A
A
1
2
3
...
41
42
43
...
61

Блэр решила взять то, что предлагал ей день сегодняшний. Ей больше не хотелось сдерживать свои чувства. Повернувшись к Крэгу спиной, она быстро разделась.

– Повернись ко мне, – хрипло прошептал он, и Блэр повиновалась.

Он тоже скинул с себя одежду – тихими, по-кошачьи мягкими движениями. Несколько мгновений они просто стояли и смотрели друг на друга.

«Дай мне налюбоваться на тот алтарь, где я буду отправлять священную службу», – мимолетно подумал Крэг и удивился своей поэтичности. Он очень изменился под влиянием этой женщины, в нем открылись такие грани, о которых он раньше и не подозревал. Она пленила его душу. И тело тоже.

Оба стояли, охваченные дрожью предвкушения и сознательно воздерживаясь от близости. Их медленные, томные поцелуи становились все более эротичными, они пробовали на вкус горевшую страстью плоть друг друга. Потом Блэр выгнулась ему навстречу.

Не помня себя, Крэг подхватил ее на руки и овладел ею раньше, чем опустил спиной на мягкий матрас. Сколько же ночей он лежал в этой постели, обнимая ее и томясь от неутоленного желания! Теперь ее охватил такой же огонь.

– Ты как пламя… – прошептал Крэг, устремив на нее нетерпеливый взгляд, который требовал полного раскрепощения. Он хотел, чтобы они без всякого смущения насладились друг другом. Его руки обхватили ее бедра. – Пламя, – повторил он. – Чудное волшебное пламя…

Время остановилось. Никакая другая сила не могла так увлечь Блэр, заставить забыть обо всем. В этот момент для нее не существовало ничего, кроме Крэга. Она чувствовала его, видела, слышала, осязала и обоняла. Он наполнил все ее существо. Они слились воедино, опьянев от неземного восторга.

Когда буря чувств и ощущений улеглась, Блэр не спешила отвернуться от Крэга. Она лежала, наслаждаясь чудесным мигом умиротворения, расслабленно опустив руку ему на грудь и зарывшись пальцами в рыжеватые волоски.

Он обнимал ее за плечи и смотрел ей в глаза. Оба утомленно улыбались.

Но тут послышались новые звуки.

Погруженные в свой особый мир, они не сразу поняли, в чем дело. Лишь через несколько мгновений Крэг вдруг резко отдернул пыльную штору на иллюминаторе и уставился на море.

– Вставай, – сказал он ледяным тоном.

Блэр с недоумением взглянула на Крэга, потрясенная его внезапной холодностью. Громкий звук показался ей смутно знакомым, но ей было слишком хорошо после любовной близости и не хотелось думать.

Крэг же весь подобрался и ощетинился. Он был удивлен и растерян не меньше Блэр, но в отличие от нее точно знал, что происходит.

Лицо его болезненно исказилось, а потом стало непроницаемо.

– Вставай! – резко повторил он, уже поднявшись с кровати и натягивая шорты и рубашку.

Его лицо опять напряглось и стало пугающе суровым. Блэр вскочила с кровати. От ленивой безмятежности не осталось и следа. Она поняла: что-то случилось. После сладких мгновений любви перемена в лице Крэга поразила ее, как удар.

Он уже оделся и направился к лестнице, а она еще возилась с джинсами. Наконец рывком застегнув «молнию», Блэр рванулась за ним.

– Что это? – спросила она с испугом.

Крэг Тейлор вдруг показался ей совершенно чужим человеком. Разве можно было вообразить, что этот бесчувственный сухарь, шагавший рядом, всего несколько мгновений назад был нежным и пылким мужчиной?

– А ты не знаешь? – Его глаза обдали ее холодом. – Это ваша свобода, миссис Тейл. Вы ведь так жаждали ее.

И тут она все поняла. Ну конечно! К ним приближалось судно – небольшой катер, который она увидела, поднявшись следом за ним на палубу. Блэр прочитала название: «ВЕТЕР. Военный корабль США». По левому борту сновали моряки.

Спасатели! О ней каким-то образом узнали и пришли, чтобы оказать помощь.

– Крэг, – сказала она дрогнувшим голосом, – не бойся. Наш уговор остается в силе. Не пытайся бежать: они тебя убьют. Я скажу им, что ты решил повиниться. Мы пойдем к моему отцу…

– Не волнуйся, – перебил он ровным тоном, – я ничего не буду предпринимать.

Блэр заглянула ему в глаза, отчаянно пытаясь найти объяснение этому ледяному, замкнутому спокойствию. И снова ей показалось, что перед ней незнакомец. Только что она отдалась совершенно чужому, равнодушному человеку, который встал из ее постели и превратился в жестокого врага.

– Эй там, на лодке!

Катер поравнялся с их бортом и заглушил мотор. Лодки подошли так близко, что чуть не столкнулись друг с другом. С катера перекинули канат.

На мгновение Блэр показалось, что Крэг сейчас схватит ее и прикроется ею, как щитом.

Но этого не случилось. Он прошел мимо и как ни в чем не бывало взял брошенный конец каната. Его лицо не выражало никаких эмоций, словно она была ему едва знакома. И тут Блэр поняла, что один из прибывших – ее отец. С улыбкой на лице он прыгнул с катера в их лоханку.

– Тейлор! – сказал Хантингтон, быстро пожимая Крэгу руку и оглядываясь в поисках дочери. Наконец он увидел ее и протянул к ней дрожащие руки. – Блэр, о Господи, Блэр!

Она застыла. Просто вросла в палубу. Ноги налились свинцом и перестали слушаться. Блэр никак не могла осознать увиденное. Уж не галлюцинация ли это? Она озадаченно заморгала.

Но это была не галлюцинация. Перед Ней стоял отец, и он назвал Крэга по имени.

Тут до нее дошло, что отец, весь дрожа, протягивает к ней руки.

– Папа! – воскликнула Блэр и бросилась в его объятия.

Он обнимал ее, гладил по волосам, касался пальцами лица. В этот момент она особенно остро почувствовала, что он уже немолод, что он боится и тревожится за нее.

Да, но откуда он знает Крэга?

Блэр отступила назад, глаза ее сузились.

– Что здесь происходит, черт возьми?! – спросила она, переводя подозрительный взгляд с одного мужчины на другого.

Она пыталась сдержаться, напоминая себе, что отец стар и измучен работой, но невольно заговорила с негодованием. Постепенно она начала понимать, в какое дурацкое положение себя поставила. О Господи, надо же быть такой идиоткой: отдать всю себя человеку, который, как она думала, из любви к ней готов изменить своим убеждениям!

– Что происходит, черт возьми?! – повторила она, срываясь на крик.

Крэг стоял невозмутимый и прямой, скрестив на груди руки и в упор глядя на Хантингтона. Было очевидно, что он не собирается отвечать на ее вопросы, предоставляя это начальству. У него был вид стороннего наблюдателя, которому просто любопытно знать, как старик будет выкручиваться.

Блэр тоже перевела глаза на отца и сердито спросила:

– Папа?

– Это долгая история, Блэр. Все держалось в тайне до девяти часов утра сегодняшнего дня. Тейлор работает на правительство…

– Понятно, – холодно перебила Блэр. В глазах у нее потемнело.

В голове крутились бессвязные мысли. Наверное, она должна была радоваться: ее похитил вовсе не террорист, здесь ее отец, она в безопасности. Все кончилось.

Странно, но никакой радости она не испытывала. Внизу, в каюте, влажные простыни еще хранили тепло их тел, а Крэг, оказывается, никогда и не нуждался в спасении. И не был террористом. Он секретный агент и все это время просто водил ее за нос, развлекался… О Боже, какой же она была доверчивой! Он, наверное, умирал от смеха, потешаясь над ее наивностью.

– Разведчик! – язвительно бросила девушка.

– Крэг – дипломат, Блэр, – сказал Хантингтон, с тревогой глядя на дочь, – из специального отдела.

– Дипломат? Ну-ну… – протянула она насмешливо. – Это что же, новая тактика американской дипломатии: ударом кулака лишать сознания невинных людей и увозить их на допотопных лодках?

Атмосфера накалялась. Хантингтон беспомощно взглянул на Крэга, но тот лишь пожал плечами.

– Тейлор выполнял мои непосредственные распоряжения. Операция была засекречена, поэтому ничего нельзя было объяснить. Он и сам не знал причины твоего похищения.

– Твои распоряжения?! – Блэр задохнулась. Ее похитили по приказу родного отца?

– Блэр… – Хантингтон смущенно вздохнул. – Как я уже сказал, это долгая, запутанная история. Нам еще надо добраться до Белиза, а потом несколько часов лететь домой. В дороге я все тебе объясню. Нас ждут. Ты готова?

42
{"b":"216","o":1}