ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Но он не шутил. Его суровый профиль был неподвижен, а тело становилось все холоднее.

Что, если у него перелом или сотрясение мозга? При обычных обстоятельствах она ни за что не сдвинула бы Крэга, но сейчас должна была сделать невозможное. Блэр упиралась ступнями в мокрые доски палубы, чувствуя, как мерно раскачивается лодка.

– Господи, помоги мне! – взмолилась она, подхватив Крэга под мышки и сделав глубокий вдох.

А если он мертв? О Боже, нет! Не может быть. Она не должна даже думать об этом. Все будет хорошо. Она перенесет его вниз, и он очнется.

– О всемилостивый Господь, пожалуйста, помоги! – Ее мольбы уносил ветер.

Единственное божество, которое могло ее слышать, это Нептун, бог моря. Но он был разгневан и не внял отчаянному призыву девушки.

Ей удалось сдвинуть Крэга с места. Собрав все силы, она потащила его к люку. Это было очень утомительно. Стиснув зубы от напряжения, Блэр натужно дышала и останавливалась через каждые несколько дюймов. Все мышцы болели от страшной нагрузки, она уже не чувствовала ливня, только периодически вытирала воду и откидывала прилипшие волосы с лица, упорно продолжая тянуть неподвижное тело.

Люк уже близко… Но тут возникла новая проблема: как спустить Крэга вниз?

Она могла его уронить. На глазах девушки выступили слезы отчаяния. Надо что-то делать, и побыстрее, пока они оба не околели под этим проклятым дождем.

Наконец Блэр сама встала на лестницу и начала втягивать Крэга в люк. Она понимала, что скоро его тело перевесит и она не сможет его удержать, поэтому заранее приготовилась смягчить их падение.

Задыхаясь и всхлипывая, Блэр тащила Крэга за собой по ступенькам. Когда ее ноги коснулись пола, она встала поустойчивее и собрала все силы для последнего рывка. Тяжелое тело Крэга вывалилось из люка, и оба они рухнули на грубые доски. Блэр, приземлившись, оказалась в полусидячем положении, голова Крэга упала ей на колени.

С усилием приподнявшись, она подложила ладони ему под голову и осторожно вытянула из-под нее свои ноги. Только сейчас, задыхаясь и дрожа от усталости, она взглянула ему в лицо… И увидела его глаза – они были открыты. Он смотрел на нее странным, пронизывающим насквозь взглядом, в котором читались понимание и любопытство.

Несколько мгновений Блэр смотрела на него в полном недоумении, потом задрожала – но уже не от усталости, а от ярости.

– Негодяй! – прошипела она, выпуская его голову из рук. С глухим стуком его затылок ударился об пол. Она готова была вырвать ему все волосы.

– О-о! – простонал Крэг, поморщившись.

– Так ты притворялся, сукин сын!

– Успокойся, пожалуйста! – попросил он, поднимая руку, чтобы защититься. – Я вовсе не притворялся! Я только что открыл глаза. И, пожалуйста, перестань орать – у меня раскалывается голова!

Блэр недоверчиво поджала губы и откинула со лба прядь растрепанных волос. Крэг снова поморщился, и она поняла, что ему больно.

– Как ты думаешь, ты сможешь идти? – осторожно спросила она. – Я едва притащила тебя сюда. Вряд ли я сумею донести тебя до кровати.

Он кивнул, опять поморщился и начал подниматься с пола. Но в это мгновение лодка сильно накренилась, и они опять растянулись на полу.

Крэг опять попытался подняться.

– Постой! – крикнула Блэр.

Пригнувшись, она нырнула под его плечо, чтобы он мог на нее опереться, кое-как довела его до кровати и уложила. В эту секунду в лодку ударила очередная волна, и Блэр, не удержав равновесие, упала на него сверху. Он тут же обнял ее, инстинктивно стремясь защитить, несмотря на собственную слабость.

Оказавшись в его объятиях, Блэр испытала мгновенное ощущение счастья. Его тепло приятно успокаивало. Она уже не боялась ни рева моря, ни волн, швырявших лодку из стороны в сторону, и с радостью переложила бы на Крэга заботу о своей безопасности, расслабившись в надежной гавани этих рук.

Но нет, расслабляться нельзя! Осторожно выбравшись из его объятий, Блэр посмотрела ему в лицо.

– Мне надо кое-что взять для тебя, – проговорила она и, держась за стенку, кинулась на камбуз.

Схватив губку, она смочила ее пресной водой и двинулась назад, к постели: «Если у него сотрясение мозга, ему нельзя давать спать».

Прикладывая губку к его голове, Блэр снова встретилась взглядом с желтыми глазами, в которых читалась любопытная смесь обожания и боли. «С ним все в порядке, иначе его взгляд не был бы таким осмысленным», – твердила она себе.

Склонившись над ним, девушка осторожно приподняла его голову и просунула прохладную мокрую губку ему под затылок. Крэг вдруг схватил ее за руку. Блэр вздрогнула, почувствовав его на удивление сильные пальцы на своем запястье.

– Со мной все в порядке, Блэр, – сердито буркнул он, ощупывая затылок, – ничего страшного не случилось. – Он попытался усмехнуться. – Принеси аптечку.

Крэг уже несколько раз доставал откуда-то аптечку, когда обрабатывал рану на ее ноге, но Блэр не знала, где он ее хранит.

– А где она?

Он слабо махнул рукой в сторону шкафа, стоявшего у стола. Спотыкаясь, но уже немного освоившись с сильной качкой, Блэр поспешила к шкафу.

Она нашла аптечку на самой нижней полке, но, потянувшись к коробке, задела щеколду задней стенки. Вторая дверца распахнулась…

И Блэр увидела пистолет. Калибром в девять миллиметров.

Девушка потрясенно смотрела на смертоносное оружие, сердце ее бешено колотилось. «А собственно, чему я так удивляюсь? – спросила она себя. – Ведь я знаю, что он преступник, а все преступники вооружены». О Господи, как же она ненавидела насилие!

Но Крэг… это не укладывалось у нее в голове. Она не могла поверить, что мужчина, лежавший сейчас у нее за спиной, хотел причинить ей зло. Пока они были вместе, он все время оберегал ее, окружал заботой и вниманием.

Она захлопнула потайную дверцу и поспешно вернулась к кровати. Крэг приподнялся на локте, выхватил у нее коробку и открыл крышку.

– Ляг, пожалуйста, на спину, – раздраженно потребовала Блэр. – Я сама могу взять то, что тебе нужно…

Но он уже нашел большую пластиковую капсулу, сильно сдавил ее в пальцах, и воздух наполнился едким запахом нашатыря. У Блэр перехватило дыхание, она отвернулась. Но Крэгу это явно помогло: на глазах обретя утраченные силы, он присел в постели и снова полез в аптечку. Найдя пузырек с таблетками, он высыпал две штуки себе на ладонь, проглотил их, ничем не запивая, поморщился и сунул в рот еще две таблетки. Покончив с этим, он устало откинул голову на подушку, пристроив мокрую губку себе под затылок, и опять взглянул на Блэр:

– Спасибо.

– За что? – спросила она, взволнованная взглядом, который, казалось, проникал в самые тайники ее души.

– За спасение, – кратко сказал он. Отвернувшись, Блэр закусила губу. Спасение? Но она сама виновата в том, что лебедка соскользнула и гик упал.

– Ты могла бросить меня и попытаться бежать, когда наладится погода.

Блэр равнодушно пожала плечами, решив ни за что не показывать ему своих настоящих чувств.

– Я хотела остаться в живых, Тейлор, только и всего. Каковы бы ни были мои планы – бежать или ждать, когда ты выполнишь свое обещание и вернешь меня домой, – сначала мне надо было остаться в живых.

Он удивленно приподнял бровь, но прекратил этот разговор. Его следующее слово застало ее врасплох.

– Раздевайся!

Блэр застыла как вкопанная.

– Послушай, Тейлор…

– Немедленно! – рявкнул он. – Не бойся, я не собираюсь посягать на твое прелестное тело. Но ты вся промокла, даже постель намочила. Тебе надо согреться. Одеяла лежат в заднем…

– Я знаю, где лежат одеяла, – резко перебила она и той же шаткой походкой направилась к дальней, кормовой части каюты.

Остановившись у шкафа, она постояла в нерешительности, потом повернулась к Крэгу спиной, разделась и завернулась в одеяло. Другое одеяло Блэр принесла ему.

Крэг смотрел на нее не отрываясь. В его львиных глазах горели золотые огоньки.

– Я и сам промок до нитки, – сообщил он.

37
{"b":"216","o":1}