ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Помнится, – перебил Крэг устало, но твердо, – я обещал тебя не насиловать. Не бойся, у меня нет ни малейшего желания к тебе прикасаться.

Он смотрел на эту женщину, буравившую его презрительным взглядом. Ее изумрудные глаза сверкали. Стройное тело, которое он совсем недавно с таким нежным удивлением держал в своих объятиях, вздрагивало от напряжения под легкой хлопчатобумажной блузкой (он спрятал ее нижнее белье вместе с джинсами). Грудь вздымалась – сквозь ткань дразняще просвечивали темные соски. Несмотря на усталость, Крэг чувствовал, как в его чреслах вскипает желание. Нервы его не выдержали.

– Черт возьми, – язвительно процедил он сквозь зубы, – сейчас я охотнее лег бы с дикобразом! Но мне надо отдохнуть.

Я уже спал рядом с тобой две предыдущие ночи и не желаю ютиться на лавке, под столом или на полу. Так что ложись и подвинься.

– Хорошо, тогда я буду ютиться на лавке, – в отчаянии заявила Блэр, – или на полу.

«Как я могла не заметить, что он спал со мной в одной постели? – потрясение думала она. – А впрочем, чего я ожидала? Где еще он мог спать?»

Самоуверенно скрестив руки на голой груди, Крэг покачал головой.

– Прости, мы стоим слишком близко к берегу. Ты не доверяешь мне, а я не доверяю тебе. А вдруг тебе в голову взбредет искупаться, а потом попытаться пройти через джунгли назад, в поселок? Я не могу допустить никаких ночных вылазок. Ты «товар», который должен быть доставлен в хорошем состоянии.

– Я не убегу, – пообещала Блэр, с отвращением услышав свой умоляющий голос. – Я не дура и понимаю, что такое опасность. Даю тебе слово…

– Блэр! – раздраженно перебил Крэг, пытаясь сохранить спокойствие, потом замолчал и устало потер виски. – При обычных обстоятельствах я поверил бы тебе. Но только не сейчас. Я слишком устал. Только оставшись рядом с тобой, я могу быть уверен, что почувствую малейшее твое движение.

– Я не лягу с тобой в постель! – закричала она на грани истерики.

Крэг не выдержал.

– Послушай, женщина! – грубо рявкнул он. – Мое тело ничуть не изменилось. Два дня назад оно тебе вовсе не мешало, а даже наоборот. У тебя есть две возможности: либо ты послушно ляжешь у стены, либо я сам положу тебя туда и привяжу твою ногу к своей, чтобы ты не сбежала.

– Ты не сделаешь этого! – возмущенно выдохнула Блэр.

– Не хотелось бы, – признался Крэг, – но выбор за тобой. Я едва держусь на ногах и не настроен драться, но…

Он выдержал зловещую паузу. Блэр заколебалась, сбитая с толку таким неожиданным поворотом событий. Ей и самой не хотелось драться, тем более что было понятно: победа останется за ним.

Она колебалась слишком долго. Он сделал первый угрожающий шаг вперед.

Глава 8

– Погоди! – надменно процедила Блэр и выставила перед собой руки, словно защищаясь. – Я сейчас лягу на свою половину, сама. – Пряча страх и гнев за показной холодностью, девушка растянулась на койке, повернувшись к нему спиной.

– Спасибо, – отрывисто бросил Крэг.

– Судя по всему, ты знаешь, кто мой отец, – язвительно проговорила она, – и должен понимать, что такой человек не мог вырастить полную дуру.

Крэг ничего не ответил, только поморщился, но она, естественно, этого не увидела. Он считал свое положение достаточно неприятным, но не завидовал и Эндрю Хантингтону, которому еще предстояло объясняться со своей вспыльчивой дочкой. А впрочем, это трудности Хантингтона. Ему, Крэгу, вполне хватает своих.

Босиком прошлепав к шкафу, он достал еще одну простыню, рывком забрал ту, что сжимала Блэр, и, не успела она возразить, как бросил ей чистую.

– Каждому по простыне, – кратко прокомментировал он и улегся в постель, натянув свою до самых ушей, чтобы укрыться от ветра, а может быть, чтобы сдержать порывы плоти.

Так они лежали, не смея пошевелиться. Минуты тянулись бесконечно. Каждый остро чувствовал близость другого, его дыхание и малейшее движение. В эту ночь джунгли были на редкость тихи, с берега не доносилось ни шороха, и даже вода как-то особенно ласково плескалась о корпус лодки. Крэг не мог заснуть. Две ночи назад – всего две ночи назад! – он страстно обнимал эту женщину, а потом, спустя несколько часов и целую жизнь, она снова лежала в его объятиях, хотя и не знала об этом.

Но сейчас все было по-другому. Он приговорил их обоих к этому аду. Но что ему еще оставалось? Когда он заснет – если вообще заснет, – это будет крепкий сон. Им нельзя ложиться порознь. Конечно же, Блэр не глупа и знает, как опасны джунгли, но она в отчаянии. Он не может пренебречь даже самой малой вероятностью того, что она попытается убежать, предпочтя его обществу встречу с кровожадным хищником.

Черт бы ее побрал!

Она наотрез отказывалась выказать ему хоть каплю доверия. Правда, он мало чем его заслужил. Но ему никогда не забыть ее ненавидящий взгляд, когда она застала его на поляне во время сеанса связи.

Крэг сел на кровати, злясь на бессонницу. За двое суток он отдыхал меньше трех часов и должен был бы сейчас мгновенно провалиться в сон.

Он спал на голой земле под артобстрелом, но не мог заснуть в этой мягкой постели, рядом с Блэр. Крэг откинул ногой простыню. Господи, как душно! На нем были одни шорты, но они давили, сжимали, больно впивались в тело.

Издав тихий рык, Крэг встал и начал раздраженно стаскивать с себя шорты. У себя дома или в палатке он обычно спал нагишом. Конечно, не следовало бы заходить так далеко, но не мучиться же всю ночь без сна, терпя неудобства из-за этой проклятой женщины!

– Что ты делаешь? – удивленно спросила Блэр, услышав треск расстегиваемой «молнии».

– Снимаю шорты! – рявкнул Крэг, удивляясь собственной злости. – Прошу прощения, если это тебя не устраивает. – Он хотел оставить трусы, но, поддавшись внезапному мстительному порыву, сбросил на пол и их.

Его пленница лежала отвернувшись, но Крэг знал, что она слышит каждый звук. Глаза его привыкли к темноте. Он видел, как она чуть заметно вздрогнула. «Черт бы ее побрал!» – подумал он в тысячный раз, потом вновь улегся в постель и прошептал, нагнувшись к ее уху:

– Не бойся, Блэр, если ночью ты вдруг повернешься, то не увидишь ничего нового.

Блэр не шевельнулась.

– Это уж точно, – ответила она безразлично и шумно зевнула, чем окончательно добила Крэга.

Ему захотелось свернуть ей шею. Эта ночь независимо от его воли превратилась в состязание на выдержку, и Блэр победила. Во всяком случае, так он думал, до боли стиснув челюсти.

Но Блэр не испытывала радости победы. Он прав: за одну ночь могли измениться обстоятельства, но не тело. Ее все так же безудержно, до боли влекло к этому мужчине. Крэг лежал почти рядом, и она всеми нервными окончаниями чувствовала его близость. И знала: чтобы утолить огонь желания, нужно только протянуть руку. Блэр твердила себе, что ненавидит этого человека, и тут же вспоминала его упругую бронзовую кожу, под которой перекатывались сильные мускулы, и тот сладкий экстаз, которому он ее научил…

Она снова гнала прочь свои фантазии. С самого начала он искал ее расположения из корыстных интересов. Он подружился с ней, чтобы подобраться поближе. Он лег с ней в постель, чтобы обмануть.

Он похитил ее ради каких-то тайных целей, и она не должна бросаться в его объятия, не должна мечтать о великолепном нагом мужчине, который лежит у нее за спиной. Но Блэр ничего не могла с собой поделать: она мучилась от бессонницы, такая же несчастная, как и он, и заснула только на рассвете, когда каюта окрасилась розовыми утренними лучами. Но во сне Блэр неосознанно потянулась к Крэгу, медленно придвигаясь к его большому теплому телу.

Это и разбудило Крэга, который только недавно заснул. Она так уютно прильнула к нему, как перчатка льнет к руке. Дразнящий и нежный аромат волос щекотал ему ноздри. Ее голова покоилась у него на плече, а гибкая спина прижималась к груди. Их бедра были на одном уровне. Она тоже сбросила простыню, и все, что их отделяло, – это легкая ситцевая ткань крестьянской рубахи, которая нисколько не мешала ему ощущать атласную, женственно-мягкую кожу.

29
{"b":"216","o":1}