто он вообще такой, этот Крэг Тейлор? Помимо того, что он колдун», – добавила она с мысленной усмешкой.

Блэр понимала, что ее обаятельный похититель – не кто иной, как предатель, но отказывалась называть вещи своими именами. Откинувшись на сиденье, она взяла еще одну сигарету, допила вино и затянулась табачным дымом, погруженная в невеселые размышления. В Крэге было много хорошего. Ее сознание отказывалось отождествлять человека, которого она хорошо узнала за последние три недели, с безжалостным злодеем. К тому же оголтелые экстремисты не посылают денег благотворительным организациям в качестве компенсации за то, что украли у них пару рабочих рук.

27
{"b":"216","o":1}