ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Хантингтон пожал плечами.

– Все кончилось, Блэр, – повторил он за ней, отстраняясь, и улыбнулся. – Знаешь, милая, если бы все зависело только от меня, я и тогда бы велел Тейлору держать тебя в неведении, чтобы ты ни о чем не догадалась и не стала рваться ко мне. Если бы ты знала, что Крэг не причинит тебе серьезного вреда, то свела бы его с ума бесконечными попытками побега.

– Папа! – укоризненно воскликнула Блэр. – Неужели ты мне совсем не доверяешь?

Хантингтон снова пожал плечами.

– Впрочем, это не важно. Не я снабжаю задания грифом «Секретно».

– И ты не можешь нарушить секретность даже ради меня? – мягко спросила Блэр.

Хантингтон долго думал над ответом, но, отвечая, прямо смотрел в глаза дочери.

– Нет, Блэр. – Он вздохнул, и она увидела, как сильно он устал, сколько страха и тревог пришлось ему пережить из-за нее. – Я служу своей стране, – произнес он без пафоса, но с достоинством, – и хотя надо признать, что моральные принципы некоторых людей бывают весьма расплывчатыми, в своих я никогда не путаюсь. Ты мой единственный ребенок, Блэр, и я с радостью отдам за тебя жизнь. Не смотри на меня так. То же самое скажет любой отец. Я все еще надеюсь, что когда-нибудь ты сможешь в этом убедиться, но приказы правительства для меня закон.

Блэр коснулась его щеки. Глаза ее светились нежностью и гордостью.

– Понимаю, папа, и люблю тебя за это!

– То, что случилось, было неизбежным, – тихо сказал он, – но я сделал все от меня зависящее, чтобы свести риск к минимуму. Я затребовал Тейлора, потому что много лет наблюдал за ним и знал, что он лучше всех подходит для этого задания.

Блэр опустила глаза, встала с дивана и, по недавнему примеру отца, принялась расхаживать взад-вперед перед большим окном.

– Тейлор… – произнесла она задумчиво. – Да, Тейлор. Что ж, каковы бы ни были обстоятельства, ты мог не волноваться, что я сбегу от этого человека. По-моему, от него не сбежит даже танк Шермана.

– Скажи, Блэр, – неуверенно спросил Хантингтон, – он не обидел тебя?

«Ах, папа, – промелькнула у нее мысль, – ты даже не представляешь, как сильно он меня обидел!»

– Нет, – успокоила она его и добавила, поморщившись: – Можно сказать, что нет. – Удар в челюсть теперь казался сущим пустяком. – Но иногда мне было страшновато. Ох, папа, – раздраженно проговорила Блэр, – скажи, что вообще мы делаем в Центральной Америке? Хотя нет, не надо ничего говорить! – Она протестующе подняла руку. – Не желаю больше слышать это слово – «секретно»!

Хантингтон нахмурился и пристально посмотрел на дочь. Она старалась казаться беззаботной, чтобы не волновать его, но в глубине ее изумрудных глаз таились гнев и раздражение. Блэр восприняла его объяснения именно так, как он и ожидал: сухо, но с пониманием. Она осознала всю сложность ситуации и легко вошла в его положение: ведь ему приходилось заботиться не только о ее жизни, но и о жизнях других людей.

Теперь все позади. Она дома, в безопасности.

Он поцеловал ее в щеку.

– Я вовсе не собираюсь говорить «секретно». Твой вопрос – это тема для целой дискуссии. Я могу лишь сказать, что служу в государственном департаменте почти сорок лет и за это время нередко видел, как люди совершали ошибки. Часто бывало, что я не соглашался с политикой правительства. Но по роду своей службы я подчиняюсь людям, которые избраны большинством народа. Таковы правила игры. – Он замолчал и смущенно взглянул на дочь. – Так ты простила меня?

Блэр поцеловала отца в щеку.

– Мне не за что тебя прощать, папа. Я благодарна тебе за то, что жива, за то, что я здесь, с тобой.

Блэр вдруг почувствовала внезапный укол в сердце. Да, она благодарна отцу и рада быть рядом с ним. Но как же ей одиноко! С тех пор как она впервые увидела Крэга, не прошло и двух месяцев, а он стал центром ее жизни – ив любви, и в страсти, и в ненависти, и в ярости. Все последнее время, ложась спать, она знала, что скоро придет он и пристроится рядом. Теперь этого не будет.

Даже когда она потребовала, чтобы Крэг к ней не прикасался, он все равно был близко, в ее постели. Она спала до смешного крепко и к утру обязательно оказывалась в его крепких, надежных объятиях.

«Этот человек тебя одурачил», – напомнила она себе. Как будто прочитав мысли дочери, Хантингтон тихо сказал:

– Ты должна простить и Тейлора, Блэр. Ведь он не хотел участвовать в этом деле. Он был в ярости, когда мы послали его на это задание. Ему казалось, что его отправляют нянчиться с малым ребенком.

Превосходно, мстительно подумала Блэр. Значит, Тейлор не хотел иметь с ней дела? Ну что ж, ему удалось с ней поквитаться. Она пала жертвой его нелепого вранья и теперь, оглядываясь назад, особенно остро чувствовала свое унижение. О Боже, какой же она была дурой! Дурой и осталась, потому что даже сейчас все так же хотела его и любила.

Нет, твердо сказала она себе. Это хорошо, что он считал ее всего лишь «принцессой» – спесивой и взбалмошной. Он не любил ее, и слава Богу, потому что ей больше не выдержать мысли о том, что любимый человек постоянно подвергает себя опасности. Надо забыть Крэга, иначе опять придется жить в каждодневном, выматывающем душу страхе.

Тут Блэр заметила, что отец смотрит на нее с участливым интересом. Не желая, чтобы он читал ее мысли, она презрительно бросила:

– Интересно, какого рода дипломатией занимается Крэг Тейлор? Неужели среди дипломатов не осталось степенных, воспитанных людей?

Хантингтон слушал вопросы дочери с ощущением, что за ними кроется нечто большее. Она была умной женщиной и не стала бы обижаться на человека только за то, что тот выполнял свой долг. Он отвечал медленно, нерешительно, потому что, во-первых, в голове его уже зрела догадка, а во-вторых, ему было очень трудно объяснить, в чем, собственно, состояла суть работы Крэга Тейлора.

– Тейлор… э… он дипломат, который специализируется на сложных ситуациях.

– Ты хочешь сказать, опасных?

Хантингтон пожал плечами.

– Он хороший человек, – мягко добавил он.

«Кто бы спорил», – язвительно подумала Блэр.

– Да, – проговорила она, и в тоне предательски прорвалась затаенная боль. Она вымученно улыбнулась и протянула отцу пустой бокал. – Налей мне еще, пожалуйста, папа. Думаю, мне позволительно слегка захмелеть.

Захмелеть? Нет, ей хотелось напиться до одури, чтобы хоть на несколько часов забыть о случившемся, не думать о Крэге и избавиться от мучительного томления в крови.

– Конечно, милая, – согласился Хантингтон, стремительно встал с дивана и наполнил оба бокала, не забыв положить ей маслину. Подав дочери бокал, он открыл свой ониксовый портсигар, взял одну сигарету себе, а другую предложил ей.

– Нет, спасибо, папа, – сказала она и сухо добавила: – Разве ты не заметил? Я бросила курить.

Хантингтон удивленно приподнял брови. Блэр курила мало, но все ее предыдущие попытки бросить оканчивались ничем.

– Правда? Как же тебе это удалось?

Его дочь пожала плечами и слегка усмехнулась.

– Наверное, я просто собрала волю в кулак. – Она вдруг широко зевнула и виновато взглянула на отца. – Пожалуй, возьму это с собой наверх, – сказала она, кивнув на свой бокал, – подольше посижу в горячей ванне, а потом лягу спать. Трудно привыкнуть к смене часовых поясов.

Она вновь обняла отца и улыбнулась ему тепло и нежно.

– Спокойной ночи. – Блэр направилась к лестнице, ведущей на второй этаж – туда, где, по распоряжению отца, для нее всегда были готовы ванная комната и спальня.

– Блэр! – тихо окликнул Хантингтон, и она остановилась на полпути.

– Да, папа?

– Пожалуйста, не держи зла на Тейлора. Он действительно хороший человек.

Губы ее тронула слабая улыбка.

– Едва ли его волнует, держу я на него зло или нет. Мы с ним вряд ли когда-нибудь увидимся вновь. Но ты прав, папа, он хороший человек. Просто потрясающий. В следующий раз, если тебе опять понадобится кого-нибудь похитить, посылай только его. Ему бы надо дать прозвище Тейлор-варвар.

46
{"b":"216","o":1}