ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Плохо дело, принцесса, – сказал он, пожав плечами, – потому что тебе придется со мной поговорить независимо от того, хочешь ты этого или нет.

Он, все так же кружа Блэр в танце, вывел ее на террасу.

Крэг тянул се за собой до тех пор, пока не нашел уединенную скамью. Тут он силой усадил девушку, отпустил ее локоть и сунул руки в карманы, но перекрыл путь к отступлению, поставив перед ней согнутую в колене ногу и нависнув всем телом над скамьей.

Блэр была в ярости.

– Ладно, Тейлор, – прошипела она, разумно рассудив, что ее шансы на спасение равны нулю. – Ты хотел поговорить? Говори.

– Чудесная вечеринка, не правда ли? – протянул он, насмешливо вскинув бровь.

– Да, – огрызнулась она. – Это все? Я могу идти?

– Нет, не все, – возразил он, и насмешка в его глазах сменилась бушующим огнем. – Ты говорила, что любишь меня, Блэр. – Он мрачно усмехнулся. – И даже обещала ждать меня из тюрьмы. Что же случилось? Ты хотела исправить террориста, а государственного служащего, значит, любить не можешь? В чем дело? Тебе не удалось поиграть в филантропию? Ты не можешь жить без самоотречения?

– Что?! – воскликнула Блэр, ошеломленная этим выпадом.

Она начала подниматься, но он опустил руку ей на плечо. Она стряхнула ее, снова села, вся кипя от злости, и разразилась потоком слов:

– Ты ненормальный, Тейлор. Я ничего не имею против твоей работы. Можешь играть в Джеймса Бонда, сколько влезет, пока тебя не убьют. Я даже пришлю цветы на твои похороны. Но твоя персона не стоит особого внимания. Мне известно, кто ты такой – послушный исполнитель чужих приказов. Я презираю тебя, Тейлор! Ты сделал из меня дуру, использовал меня, обманул…

– Нет, постой! – взревел Крэг, упершись локтем в колено и вплотную приблизив к ней свое суровое лицо. – Я не мог сказать тебе правду, Блэр, и ты это прекрасно знаешь, черт возьми!

– Потому что ты – жалкий исполнитель! – Она не была уверена в разумности собственных доводов, но ее сердце разрывалось от самых противоречивых чувств и она страшилась даже думать о том, что у них могут возникнуть серьезные отношения. – Ладно, ты работал на моего отца, но ты все-таки мог успокоить меня, намекнуть на то, кто ты есть на самом деле. Вместо этого ты водил меня за нос. Я вела себя как идиотка, а ты смотрел и забавлялся.

– Я вовсе не забавлялся, Блэр, я…

– Выполнял приказы! – крикнула она. Она чувствовала себя заведенной, как механизм сломанных часов, которые не остановятся до тех пор, пока не раскрутится пружина. – А тебе никогда не приходило в голову, что эти приказы могут быть неправильными? Или ты настолько привык действовать по указке свыше, что уже не имеешь собственного мнения?

– Да! – взорвался Крэг. – Да, миссис Тейл, иногда я бываю не согласен с директивами начальства. И вы правы, миссис Тейл, я работаю на правительство, а мои начальники иногда допускают ошибки. Эта система несовершенна. Но я далеко не новичок, миссис Тейл, и знаю, что, при всем своем несовершенстве, система работает. Я всегда довожу свое мнение до руководства, а когда ко мне приходят мои подчиненные, выслушиваю их мнение. Но я нахожусь на этой должности, потому что у меня есть опыт и я умею принимать правильные решения. А твой отец и Меррил занимают свои посты, потому что разбираются в своей работе, и это далось им годами упорного труда. Ты не можешь не признать, принцесса, что на сей раз они провели операцию безукоризненно: ни с чьей головы не упал ни один волосок, а стоило чуть оступиться – и мог разгореться международный скандал.

Блэр замолчала. Он прав, тысячу раз прав. Но она не могла заставить себя это признать. Крэг опять назвал ее принцессой, и в тоне его сквозило презрение. Он заявил, что она должна его любить, а сам даже словом не обмолвился о своих чувствах.

Они были так близко друг к другу, что дыхание их смешивалось. Блэр смотрела ему в глаза и хотела лишь одного: забыть и обман прошлого, и страх перед будущим, прижать свои губы к его губам, растворившись в пламени поцелуя. «Нет, – умоляла она себя, – пожалуйста, не поддавайся ему!»

– Тейлор, – резко сказала она, – тебе совсем не обязательно было так со мной поступать. Ты позволил мне думать, что я нахожусь в руках у террориста, а потом… – Она задохнулась, не в силах напомнить ему о том, что он держал ее в своих объятиях, а она была так влюблена, что отдавалась своему похитителю. – Ладно, это не важно! Оставь меня в покое и отправляйся на очередное задание, Джеймс Бонд. Я не хочу быть рядом с тобой.

Крэг все так же внимательно смотрел на нее, но внезапно в глазах его погасли искры гнева и зажглись веселые огоньки.

– Ты все еще любишь меня, – произнес он, и если бы она не знала его лучше, то могла бы подумать, что в его насмешливом тоне промелькнула радость.

– Нет!

– Ты любила меня. Ты сама мне об этом говорила.

– Я была ослеплена, – возразила Блэр, чувствуя, как гулко бьется сердце в груди, и надеясь, что он не прочтет ее мысли своими львиными глазами, которые видели ее насквозь. – Я быстро влюбилась в тебя и так же быстро разлюбила, Тейлор. Это было сексуальное влечение, – холодно бросила она, горько улыбнувшись. – Я не сомневаюсь, что для тебя я всего лишь одна из многих.

– Вот как? – В лице Крэга не осталось и следа злости. Казалось, его забавляет этот разговор. Он отстранился от девушки и, вновь упершись локтем в согнутое колено, загадочно ухмыльнулся. – Продолжайте, миссис Тейл, – попросил он, – я еще никогда не слышал, как мой характер анализирует психолог.

Раздраженная его внезапной переменой и уверенная, что он над ней насмехается, Блэр заморгала, лихорадочно подыскивая подходящий ответ.

– Не надо быть психологом, чтобы назвать твое поведение бессовестным обманом, Тейлор.

– Конечно, мэм, – сказал Крэг смиренно, но в глазах его все так же плясали веселые огоньки.

«Он опять издевается!» – в гневе подумала Блэр.

– Ты лживый притворщик. И мне плевать, что ты работаешь на правительство! – воскликнула она.

– Конечно, мэм, – повторил Крэг.

Ухмылка его стала шире, лицо повеселело. Он уже не сомневался в исходе их отношений. Однако сейчас он не мог ничего предлагать и обещать, потому что завтра ему предстояло уехать. Сегодня вечером он мог лишь брать, умолять и говорить. Впервые в жизни он боялся не вернуться с задания. При мысли об этом его бросало в дрожь. Он так сильно хотел связать жизнь со своей принцессой – с женщиной, которая сейчас смотрела на него, возмущаясь его поведением. Она и впрямь была сегодня принцессой – американской принцессой, облаченной в королевское бархатное платье. Ее грудь слегка вздымалась от волнения, сводя его с ума. Ее тонкие черты были нежны и прекрасны, как хрусталь, но в отличие от хрусталя светились теплом и живым умом. «Забудь про завтрашний день, возьми все, что можешь, сегодня. Заставь ее ждать тебя».

– Я не люблю тебя, Тейлор. Ты мне безразличен. И всегда был безразличен. Дойдет это до тебя когда-нибудь? – спросила она.

– Разумеется, мэм! – подхватил Крэг. Для начала надо было ее успокоить. – Ты совершенно права, любовь моя.

– Я не твоя любовь, – огрызнулась Блэр, – и больше не собираюсь тебя потешать.

– И не потешай, – сказал Крэг. Голос его стал серьезным, на лице появилась задумчивая, совсем не насмешливая улыбка.

– Что? – проговорила Блэр, вновь растерявшись.

– Не потешай, – тихо повторил Крэг, опять нагнувшись к девушке. – Возбуждай меня, дразни, мучай… целуй.

Его хрипловатый бархатный баритон ласкал ее слух, теплое дыхание касалось лица. Она не могла оторвать взгляда от этих золотистых глаз, похожих на два ослепительных солнышка. Он нагнулся еще ниже, Блэр не шелохнулась – ее точно парализовало. Но тут он приник губами к ее губам, и холод растаял, растворился в жаркой волне огня. Этот поцелуй был легким, как дуновение ветра. Его язык медленно прошелся по контуру ее губ, смакуя их сладкий нектар. Так ценитель вин задерживает первый глоток во рту, чтобы прочувствовать тонкий букет, прежде чем сполна насладиться напитком.

49
{"b":"216","o":1}