ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Крэг! – Она громко застонала. – Моя нога…

Крэг напрягся, как будто ударился сам. Господи, меньше всего на свете он хотел причинить ей боль! Ну почему она его не слушалась? Теперь у нее снова открылась рана.

Он терзался чувством вины и злился на Блэр за то, что она заставляла его так страдать. Неужели она не понимала, к чему мог привести этот дурацкий поступок?

Крэг моментально, без всякого усилия подхватил девушку на руки.

– Un momentino, рог favor![12] – крикнул он невозмутимому рыбаку-капитану и быстро понес Блэр вниз по лестнице.

В каюте их сразу же окутало едкое вонючее облако – это сгорела яичница, которую Блэр оставила на плите. Выругавшись сквозь зубы, Крэг быстро выключил газ и передвинул сковородку, после чего отнес пленницу на кровать. Он был весь напряжен от злости, но прикасался к ней очень бережно. Уложив Блэр, он схватил ее за ногу, чтобы осмотреть больную пятку.

– Черт бы тебя побрал! – пробормотал он. В его сердитом тоне угадывалось страдание. Через бинт сочилась кровь, и Крэг закусил губу, прежде чем встретиться с ее взглядом. – Ты просто идиотка, – продолжал он резко, хотя на самом деле ему хотелось умолять ее о том, чтобы она больше не вынуждала его причинять ей боль. – Какого черта ты это сделала? Ты же видела этих парней, слышала, что они говорят. Неужели ты в самом деле надеялась с их помощью добраться до города? Конечно, когда-нибудь они бы тебя туда довезли, но сначала изнасиловали бы вдесятером десять раз…

– Крэг! – Она чуть не плакала.

Он смягчился:

– Прости меня, Блэр, что пришлось тебя ударить. О Господи, больше никогда не заставляй меня делать такие вещи! Теперь сиди здесь и не вздумай наступать на больную ногу, поняла?

Да, сейчас с ним лучше не шутить. Блэр уже видела этот взгляд. Дважды. И оба раза за ним следовал удар в челюсть.

Он ждал ответа, и она тоскливо кивнула. Крэг опять посмотрел на ее ногу и потрогал бинт, желая убедиться, что кровь остановилась.

И тут вдруг оба заметили, что грубая ситцевая юбка Блэр задралась до самого бедра. Крэг застыл на месте. Ее длинная изящная ножка была такой хрупкой, такой манящей…

Он резко одернул на ней юбку, потом отвернулся и пошел к лестнице.

– Сиди здесь и жди меня! – резко скомандовал он.

Блэр уронила голову на подушку, удивляясь тому, как много эмоций может пережить человек в течение нескольких минут. Ведь она бушевала от гнева, как пылающий факел, но буквально через мгновение, когда он с таким сочувствием отнесся к ее боли, ей захотелось коснуться его темно-каштановых волос и сказать, что с ней все в порядке, потому что он рядом.

Даже когда он насильно прижимал ее к себе, она испытывала горячее волнение в крови.

«О Господи, что же такое со мной творится? – размышляла она, прижимая пальцы к разбитым губам. – Как можно быть такой глупой?»

Но в глубине души она чувствовала, что он вовсе не такой жестокий, каким хочет казаться. Под маской суровости таилась невероятная нежность.

Блэр вспомнила его глаза, его прикосновение, когда он поправил ее юбку, а потом в памяти сами собой всплыли ласки, которые он дарил ей всего несколько ночей назад, – порой грубые и всегда властные, но неизменно уносившие ее в пучины самой безумной страсти.

– Хватит! – прошептала она вслух. – Хватит! – Нельзя позволять себе думать о таких вещах.

«Коровы и куры… – вспомнила она, стискивая зубы и пытаясь вновь разжечь угасшую злость. – Подумай, как он тебя унизил!»

Лодка вдруг затряслась, раздался долгий чмокающий звук, и судно сдвинулось с места. Она слышала, как Крэг благодарил капитана.

Они снова поплыли.

У Блэр не было сил, чтобы противиться воле Крэга. Она послушно лежала в постели, зная, что позже он к ней придет. Наконец она закрыла глаза и провалилась в беспокойный сон.

Глава 9

Открыв глаза, Блэр поняла, что лодка опять стоит на месте, хотя и покачивается на воде. В каюте слышался шорох. Девушка тряхнула головой, прогоняя сон. Крэг возился на камбузе.

Каким-то шестым чувством он уловил, что она проснулась, и обернулся к ней, сердито сдвинув брови:

– Надеюсь, ты понимаешь, что чуть не погубила нас сегодня утром?

Машинально пригладив волосы, Блэр села в постели.

– Ты ждешь от меня извинений?

– Да, жду! – рявкнул Крэг и двинулся к ней – как ей показалось, с угрозой. Но вскоре выяснилось, что он просто хочет подать ей тарелку с мясным рагу. – Мне дорога моя жизнь, миссис Тейл. Полагаю, что и вам дорога ваша.

Да не будь ты ребенком, черт возьми! Пойми же наконец: тебе от меня никуда не деться. Твои попытки убежать могут для кого-нибудь из нас плохо кончиться.

Блэр взяла протянутую тарелку, потому что была ужасно голодна.

– То, что я хочу убежать от тебя, Тейлор, вовсе не значит, что я ребенок. Ты похитил меня и ждешь, что я, твоя пленница, буду радоваться жизни и распевать веселые песни?

– Ты можешь мне доверять, – тихо сказал он. Это именно то, чего ей хотелось больше всего.

– Мне очень жаль, – холодно бросила она, опуская взгляд.

Он вздохнул, ушел на камбуз, потом вернулся и сел напротив нее за стол. Блэр вдруг подумала, что глупо есть в постели, и попыталась подняться, чтобы подойти к столу.

– Нет, – быстро скомандовал он, – сегодня ты не должна вставать. Если ты снова повредишь ногу, у нас будут серьезные неприятности.

– Но не могу же я весь день сидеть в постели!

– Сегодня придется, – твердо сказал он.

Они молча доели завтрак, потом Крэг сунул обе тарелки в раковину, а затем, подсев к Блэр, приподнял ее больную ногу и, ни слова не говоря, размотал бинт. Тихо выругавшись, опять встал и сходил за аптечкой. Пока он промывал и бинтовал рану, Блэр сидела в застывшей позе, вцепившись пальцами в матрас.

– Сегодня ты будешь лежать, – мягко повторил он, встал и ушел на палубу, оставив ее одну.

Этот день показался Блэр нескончаемым. К тому времени, когда Крэг бросил якорь на ночь и вернулся в каюту, она просто вся извелась.

– Как ты себя чувствуешь? – спросил он, подходя к койке.

– Хорошо! – отрезала она.

Он тут же отошел, пожимая плечами.

– Я думал, ты захочешь поужинать вместе со мной на палубе, – равнодушно сказал он, – но…

«Ах вот как? Ну нет, так легко ему от меня не отделаться!» – со злостью подумала Блэр, спустила ноги на пол и ухватилась за спинку койки.

– Я смогу подняться на палубу, – сердито заявила она, но, поймав его вопросительный взгляд, почувствовала, что весь ее гнев моментально иссяк. – Признаю, что сегодня утром вела себя глупо. Но теперь я буду осторожна и не причиню тебе никаких хлопот. – Он молчал, и она неожиданно для себя заговорила умоляющим тоном: – Я приготовлю ужин. Мне не придется наступать на больную ногу. Я буду опираться…

– Договорились, миссис Тейл, – перебил ее Крэг. Договориться-то они договорились, но Блэр никак не ожидала, что он будет все время маячить рядом. Она сама не помнила, как приготовила ужин из свинины и овощей с приправами, крайне взволнованная его близостью.

– Жди здесь, – приказал он, когда еда была разложена по двум тарелкам, – я сейчас за тобой приду.

Крэг отнес на палубу тарелки и очередной бочонок кислого красного вина, а потом вернулся за Блэр. Не успела она опомниться, как он подхватил ее на руки.

– Ночь поспишь, а завтра нога начнет заживать, – сказал он охрипшим голосом, ставя ее на палубу. – Тогда сможешь понемногу ходить.

На реке было удивительно тихо. За кормой, завораживая взгляд, катились медленные мелкие волны, слабый ветерок доносил шорох лесной листвы и легкий плеск воды. «Будь я по-другому одета, – думала Блэр, поглядывая на Крэга и чувствуя, как от его ласковой улыбки учащается пульс, – и плыви мы не на этой замызганной лоханке, а на приличной лодке, нас вполне можно было бы принять за молодую американскую чету, которая решила провести время на природе, наслаждаясь покоем и красотой вечера». Пародия на идиллию! И Крэг – тоже пародия. Этот человек настолько уверен в своей мужской неотразимости, что иногда позволяет себе быть безгранично нежным. Он приподнял свою кружку с вином:

вернуться

12

Минуточку! (исп.)

32
{"b":"216","o":1}